Рейтинг@Mail.ru
Страна

Белое золото Талдыкоргана

Как родился «соевый» бум на юго-востоке Казахстана

ВТБ в Казахстане охотно поддерживает местных предпринимателей, особенно тех, кто активно внедряет инновационные технологии. Один из ярких примеров – ТОО «Уыз Май Industry», которое является обладателем уникальных для республики знаний по переработке сои и фактически контролирует весь казахстанский рынок поставок корма для птиц.

Текст Сергей Артемов. Фото Юрий Чичков

Золотая жила

История успеха соевого короля Казахстана Кайрата Копесова началась в 1990-х годах с небольшой сети АЗС и оптовых поставок нефтепродуктов. Бывший инженер-строитель из Восточного Казахстана не боялся проблем, быстро учился азам предпринимательства и всегда искал нестандартные решения при ведении дел.

Крупные нефтегазовые государственные компании, как известно, дремали недолго, давление на небольших игроков топливного рынка постоянно росло. Стало ясно, что нефтяные «генералы» куском пирога ни с кем делиться не собираются. Надо было срочно искать незанятую нишу или новый рынок, где, как говорится, кто первый встал – того и тапочки.

Найти свою «золотую жилу» бизнесмену помог случай. В рамках диверсификации бизнеса Копесов поставлял небольшие партии фуражной пшеницы для Восточно-Казахстанского мукомольно-комбикормового комбината и Усть-Каменогорской птицефабрики. На последней он познакомился с топ-менеджером из Англии и главным технологом из Голландии. Встреча оказалась судьбоносной. Иностранцы подарили ему блестящую идею: первым в республике наладить выпуск полножирной сои, которая дешевле и питательнее аналогов – соевого шрота и подсолнечного концентрата. Так родилась компания ТОО «Уыз Май Industry» («Уыз» в переводе с казахского – белок, «Май» – жир).



Кайрат Копесов: «Удачливых бизнесменов объединяют несколько редких качеств: они осторожны, амбициозны, но при этом не боятся проиграть. Как говорится, смелость города берет!»

С местом под строительство завода проблем не было: единственным регионом в Казахстане, где соя давала хорошие урожаи, была Алматинская область, точнее, ее центр – город Талдыкорган. Здесь плодородная почва, жаркий климат, рядом горные реки. «А соя – культура нежная, от солнца и воды наливается, словно яблочко», – делится предприниматель. 

Отметим, что в советские времена предпринимались попытки культивировать сою в этом регионе, но дело по разным причинам не пошло. Возможно, сказалось отсутствие развитой дренажной системы и заинтересованности у местных крестьян. После остановки местного сахарного завода и развития ирригационной системы ситуация переменилась: крестьяне вдруг в массовом порядке стали вместо свеклы сеять на своих участках сою, тем более что теперь было кому ее сдавать.

Рядом с Талдыкорганом выросло небольшое производство по переработке сои. Находящиеся неподалеку птицефабрики присмотрелись к новому продукту и довольно быстро оценили замену ингредиентов в кормах. У ворот мини-завода образовалась очередь, действующих мощностей явно не хватало: ежедневно удавалось выпускать только 5 тонн сои-бобов. Для более массового выпуска нужны были солидные инвестиции.



Лучшие друзья

«Удачливых бизнесменов объединяют несколько редких качеств: они осторожны, амбициозны, но при этом не боятся проиграть. Как говорится, смелость города берет!» – делится предпринимательским опытом Копесов. Тщательно взвесив все «за» и «против», бизнесмен пошел в банк. А вскоре на выставке в Москве заключил контракт на поставку оборудования голландской компании Otto Wanger стоимостью около 1 млн евро. 

На технологиях и масштабах он решил не экономить, ведь размах и качество товара – лучшие друзья успешного предпринимателя. Его выбор пал на ноу-хау – кормовую полножирную сою – осознанно. Этот инновационный продукт только начинал покорение южной Европы. Для Средней Азии он был в диковинку. 

Надо сказать, что как раз полножирная соя в свое время стала для сельского хозяйства настоящим спасением. Ученые долго бились над тем, как устранить дефицит протеина и энергии в корме. Животным не хватало этих важных веществ для хорошего развития, а закармливать существующими комбикормами было дорого и неэффективно. Такая ситуация серьезно сдерживала развитие отрасли.

Ольга Емельянова
Любопытно, что первые исследования возможности использования полужирной сои для кормления животных и птицы были проведены еще в 70-х годах прошлого века. Но в тот период колхозы могли себе позволить кормить подопечных зерном, так что соя была интересна сельскому хозяйству разве что с научной точки зрения. О ней вспомнили в начале нулевых, когда зерно стало под стать своему цвету – золотым. Кроме цены в соевых бобах есть еще одно преимущество – пищевая ценность. В них содержится большое количество масла и белка. Полножирную сою охотно используют сельхозпроизводители в США, КНР, Великобритании, Франции, Германии и Голландии. А теперь и в Казахстане.

Кайрат Копесов открыл свой новый, современный завод по переработке сои-бобов вблизи Талдыкоргана в 2010 году. Старт-апу сильно помогла государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана. Компания была включена в список 72 прорывных проектов 2010 года и получила льготу на уплату НДС как переработчик сельскохозяйственного сырья. Подставили плечо и представители акимата: местные власти поощрили создание новых рабочих мест и выделили из областного бюджета 25 млн тенге для прокладки высоковольтной линии. Тогда на заводе уже работали 100 человек, а средняя зарплата была весьма высокой для отрасли – 80 000 тенге (около 500 долларов). В целом завод вместе с землей, оборудованием, котельной и благоустройством территории обошелся частному инвестору в $4 млн.

 

Древняя культура

Соя является одним из древнейших растений на нашей планете и наиболее богатым белком бобовым растением. Впервые об этом продукте упоминается в труде китайского императора в 2838 году до н.э. В Китае изображения сои были обнаружены на камнях, костях и черепашьих панцирях. С тех пор человечество готовит из сои масло, сыр, творог, соусы, молоко и многое другое.


«Сарафанное» радио

Запустить завод в кратчайшие сроки было нелегко. Однако еще сложнее было правильно наладить работу автоматов. После того как оборудование настроили, перед предприятием неожиданно встала новая проблема. Оказалось, что технологи старой закалки на птицефабриках с недоверием отнеслись к новинке и обходили ее стороной. «Провести независимый сравнительный анализ выпускаемой полножирной сои и традиционного соевого шрота было невозможно. Пришлось снова искать нестандартный ход», – вспоминает Копесов.

Решение нашлось быстро: предприниматель предложил свой продукт на пробу одной из крупнейших компаний Казахстана по производству и реализации продукции птицеводства – АО «Алель Агро»- недорого, на льготных условиях. Бизнесмены были в восторге от такого выгодного предложения, технологи тоже. Ведь от новинки местные куры, как оказалось, росли как на дрожжах, стали нести красивые и крупные яйца. К тому же новый поставщик зарекомендовал себя дисциплинированным и ответственным партнером.

А дальше – на полную мощь заработало «сарафанное» радио, новые «соевые витамины» разлетались среди заказчиков как горячие беляши с мясом зимой.

Копесов поймал струю: если удача надула паруса, надо пользоваться моментом на полную катушку, тем более что в Казахстане только на 40% удовлетворены потребности в кормовой сое. У соседей – Киргизии, Узбекистана и Таджикистана – ситуация еще хуже. Надо было срочно расширяться, поэтому бизнесмен решил построить по соседству с головным предприятием еще два цеха – для производства соевого масла и популярного в респуб­лике соевого шрота.

Выгодный альянс

Вот так довольно быстро малый бизнес дорос до среднего. Для реализации такого масштабного проекта предпринимателю понадобился надежный банк-партнер. Поучаствовать в открытии второй линии завода по понятным причинам хотели сразу несколько банков. «Мы рассматривали ряд предложений разных финансовых институтов. Но у ВТБ (Казахстан) оказались лучшие условия», – рассказывает генеральный директор и владелец ТОО «Уыз Май Industry» Кайрат Копесов.

На три года для компании была открыта кредитная линия на $20 млн под 13% годовых. «Меня обрадовало, что ВТБ гибко рассматривает клиентов, исходя из коэффициентов доходной и налоговой частей. К тому же подход меняется в зависимости от результатов деятельности заемщика. К примеру, если сравнивать наши сегодняшние результаты с итогами 2010 года, то мы увидим рост на 100%. Это говорит о том, что 2 млрд тенге оборотных средств уже недостаточно, когда выручка от реализации продукции в 2013 году составила 3,2 млрд тенге», – говорит Копесов.

В Казахстане только на 40% удовлетворены потребности в кормовой сое. У соседей – Киргизии, Узбекистана и Таджикистана – ситуация еще хуже

Еще одним очевидным плюсом взаимовыгодного альянса стала скорость рассмотрения кредитных заявок. Как сообщила директор департамента развития корпоративного бизнеса ВТБ (Казахстан) Ольга Емельянова, в работе с крупными компаниями республики банк уже давно сделал ставку на оперативность. «Мы стараемся работать без бюрократии. Весь пакет банковских услуг крупные и средние клиенты получают из рук персонального менеджера. И бизнесмены ценят такой подход: он позволяет им сэкономить время для принятия решений», – пояснила Емельянова.

Бизнес в долг

Новый соевый завод еще не заработал на полные обороты. Как пояснил Ербол Токтагулов, директор Алматинского филиала ТОО «Уыз Май Industry», пока мощности предприятия задействованы на треть: в 2013 году оно выпустило только 33 000 тонн соевых кормов, хотя по проекту способно производить 100 000 тонн. Но в этом году рентабельность производства наверняка поднимется.

«Наш бизнес постоянно растет. Мы присутствуем практически во всех регионах страны. Сегодня порядка 1,1 млрд тенге направлены на инвестиционную деятельность и около 2 млрд тенге находятся в оборотных средствах. Все, что у меня сегодня есть, находится в залоге у банков, в том числе в ВТБ (Казахстан). Это машины, квартиры, причем не только мое имущество, но даже тещино. Не в залоге только моя супруга», – смеется Копесов.

Ербол Токтагулов, директор Алматинского филиала
ТОО «Уыз Май Industry»

Планов у Копесова много. Среди них строительство элеватора, запуск новой линии по рафинации, дезодорации и бутилированию соевого масла и масла подсолнечника. В этом году компания планирует «выйти» с серьезными объемами за рубеж

Несмотря на тяжелую кредитную нагрузку, бизнесмен не намерен сокращать инвестиционную программу. Чтобы получить займы, его компания сейчас готовит документы по итогам деятельности за 2013 год, проводит переоценку активов. По примерным расчетам, соевому гиганту требуется порядка 3,5 млрд тенге кредитных средств на расширение бизнеса.

Планов у Копесова много. Среди них строительство элеватора, запуск новой линии по рафинации, дезодорации и бутилированию соевого масла и масла подсолнечника. В этом году компания планирует «выйти» с серьезными объемами за рубеж. Особенно много интересных предложений из Узбекистана. «Ранее из-за высокой стоимости сырья мы не могли конкурировать с Россией и Украиной, однако девальвация тенге внесла свои коррективы, сделав нашу цену конкурентной», – говорит владелец и руководитель «Уыз Май Industry». Он, по-восточному мудрый, уже давно понял прописную истину делового человека: любой экономический кризис сулит не только стрессы, но и открывает новые возможности. Надо только правильно вычислить вектор развития.

Задача – наращивание инфраструктуры

Сергей Гусаров: «В будущем генератором дохода будет розничный бизнес»

О специфике ведения бизнеса в Казахстане и ближайших планах дочернего банка рассказал корреспонденту «Энергии успеха» председатель правления банка ВТБ (Казахстан) Сергей Гусаров.


 

Правительству Казахстана пришлось пойти на непопулярные меры – девальвацию тенге. Как правило, для бизнеса это проходит очень болезненно. А как банковский рынок перенес девальвацию тенге, ведь, я так понимаю, к ней никто не готовился?

Девальвация реально была неожиданной, о ней никто не знал. Когда тенге обесценился на 20%, и граждане и бизнесмены достаточно понервничали. Был отток денежных средств, особенно из казахстанских банков второго уровня. В каком-то смысле мы от этого даже выиграли: в результате волнений на рынке наметился серьезный приток депозитов физических лиц в иностранные банки, в том числе и в ВТБ (Казахстан).

 

А почему в доле доходов ВТБ в Казахстане доминирует корпоративный бизнес, а не розничный?

На мой взгляд, это временное явление. Наш банк достаточно молодой, и со дня основания мы начали работать с корпоративными клиентами по различным проектам финансирования, постепенно наращивая спектр предоставляемых услуг, поскольку стремимся быть для наших клиентов партнерами. Для этих целей мы создали подразделение транзакционного бизнеса, которое, с одной стороны, дает возможность использовать различные международные формы расчетов, тем самым оптимизируя свои расходы и максимально сокращая риски, с другой стороны, предоставляет автоматизированные сервисы по расчетно-кассовому обслуживанию.

Продуктовая линейка на розничном рынке сформирована только год назад, поэтому все продукты розничного бизнеса на казахстанском рынке мы начали предлагать недавно. В будущем основным генератором дохода в нашем банке будет все-таки розничный бизнес, а не корпоративные клиенты.

 

Какие гиганты казахстанской экономики являются вашими клиентами?

Нашими клиентами являются лидеры национальной экономики: дочерние предприятия национального оператора по импорту-экспорту урана, редких металлов и ядерного топлива «Казатомпром», инженерно-строительная компания «Казстройсервис», крупный поставщик товарного газа «КазТрансГаз Аймак», крупный поставщик сельскохозяйственной техники Eurasia Group, один из крупнейших на рынке операторов сотовой связи – Kcell, группа строительных компаний «Базис» и т.д.

 

В 2013 году на базе казахстанской «дочки» группа ВТБ запустила пилотный проект по выделению среднего бизнеса в отдельный операционный бизнес. Чем он завершился?

Да, у нас изменилась градация сегментов: ранее к малому бизнесу относились компании с годовой выручкой до $5 млн, к среднему – от $5 млн до $50 млн, к крупному – свыше $50 млн. После старта проекта средний бизнес был выделен в отдельную бизнес-линию, границы его сегментации изменились – от $10 млн до $100 млн. Параллельно были введены единые подходы и рейтинги для средних компаний. Переходный период был сложным для корпоративного сектора, однако нововведения принесли хорошие результаты – кредитный портфель этого сегмента существенно вырос. Управляющий комитет группы признал данный проект успешным и принял решение транслировать опыт на всю группу.

 

Какие главные задачи стоят перед банком на 2014 год?

Главная задача – наращивание инф­раструктуры. В розничном бизнесе расширится продуктовая линейка, будут открыты новые офисы и удаленные точки продаж в торговых сетях. В корпоративном секторе мы намерены сосредоточить усилия на работе с 50 крупнейшими компаниями страны.

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск