Рейтинг@Mail.ru
Кофе-брейк

Варяг-сибиряк

Как норвежец в Россию инвестиции привлекал

Привлечение инвестиций – вопрос актуальный для любой экономики. В начале XX века работа с зарубежными инвесторами стала жизненно важной для Российской империи. В 1913 году, ровно 100 лет назад, в Сибири прошла масштабная презентация возможностей России. Автором этого удивительного проекта оказался норвежец.
Состояние речного судоходства на Енисее
вызывало особый интерес у Йонаса Лида
Текст Сергей Копытов

Пасмурным октябрьским днем 1913 года перрон Восточного вокзала Кристиании (будущего Осло) был наводнен журналистами. Пестро одетая толпа, вооруженная блокнотами и карандашами, встречала поезд, в котором в Норвегию после очередной экспедиции возвращался известный путешественник Фритьоф Нансен. Знаменитый полярный исследователь смог преодолеть льды Карского моря и пройти на пароходе от Норвегии до Енисея. Нансен восхищенно рассказывал о Сибири, предрекая этой малоизученной части России большое будущее. И лишь немногие знали, что организатором этого путешествия был соотечественник Нансена предприниматель Йонас Лид. И только посвященные были в курсе, что плавание среди льдов было тщательно спланированной рекламной акцией для привлечения иностранных инвестиций в Российскую империю.

Во время путешествия по Сибири.
Йонас Лид и Фритьоф Нансен на заднем плане

Лид был уверен: создание постоянного торгового морского пути между Европой и Сибирью приведет к немедленному экономическому развитию последней и, как следствие, росту благосостояния самого Йонаса

Бизнесмен из страны троллей

Будущий автор одной из самых удачных и масштабных презентаций для инвесторов в истории дореволюционной России родился 17 июля 1881 года в поместье Сольснес в Румсдал-фьорде (западное побережье Норвегии). Много позже, в 60-летнем возрасте, он так описывал свою малую родину: пропахшие водорослями поля, «кристально чистый» фьорд с отвесными скалистыми берегами и лес, «жилище троллей, ведьм и гномов». Но в то время молодые и амбициозные норвежцы стремились как можно скорее покинуть пределы своей почти сказочной страны, справедливо считая, что за рубежом у них будет больше возможностей сделать карьеру и заработать деньги. На закате XIX столетия уния Норвегии и Швеции доживала последние годы, однако норвежской экономике все еще было трудно дышать под присмотром соседей-скандинавов.


Йонас Лид
Первый раз за границу Йонас отправился в 19 лет. В британском Кардиффе ему пришлось быстро постигать премудрости предпринимательской деятельности: отец разорился и молодой человек обеспечивал себя самостоятельно. В последующие 10 лет он с переменным успехом занимался продажами по всей Европе. Лид имел очевидные способности к изучению иностранных языков, что, конечно, помогало ему в работе.

В конце первого десятилетия XX века он познакомился с предпринимателем Альфредом Дерри, который посоветовал норвежцу обратить взор на Российскую империю, страну, которая, по мнению бизнесмена, имела огромный потенциал. Вдохновенные рассказы Дерри привели к тому, что в 1910 году Йонас принял решение перебраться в Россию.


Фритьоф Нансен: «Повсюду мы видим благожелательное и сердечное отношение. Открытие морского пути через Ледовитый океан вызывает огромное воодушевление… Впечатление такое, как будто бы мы открыли новую эру в истории Сибири»

Блестящий Петербург поразил воображение Лида, однако его путь лежал в Сибирь. Именно там, по его представлениям, были сокрыты «не поддающиеся калькуляции» богатства. Поселившись в Красноярске, он как представитель лондонского «Синдиката по изучению особенностей и потребностей сибирского рынка» немедленно развил бурную деятельность: отправлял в Европу образцы сибирских товаров и организовывал выставки английской продукции в российских городах. Особый интерес норвежца вызвало состояние речного судоходства на Енисее, Оби и Иртыше. В 1912 году Лид стал директором-распорядителем англо-российско-норвежской компании «Сибирское акционерное общество пароходства, промышленности и торговли», капитал которой составлял 225 000 фунтов стерлингов. Своей задачей руководство фирмы видело поддержание связи между Сибирью и норвежскими портами и активное участие в перевозках русского экспортного зерна. Лид был уверен: создание постоянного торгового морского пути между Европой и Сибирью приведет к немедленному экономическому развитию последней и, как следствие, росту благосостояния самого Йонаса.

Надо отметить, что желания Лида и российских властей совпадали. Еще в 1902 году министр финансов Сергей Витте указывал на необходимость решения экономических и политических задач для развития Сибирского региона. Понимая, что затраты предстоят огромные, он предложил не ограничиваться отечественными капиталовложениями и начать активно привлекать в сибирскую экономику иностранные инвестиции.

Дело было за малым: убедить западных партнеров России в том, что размышления об экономических перспективах Сибири и создании постоянно действующей морской торговой линии реалистичны. И Лид с этой задачей блестяще справился.

Рекламная акция великого путешественника

Главной проблемой морского судоходства между Европой и северным побережьем Азии были льды Карского моря. Попытки использовать этот путь для торговых сношений между Западом и Востоком неоднократно предпринимались Англией, Россией и другими странами. В 1912 году к этой борьбе присоединился Лид: специально зафрахтованное норвежское судно Tulla попыталось пройти через льды к устью Енисея. Экспедиция, однако, не удалась; судно было вынуждено вернуться в Норвегию. Новую попытку «Сибирское общество» предприняло в 1913 году, при этом использовало пароход Correct большего водоизмещения и мощности, чем Tulla. Лид решил придать этому путешествию характер рекламной акции и пригласил в плавание известного полярного исследователя Фритьофа Нансена.

Йонас справедливо считал, что к приглашению путешественника надо подходить очень деликатно. Поэтому он не упоминал об интересах акционерного общества, а попытался увлечь Нансена перспективой новых исследований в Ледовитом океане. Лид добился того, чтобы полярника к участию в экспедиции пригласило российское правительство, которое в условиях ожидаемой войны с Германией было заинтересовано в создании устойчивых морских связей с союзниками (в первую очередь с Британией). При этом власти предложили устроить Нансену своеобразную экскурсию не только по Енисею, но и по всей Сибири.

Нансен во время пребывания
в Красноярске. 1913 год

Позднее Лид вспоминал: «Когда я пришел к Нансену на его виллу в Люсакере, он спустился ко мне, прыгая через две-три ступеньки, как мальчишка, хотя ему было уже пятьдесят два года. Хорошее начало! Он явно не чувствовал себя слишком старым для новой схватки со льдами». «Возможность поплавать по Ледовитому океану, дойти до Енисея да еще повидать Сибирь до самого Дальнего Востока весьма заманчива, – сказал Нансен, – мне как раз нужен отдых, и там я использую его как нельзя лучше, поэтому я с радостью даю согласие».

Опыт Нансена оказался очень кстати. Correct смог преодолеть льды и дошел до устья Енисея, там участники экспедиции пересели на моторное судно «Омуль» и отправились вверх по реке. От Енисейска в тарантасе они добрались до Красноярска. Там в Императорском Русском географическом обществе Нансен сделал доклад об итогах экспедиции. Далее по железной дороге он в большом комфортабельном вагоне специального экспресса, предоставленного министром путей сообщения, доехал до Владивостока, а затем в обратном направлении – до Петербурга.

Ставка Лида на привлечение к экспедиции Нансена сыграла на все 100%. За путешествием следили все ведущие европейские газеты. Журналисты цитировали слова исследователя: «Повсюду мы видим благожелательное и сердечное отношение. Открытие морского пути через Ледовитый океан вызывает огромное воодушевление… Впечатление такое, как будто бы мы открыли целую новую эру в истории Сибири». Все этапы своего путешествия Нансен подробно описал в книге «В страну будущего: Великий Северный путь из Европы в Сибирь через Карское море». Правда, вышла она уже после начала Первой мировой войны.

А пока Лид пожинал плоды своей пропагандистской победы. Позже бизнесмен вспоминал: «Имя Нансена, напечатанное крупными буквами, стояло на первых полосах всех газет Осло… Магическое имя Нансена создавало впечатление, что он осуществил еще одно предприятие в дополнение к предыдущим и лично открыл Карское море. Это пришлось как нельзя кстати. Тысячи людей, чьими фантазиями не так-то легко было завладеть, заинтересовались нашим предприятием». В 1913–1914 годах лекции Йонаса о морском пути в Сибирь прошли по всему Старому Свету: «Я выступил с докладом в Морском обществе в Париже – по-французски... В Лондоне я выступал по-английски на собрании под председательством лорда Керзона. Я читал лекции и у себя на родине – в Осло и Бергене. Наконец, я выступил с лекцией по-немецки в Географическом обществе в Гамбурге, где на собрании председательствовал знаменитый банкир Варбург. Практически я поставил в известность о Карском море всю Европу».


Семья Романовых

Лид, привязавшийся ко второй родине, пытался помочь новым соотечественникам. Он встречался с Лениным, Троцким, Красиным, Чичериным, Дзержинским, Горьким, обсуждал с ними перспективы развития Сибири и восстановления разоренной войной деревни

Подданный российского императора

Одновременно Йонас вынашивал планы о выкупе у акционеров «Сибирского акционерного общества пароходства, промышленности и торговли». Однако российское законодательство того времени разрешало приобретать контрольные пакеты стратегических предприятий только подданным Российской империи. Немного подумав, Лид в апреле 1914 года принял российское подданство. По словам самого Лида, в момент «отказа от Скандинавии» им руководил исключительно коммерческий интерес. Отныне Йонас стал Ионой Ивановичем, хозяином «Сибирского общества» и одновременно консулом Норвегии в Красноярске.

К несчастью, спустя всего несколько месяцев разразилась Первая мировая война, которая остановила переговоры по привлечению капитала в Сибирь. Но Лид не унывал: в 1914–1916 годах он организовал ряд рискованных, но крайне удачных торговых рейсов под эгидой своей компании. К 1917 году Лид контролировал все речные подходы к Северному морскому пути. Именно поэтому крах Российской империи стал огромным потрясением для норвежца: связи, наработанные годами, оказались никому не нужны (Йонас был лично знаком с российским императором и многими великими князьями).

Однако Лид вновь не сдался, он был уверен, что все поправимо. В начале 1918 года он был приглашен в Лондон на секретные переговоры по вопросу спасения Николая II и его семьи (Романовы находились под арестом в Тобольске). Он предложил вывезти царя по Карскому морскому пути на быстроходном судне, которое должно было пройти по Оби и Иртышу в Тобольск. Англичане поддержали Лида, однако реализация этого плана была сорвана, так как царскую семью перевели в Екатеринбург.

Желая спасти уже собственный бизнес, Лид отправился в Сибирь, на территорию, которую контролировали белые. В феврале 1919-го предприниматель прибыл в Омск в ставку Колчака и имел несколько бесед с «верховным правителем России». Адмирал, в прошлом полярный исследователь, просил Йонаса организовать новую карскую экспедицию. Лид согласился, в Сибири была создана еще одна компания «для карского дела». Но в конце концов, почувствовав слабость белых и предвидя их близкое поражение, Лид решил выждать, а затем и вовсе отказался от участия в экспедиции.


Коренные жители Сибири. 1913 год

Странная ностальгия

И все же Лид был неисправимым оптимистом: вскоре после разгрома белого движения он решил получить уже советское гражданство. Такое решение могло иметь для норвежца самые трагические последствия, однако удача вновь была на его стороне. В марте 1922 года Лид прибыл в Москву. В условиях новой экономической политики (НЭП) Иона Иванович чувствовал себя как рыба в воде. Несмотря на национализацию «Сибирского общества», его состояние вновь начало расти.

При этом Лид, очень привязавшийся ко второй родине, пытался помочь своим новым соотечественникам. Он встречался с Лениным, Троцким, Красиным, Чичериным, Дзержинским, Горьким, обсуждал с ними перспективы развития Сибири и восстановления разоренной войной деревни. Одновременно помощь голодающим Поволжья организовывал и другой участник экспедиции 1913 года – Нансен. Дом Лида на Большой Никитской был всегда открыт для артистов, художников, терпящих нужду представителей русского дворянства. Казалось, Лид ничего не боится. Тогда же он начал покупать произведения русского искусства. Ядром его коллекции стали произведения пушкинской эпохи – «золотого века» русской культуры.

После того как советское правительство отказалось от НЭПа, Лиду становилось все труднее работать в СССР. В конце концов, чувствуя, что в условиях разворачивающейся борьбы с «врагами народа» ему могут вспомнить и прежние богатства, и визиты к Колчаку, Йонас покинул Союз. Произошло это в 1931 году, а спустя 12 лет в Лондоне вышли его воспоминания, проникнутые удивительной теплотой к России (в русском переводе название книги – «Сибирь – странная ностальгия»).

До самой своей смерти в 1969 году Лид проживал в родном поместье Сольснес, которое было наполнено произведениями российских художников. Норвежец с большим удовольствием рассказывал о России, Сибири и удивительной рекламной акции, которая вполне могла привести к невиданному развитию азиатской части страны.


При участии Фритьофа был построен корабль, способный противостоять давлению льдов, на котором Нансен в 1893–1896 годах провел уникальную северную экспедицию

Северные пути Нансена

Фритьоф Нансен родился 10 октября 1861 года близ Кристиании (ныне – Осло). Путешествия стали его страстью еще в юношеские годы, по окончании университета в 1883 году он участвовал в экспедиции в водах Гренландии на зверобойном судне. Спустя несколько лет Нансен решил пересечь этот остров с востока на запад: вместе с пятью товарищами он, пробившись через льды, высадился на побережье и отправился на лыжах через неизвестную территорию. 3 октября 1888 года группа достигла Готхоба, совершив первый в истории переход через льды Гренландии. По возвращении Нансен был назначен куратором по зоологии университета Кристиании (в 1897 году получил должность профессора).

Затем Фритьоф решил пересечь Северный Ледовитый океан. При его участии был построен корабль, способный противостоять давлению льдов, на котором Нансен в 1893–1896 годах провел уникальную северную экспедицию. Несколько лет Нансен занимался обработкой результатов этого путешествия, особенно в области океанографии, и написал несколько работ, включая «Первое пересечение Гренландии» и «Крайний Север».

Не прекращая океанографических ­исследований, Нансен занялся общественной деятельностью. В 1906–1908 годах он был назначен послом Норвегии в Великобритании, а в конце Первой мировой войны – представителем Норвегии в США. После посещения Сибири в 1913 году великий путешественник с большой теплотой вспоминал о России. Неудивительно, что его деятельность была во многом связана с нашей страной. В 1920–1922 годах он был верховным комиссаром Лиги Наций по делам репатриации военнопленных из России. В 1921 году по поручению Международного Красного Креста создал комитет «Помощь Нансена» для спасения голодающих Поволжья. В следующем году путешественник стал верховным комиссаром по делам беженцев. В ­1922-м был удостоен Нобелевской премии мира. Умер Нансен в Люсакере близ Осло 13 мая 1930 года.

 

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск