Рейтинг@Mail.ru
Кофе-брейк

Ралли или рейд?

КАМАЗ уступил первое место на самом необычном «Дакаре»

Соперники не смогли простить прошлогодний триумф экипажей «КАМАЗ-Мастер», спонсором которых выступает ВТБ. Тогда российские пилоты заняли все три ступени пьедестала, что стало настоящим вызовом для остальных. У многих команд стремление прервать гегемонию наших грузовиков на «Дакаре» давно переросло, по сути, в идею фикс. Вольно или невольно в этом году им помогли организаторы гонки. Маршрут «Дакара-2016» получился настолько необычным, что многие засомневались: ралли-рейд ли это?


Текст: Леонид Климанович. Фото: «КАМАЗ-Мастер»

Отложенный старт

Можно, конечно, искать заговоры – дескать, организаторам невыгодно, когда главенствует одна команда. Падает зрительский интерес, поэтому лидерам строят козни. Такое тоже случалось. Но в этом году были и объективные обстоятельства: от проведения «Дакара» неожиданно отказались власти Чили, на чьей территории расположена почти вся пустыня Атакама. Маршрут пришлось срочно перекраивать, прокладывая путь только по Боливии и Аргентине. Организаторы старались как могли сделать гонку сложной и разнообразной, предложили, как никогда, много высокогорных этапов. Но полноценную замену пустыне найти так и не удалось.



Для повышения зрительского интереса в первый день гонки был устроен 11-километровый пролог, игравший роль своеобразной квалификации. Время, показанное на нем, не шло в общий зачет, а занятые места лишь определяли порядок старта на первом «боевом» этапе. Идея, как и предполагалось, собрала много зрителей. Но закончилось все не так, как ожидали: китаянка Гуо Мейлин, пилотировавшая MINI, после одного из трамплинов не удержала машину и вылетела в толпу. Пострадали 10 человек, гонку остановили. Для всех, кто должен был стартовать следом, пролог был отменен. Стало быть, для грузовиков гонка так и не началась.

Первый этап тоже пришлось пропустить: сильнейший ливень превратил дороги в реки, сделав их непроходимыми для мотоциклов, «квадриков» и джипов. Грузовики теоретически смогли бы проехать. Но из-за грозы отменили полеты медицинских вертолетов, а начинать гонку без них запрещено. В результате грузовики отправились из Росарио в Вилья-Карлос-Пас по шоссе вместе с автомобилями обслуживания.



Время вперед, время назад

Следующие два этапа проходили по извилистым быстрым дорогам, больше похожим на спецучастки классического ралли. Здесь правили бал соперники пилотов КАМАЗов – голландцы Ханс Стейси и Питер Верслёйс, которых разделяли мизерные 26 секунд. Следом – аргентинец Федерико Вильягра, перешедший в рейды из классического ралли. Эдуард Николаев занял лишь восьмую строчку с отставанием от лидера в 15 минут. Айрат Мардеев и вовсе проигрывал 29 минут! 

Как такое могло произойти? Выяснилось: организаторы что-то напутали и разобрались лишь к утру. Мардееву «вернули» 25 минут, Каргинову – 10. 



Вообще, нынешний «Дакар», похоже, поставил антирекорд по числу погрешностей в хронометраже и прочих судейских ошибок. Как шутили участники, «не спеши верить тому, что ты видишь в протоколе вечером после финиша, – к утру все может измениться самым неожиданным образом». Российский квадроциклист Сергей Карякин практически каждый день, вернее, каждую ночь отвоевывал «украденные» минуты. Чаще всего вернуть их удавалось. Но вот часы сна, которые приходилось на это тратить, никто не компенсировал. Ралли-рейд и так непростое испытание для квадроциклистов, а каково ехать сложнейшие этапы, когда хронически не высыпаешься… 

Самый опытный гонщик ралли «Дакар»

Йошимасу Сугавара
Возраст – 75 лет

Количество стартов в «Дакаре» – 34 (с 1983 по 2016 год)

Количество финишей подряд – 20 (с 1989 по 2009 год)

Первый пилот в истории «Дакара», выходивший на старт в трех гоночных классах: мотоцикл, автомобиль и грузовик. Любит шутить, что так долго продержаться в гонках ему помогли табак и пиво.

 


Счет на минуты 

Переломить ситуацию россиянам удалось лишь ближе к «экватору» гонки. На пятом этапе первым финишировал Эдуард Николаев, опережая чеха Мартина Коломы на 2,5 минуты. В общем зачете экипаж Николаева поднялся на седьмую строчку, проигрывая лидеру чуть больше 11 минут. Мардеев – пятый, с отрывом от лидера меньше 9 минут. Первым шел дебютант «Дакара» аргентинец Федерико Вильягра. 

Разрывы в первой тройке были совсем не рейдовые: Питер Верслёйс уступил 5 секунд, Ханс Стейси – 21. Первые восемь экипажей после пяти этапов уместились в 11 минут 28 секунд! А ведь позади уже почти полпути. Вильягра в интервью признался, что это большая неожиданность. Но пока он был на своей территории: дороги, по которым проходила первая половина гонки, напоминают раллийные спецучастки и очень далеки от ралли-рейдовых. 

Все ждали традиционного бездорожья в пустыне, но и эта часть трассы не внесла существенных изменений. Грузовики проехали всего 292 «боевых» километра по солончаку Уюни. По признанию камазовцев, на этапе было много длинных прямых участков, где все шли «на ограничителе» 140 км/ч. Что-либо отыграть в такой ситуации просто нереально. Но оступились Ханс Стейси и Федерико Вильягра, а Николаев и Мардеев переместились на третье и четвертое места по итогам семи этапов. 

Не только «Дакар»

Антон Шибалов: «В Африке как-то комфортнее, по-семейному»

Практически одновременно в Африке проходила гонка Africa Eco Race, маршрут которой проложен по местам «Дакара» 2008 года. КАМАЗ выставил на африканскую гонку две машины. Победитель гонки Антон Шибалов, принимавший участие и в «Дакаре», проходящем в Южной Америке сравнил эти два соревнования.

 

Антон, велика ли разница между африканской и южноамериканской гонками?

Разница большая. В Африке практически вся гонка проходит по пустыне, много бездорожья, песка, горные участки совсем короткие. Там легче обгонять, потому что широко, дороги как таковой нет, просто направление. Очень сложна навигация, легко заблудиться, от штурмана требуется изрядное мастерство. В Сахаре в это время года зима, ночью температура падает даже ниже нуля, а днем не так уж и жарко. В Южной Америке в январе самое пекло, и людям тяжелее, и машинам, плюс высокогорье, а в Африке просто нет таких высоких гор. Сами трассы отличаются: на «Дакаре» пустыни в этом году было совсем немного, соответственно, сложной навигации нет, заблудиться просто негде. Во-вторых, атмосфера разная. В Африке все как-то комфортнее, по-семейному что ли, нет такого прессинга, как в Южной Америке. Сохранился тот самый дух «Дакара», о котором столько говорят. Все друг другу помогают. Например, у чеха Томичека сломалась техничка, а она везла в том числе и запас шин. Так все ему отдавали свои колеса, пусть и не новые, но еще вполне годные, другими какими-то вещами помогали.

 

Но и конкуренция в Африке ниже?

Соперников меньше. Но все они сильные, опытные, и бороться с ними непросто. Гонка длится две недели, и очень важно самому не терять концентрацию, не допускать ошибок. Любая авария или поломка сразу отбрасывает тебя не только с первого места, но и вообще с подиума. Africa Eco Race – совсем не прогулка.

 

Где больше хотелось бы гонять: в Африке или в Америке?

Везде по-своему интересно. В Африке очень комфортно, отличная атмосфера, но в какой-то момент ловишь себя на мысли, что скучаешь по южноамериканскому прессингу, адреналину.

 




Владимир Чагин: «Три года мы не подпускали соперников к первому месту, а два раза – даже к подиуму. Все готовились, и в 2016 году удача – на стороне наших конкурентов. Пусть порадуются их болельщики и партнеры, но мы постараемся, чтобы так было недолго»

Наконец-то съехали с дороги

И только восьмой этап, первый после дня отдыха, наконец-то заставил вспомнить настоящие ралли-рейды. Примерно две трети из 400-километрового участка пилотам пришлось проехать по бездорожью, решая попутно навигационные головоломки от организаторов. И сразу же ситуация изменилась. На второе место поднялся Эдуард Николаев, теперь уступающий де Рою меньше 8 минут. Отлично шел по дистанции Айрат Мардеев, но в конце спецучастка вынужден был замедлиться и потерял около 15 минут. 

На десятом этапе Николаев бросился в атаку и к середине спецучастка отыграл больше половины отставания от де Роя. Но удача оказалась явно не на нашей стороне: на одной из дюн Эдуард «уронил» КАМАЗ на бок, и это стоило ему трех часов. Зато удачно провел этап Айрат Мардеев и вышел на второе место. Да, де Роя уже было не догнать – до него больше часа, но «серебро» удержать вполне реально. 

Ближе к финишу – типичные гоночные шахматы. Де Рой не рисковал, отдавая соперникам победы на этапах, но не подпускал Мардеева близко. Наш пилот сосредоточился на удержании позиции. Не рисковал и Вильягра, понимая, что россиянина не догнать, а третьему месту никто не угрожал. Так и финишировали. 

Как бы то ни было, КАМАЗ вновь на подиуме. Даже в таких совсем не типичных условиях россияне подтвердили свое мастерство. Подводя итоги, Владимир Чагин сказал: «Три года мы не подпускали соперников к первому месту, а два раза – даже к подиуму. Все готовились, и в 2016 году удача – на стороне наших конкурентов. Пусть порадуются их болельщики и партнеры, но мы постараемся, чтобы так было недолго». Команда над этим уже работает: совещание по следам «Дакара» провели на следующий день после прилета из Буэнос-Айреса. У хороших команд подготовка к следующей гонке начинается сразу же после финиша предыдущей.

Владимир Чагин поздравляет своего давнего соперника Жерара де Роя с победой

Женское лицо «Дакара»

Женщины участвуют в «Дакаре» с самого начала его проведения – с 1979 года. Правда, выиграть «Дакар» женщине удалось лишь однажды – в 2001 году победила немка Ютта Кляйншмидт. Звезда ралли-рейдов Жан Луи Шлессер, называвший Ютту своей лучшей ученицей, не верил, что женщина может выиграть, и заявил, что если это произойдет, он наденет юбку. Ютта стала первой, причем опередив как раз Шлессера, но вот надел ли Жан Луи юбку – история умалчивает.

 

Резервы КАМАЗа

Айрат Мардеев проанализировал для «Энергии успеха» нетипичный «Дакар-2016» и оценил, какие резервы есть у команды.

Айрат Мардеев –
пилот команды «КАМАЗ-Мастер»

Круиз-контроль

Кроме ограничений максимальной скорости 140 км/ч (для грузовиков), в этом году на трассе было очень много ограничений 50 и даже 30 км/ч при проезде достаточно протяженных населенных пунктов. За превышение скорости – драконовские штрафы в виде дополнительного времени. На КАМАЗах установлен круиз-контроль, позволяющий держать ровно 140 км/ч, а у соперников дополнительно есть настройки на 30 и 50 км/ч. Иногда в населенных пунктах соперники отыгрывали по 500–700 метров только за счет работы круиз-контроля. Теперь представьте, что таких ограничений на каждом спецучастке по десять штук, а спецучастков – больше десятка. Это уже не секунды и даже не минуты – это десятки минут! 

Шасси

КАМАЗ по-прежнему сильнее всех на бездорожье, но уступает на скоростных трассах, которых на нынешнем, странном «Дакаре» было большинство. Для быстрых участков нужны жесткие регулировки подвески, позволяющие увереннее проходить повороты. Но они не позволят быстро ехать по пескам и бездорожью: подвеска не сможет «облизывать» неровности. Менять же установки перед каждым этапом, выбирая более подходящие под конкретные условия, пока не в традициях «Дакара». Может быть, на следующий год мы увидим и такое.

То же касается и шин. Соперники использовали покрышки большего посадочного диаметра, с низким профилем и более жесткой боковиной. На них машина ведет себя стабильнее в скоростных поворотах, но они закапываются в песке, потому что при снижении давления не так хорошо «распластываются» по мягкому грунту. Количество шин, которые может взять с собой команда, ограничено тем, сколько смогут увезти с собой технички, а так как особенности маршрута организаторы заранее не сообщают, можно и не угадать, сколько каких шин может понадобиться. 



Двигатель

На «раллийных» спецучастках важнее всего разгон из медленных поворотов и эффективное торможение. В этих компонентах моторы Liebherr, установленные на КАМАЗах, пока немного уступают соперникам, особенно в торможении. Конкуренты используют более эффективные моторные тормоза, развивающие мощность до 600 кВт. У них эта система встроена в моторы изначально. На Liebherr моторный тормоз пришлось устанавливать как опцию, и его эффективность вдвое ниже – он развивает всего 300 кВт. 
А еще моторный тормоз на КАМАЗах «усыпляет» турбину, и после каждого торможения двигатель развивает полную мощность не сразу, а с небольшой задержкой. Если поднять мощность моторного тормоза и ликвидировать «турбояму», можно заметно подтянуться к конкурентам. Ну и задачу сделать мотор мощнее тоже никто не отменял.

Подготовка экипажей

В нынешнем году внедорожные участки, где КАМАЗ имеет преимущество, составляли не больше четверти дистанции. А вот на дорогах экипажи, имеющие раллийную подготовку, ехали быстрее. Причем это касается навыков не только пилотов, но и штурманов. Среди иностранцев есть специалисты, которые по спутниковым снимкам Google «проезжали» накануне старта каждый спецучасток и вносили в легенду ключевые особенности дистанции гораздо подробнее, чем это делали организаторы. А затем в процессе гонки безошибочно вели пилота по трассе, сообщая ему, где нужно притормозить, а где можно не сбрасывать скорость. Научиться так ездить – еще один резерв повышения скорости для КАМАЗа. 

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск