Рейтинг@Mail.ru
Курс

Качественный рост

Михаил Якунин: «По некоторым направлениям повторно анализируем целесообразность выхода»

Эффективность – основной критерий, в соответствии с которым развивается международное направление ВТБ. Согласно новой стратегии банка, утвержденной в прошлом году, бизнес сейчас в большей степени фокусируется на рентабельности и прибыли, а не на росте активов любой ценой. О том, какие коррективы в работу вносят геополитика и новая экономическая ситуация, рассказал старший вице-президент ВТБ – руководитель департамента дочерних компаний Михаил Якунин.
Фото: АЛЕКСЕЙ РЕЗВЫХ

МИХАИЛ ЯКУНИН: «ПОКА МЫ ПЛАНИРУЕМ ПРИБЫЛЬ, 
НО ЖИЗНЬ – ВЕЩЬ СЛОЖНАЯ. И ЭТО, КОНЕЧНО, БЕЗ УЧЕТА УКРАИНЫ»

По материалам «Интерфакса»

 

Группа ВТБ собирается корректировать стратегию развития международного бизнеса в условиях кризиса и санкций?

В большинстве стран, где мы присутствуем, в целом макроэкономика находится в достаточно хорошем состоянии. Я только что вернулся из Грузии, там рост ВВП составляет 5%. Наш банк в Грузии сейчас вышел на первое место среди дочерних банков по возврату на капитал: показатель ROE здесь достигает порядка 20%. Почему не развивать бизнес при таких условиях?

Как раз наличие зарубежной сети дает нам определенный баланс. Если какая-то из экономик в определенный момент времени испытывает трудности, то положение дел в других странах позволяет балансировать, так как одновременно весь мир все равно не подвергается одним и тем же воздействиям. Если посмотреть на результаты за 10 месяцев, то около 8,2 млрд руб. чистой прибыли принесли зарубежные банки, без учета Украины. Рентабельность капитала в среднем по международной сети составляет более 10%, это хорошее достижение.

Кроме эффективности мы акцентируем внимание на вещах, связанных с фондированием. Деятельность банков должна быть сбалансированной, они должны собирать ликвидность на своих рынках и там же раздавать ее, чтобы избежать конструкции: взял деньги от «мамы» и раздал на местном рынке. При этом мы, конечно, поддерживаем наши «дочки»; все наши банки выполняют требования по достаточности капитала. За прошлый год в общей сложности мы докапитализировали всю заграничную сеть на сумму порядка $200 млн.

 

Есть страны, из которых ВТБ планирует уйти?

Наша новая стратегия разрабатывалась до введения санкций, поэтому, конечно, сейчас мы по некоторым направлениям повторно анализируем целесообразность выхода. Например, летом этого года Набсовет принял решение о выходе из Индии. Однако ввиду всей геополитической ситуации мы сейчас, прежде чем окончательно это реализовать, делаем дополнительный анализ. И, возможно, выдвинем какое-то другое предложение по данной территории.

 

Каковы перспективы у сербской «дочки» с учетом того, что произошли кардинальные изменения в проекте «Южный поток»?

В настоящий момент мы с сербским банком активно работаем, развиваем его. Понятно, что в существующих геополитических условиях, даже если мы хотели бы его продать, это было бы сделать очень сложно. Сейчас у нас есть ряд российских клиентов, в том числе мы работаем с РЖД, обслуживаем действующие там проекты.

 

А вы решили судьбу вьетнамского банка?

По Вьетнаму финальных решений еще нет, работаем вместе с нашим парт­нером. Банк развивается, расширяет продуктовый ряд. Уже два года у ВРБ положительный финансовый результат. Мы сейчас обсуждаем различные варианты дальнейшего присутствия. На рынке финансовых услуг Вьетнама еще достаточно ниш и сегментов для развития. Вьетнам – первое государство, с которым Таможенный союз начал диалог о зоне свободной торговли. Сегодня этот процесс в завершающей стадии. И для нас здесь важно найти максимально эффективную для группы форму с точки зрения возврата вложенных средств. Кроме того, немаловажную роль играет возможность банковского обслуживания трансграничных экономических отношений стран присутствия группы ВТБ. Например, у Вьетнама хорошие экономические связи с Индией.

 

Как развивается китайский филиал ВТБ?

Наш филиал в Шанхае испытал приток внимания. Мы заняли 70-е место среди всех банков Китая в целом по валютно-обменным операциям, притом что в Китае весь иностранный сектор меньше 2%. У нас есть точечные направления, где мы занимаем достаточно серьезные позиции. Например, наш филиал – ­абсолютный лидер по операциям «рубль – юань». В прошлом году мы получили полную лицензию на работу с юанями. И продолжаем расширять линейку, в том числе за счет продуктов и услуг на валютном рынке и рынках капитала.

 

Как поживают европейские «дочки»? Требуется ли им докапитализация в связи с ужесточением надзора за крупными европейскими банками?

Нас сейчас отнесли к категории системных банков Европейского союза, поэтому с ноября 2014 года мы находимся под регулированием ЕЦБ, который проводит регулярные стресс-тесты. С точки зрения базовых нормативов мы полностью выполняем все требования. Кроме того, в 2015 году планируем продолжать оказывать услуги по депозитным операциям для физлиц в наших европейских «дочках». При этом приоритетом будут не объемные показатели, а качество обслуживания, ведь именно это и позволило нам развить бренд ВТБ в Европе и привлечь более 125 000 клиентов. Объем привлеченных средств по проекту ВТБ Direct в Европе (Германия, Франция) превышает 3,5 млрд евро.

 

Поговорим об СНГ. Как вы оцениваете положение «дочек» в Белоруссии и Казахстане?

Темпы роста нашего бизнеса в Белоруссии составляют порядка 20%. В декабре мы докапитализировали банк на сумму около $32 млн в национальной валюте, сейчас он имеет возможность расти и дальше. Но надо понимать, что до последнего времени со стороны Нацбанка Белоруссии было ограничение по росту портфеля – порядка 1% в месяц, чтобы не было избытка денег в экономике.

В Казахстане у нас был стартап с нуля, в позапрошлом году он прошел нулевую точку, в этом году банк показал возврат на капитал. Понятно, что пока требовать ROE 15% еще рано, но они в целом уверенно идут, рынок там достаточно сбалансированный, банк практически полностью самофондируется, привлекая ликвидность на местном рынке.

 

Будет ли международный бизнес ВТБ прибыльным в этом году?

Пока мы планируем прибыль, но жизнь – вещь сложная. И это, конечно, без учета Украины.

 

Кстати, зачем вы докапитализировали украинскую «дочку»?

Это важное решение принималось прежде всего для развития нашего бизнеса на Украине. Для нас очень значимой является финансовая стабильность этой страны. Очевидно, что без российских банков невозможно долгосрочное и устойчивое развитие Украины. Принимаемые меры обеспечивают нам доверие украинских клиентов. Докапитализация была необходима и для того, чтобы выполнять требования Нацбанка Украины. Все крупнейшие банки прошли стресс-тесты, и это тоже было требованием международных организаций для выделения средств на поддержку страны.

 

Выходит, в текущем году ВТБ не намерен уходить из стран присутствия?

В 2015 году, я думаю, нет. Первое: у нас поменялись геополитика и экономика. Второй фактор: выход любой ценой – это бессмысленно. Если даже откуда-то уходить, то это должно быть экономически оправданным действием, мы должны получить от этого понятные деньги.

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск