Рейтинг@Mail.ru
Кофе-брейк

Любовь 
и черный снег Сталинграда

Война в IMAX 3D

Если во время киносеанса тело самопроизвольно вздрагивает, а сердечная мышца сжимается – фильм удался. Именно такие ощущения испытывали первые столичные зрители картины Федора Бондарчука «Сталинград», выпущенной при поддержке ВТБ. Вместе с разношерстной столичной публикой премьеру посетила корреспондент «Энергии успеха» Мария Юрина.

IMAX 3D за 30 млн

В день московской премьеры «Сталинграда» публика начала стекаться в кинотеатр «Октябрь» за несколько часов до начала показа. По красной дорожке, несмотря на холод, неспешно фланировали светские львицы в вечерних платьях с открытыми плечами и спинами. Кавалеры явились в костюмах и смокингах, даже Тимати. Иосиф Кобзон – как всегда, в бабочке. Ксения Собчак – в коричневом бархатном платье, под руку с супругом Максимом Виторганом. А Сергей Капков – явно с совещания…

Ветераны и тинейджеры, чиновники и бомонд, спортсмены и актеры – все ждали от этого фильма чего-то особенного… А как иначе? Ведь «Сталинград» – первая российская картина, снятая в формате IMAX 3D. Ее бюджет составил $30 млн. К тому же она – ни много, ни мало – номинирована на «Оскар». И что самое важное – это фильм о войне, которую мы выиграли ценой миллионов жизней. Его сюжет разворачивается на фоне самой кровопролитной битвы, переломившей ход истории…

Но вот красная дорожка пройдена. Все места заняты, кто-то приютился в проходе. На сцене самого большого зала, рассчитанного на 1500 зрителей, появился Федор Бондарчук. Без длинных вступлений он попросил подняться на сцену свою команду – больше 250 человек. А всего в работе над «Сталинградом» было задействовано около 1000 человек, включая массовку. Цифра внушительная. Правда, в отечественной киноистории есть и более массовая картина: у Сергея Бондарчука в «Войне и мире» участвовало около 12 000.
Так что Федору было на кого оглядываться и где искать вдохновение. По признанию самого режиссера, некоторые приемы он позаимствовал у отца. Например, Бондарчук взял на вооружение метод, использованный во время съемок пожара Москвы. «В фильме отца жгли бумагу и раздували пепел ветродуем. Мы сделали то же самое», – рассказал Федор Бондарчук со сцены «Октября». А затем еще раз представил команду «Сталинграда» – теперь уже на экране, в 400-секундном ролике.


НА СЦЕНЕ САМОГО БОЛЬШОГО ЗАЛА, РАССЧИТАННОГО НА 1500 ЗРИТЕЛЕЙ, ПОЯВИЛСЯ ФЕДОР БОНДАРЧУК. ОН ПОПРОСИЛ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К НЕМУ СВОЮ КОМАНДУ – БОЛЬШЕ 250 ЧЕЛОВЕК

Боязнь темноты

Наконец погас свет, зрители надели 3D-очки и перенеслись… нет, не в Сталинград, а в Японию, где после стихийного бедствия под завалами оказались люди – немцы. Их пытаются спасти сотрудники российского МЧС. Над несчастными нависают тонны обломков здания. Им страшно, одна из заложниц этой катастрофы просит спасателей говорить с ними, не оставлять одних в темноте. Тогда Сергей Астахов, пожилой эмчеэсовец, рассказывает историю – историю о войне и любви…

То, что режиссер не сразу переносит нас в 1942 год, – ход грамотный.

«Для большинства сегодня война – это далекое прошлое, рассказы дедушек и бабушек, архивные съемки… Для следующих поколений она станет вообще мифом, подобно «Илиаде» и «Одиссее». И мы обязаны передать его потомкам уважительно, бережно», – говорит исполнитель одной из главных ролей, Петр Федоров, знакомый зрителям по дебюту в другом фильме Бондарчука – «Обитаемый остров».

Существует немало способов передать ужасы войны. Можно скрупулезно собирать информацию в архивах, стараться достоверно отобразить каждую деталь. Можно сосредоточить все свое внимание на батальных сценах, показать жестокости войны без прикрас... Однако повествование Федора Бондарчука опирается прежде всего на взаимоотношения людей. Не исключено, что это реверанс сына в сторону отца, в картине которого грандиозные исторические события являются лишь фоном для человеческих историй.

Две сюжетные линии

Итак, мы в Сталинграде. Черный снег пепелища мечется над городом и, кажется, сыплется на голову зрителей (и он не прекратит свой полет вплоть до последних аккордов финального саудтрека «Легенда», проникновенно исполненного Земфирой). Группа разведчиков захватывает дом. В нем осталась в живых только одна 19-летняя Катя. Заняв этот стратегически важный объект, пятеро мужчин быстро проникаются симпатией к хрупкой девушке. Капитан Громов (в исполнении Федорова) признается Кате: «Теперь они воют за тебя». Отношения главной героини и защитников дома – ключевая сюжетная линия, но есть и вторая, не менее мощная.

Русским разведчикам противостоит Петер Кан (его играет Томас Кречманн), немецкий офицер, который пытается отбить дом. Его сердце покорила Маша (Яна Студилина), так похожая на его покойную жену. Он не понимает ни слова по-русски, Маша – по-немецки. И сначала девушка видит в немце только захватчика, готова всадить ему нож в спину при первой возможности. Но постепенно зарождается настоящее чувство…

Хочется отметить блистательную игру немецкого актера Томаса Кречманна – вот кому веришь безоговорочно, так это его Кану! Драматизм отношений мужчины и женщины, оказавшихся по разные стороны баррикад, очевидны. И все же, чтобы сыграть такое, требуется особое мастерство.

На счету Томаса несколько десятков ролей, и далеко не все из них главные. На слуху у российских зрителей «Пианист», «Кинг-Конг», «Обитель зла: Апокалипсис», «Операция «Валькирия». Но любопытно, что дебютировал Кречманн в немецком фильме «Сталинград» (1993). Такие вот бывают совпадения. Хотя кто-то может разглядеть и культурологический контекст…

В фильме Бондарчука нет «хэппи энда»: герои один за другим погибают. Зато в нем есть надежда, вера в то, что, пока человеку есть ради чего жить, сломать его невозможно.



ИНВЕСТИЦИИ В «СТАЛИНГРАД»

Кинолента Федора Бондарчука «Сталинград», снятая при поддержке банка ВТБ, бьет рекорды кассовых сборов в России. Похоже, что $30 млн, потраченных на производство фильма, смогут окупиться с неожиданной даже для продюсеров скоростью.
За первые выходные проката касса «Сталинграда» составила уже 565 млн руб., или $17,5 млн. При этом сборы каждого следующего дня превышали сборы предыдущего. Это говорит о том, что картина получает зрительское признание и почти каждый посмотревший рекомендует ее друзьям и знакомым.
Сегодня можно утверждать, что «Сталинград» – самый успешный дебют российского фильма за всю современную историю кинопроката в России и СНГ. Без учета сборов в Украине список самых кассовых фильмов в российском кинопрокате по итогам первого уик-энда (млн руб.) выглядит следующим образом:
«Сталинград» – 524 млн руб.
«Самый лучший фильм» – 404 млн руб.
«Наша Russia» – 375 млн руб.
«Высоцкий» – 346 млн руб.
«Обитаемый остров» – 318 млн руб.
Это очень хороший старт, хотя на просторах российских кино­экранов были и более впечатляющие достижения, если принять к рассмотрению и зарубежные блокбастеры. Вот список самых успешных стартов в истории отечественного кинопроката:
«Пираты Карибского моря: на странных берегах» (2011) – 749 млн руб.
«Железный человек-3» (2013) – 723 млн руб.
«Сумерки-2» (2012) – 698 млн руб.
«Шрэк навсегда» (2010) – 604 млн руб.
«Аватар» (602) – 602 млн руб.
«Сталинград» в этом рейтинге занимает лишь девятое место. Однако отставание не выглядит принципиальным, особенно для фильма патриотической тематики. Кроме того, удачный старт не всегда говорит о том, кто будет первым на финише.
В мировом масштабе фильм Федора Бондарчука – первая российская кинокартина, способная преодолеть «гроссмейстерский» рубеж в $100 млн. Правда, до рекордсмена в этом списке даже с учетом грядущих доходов в Китае вряд ли удастся добраться. Пока на киношном Олимпе царит все тот же «Аватар» ($2 021 767 547). В 2009 году этот трехмерный шедевр сверг с кинотрона «Титаник», собравший в 1997 году (!) $1 526 700 000. «Титаник», кстати, до сих пор занимает в списке самых кассовых фильмов мира второе место, и вряд ли в ближайшие годы двух этих лидеров кто-то потеснит.

 

Мария Смольникова:


«В атмосфере любви ты чувствуешь, что нужен, и можешь хорошо работать»

Исполнительницу главной роли, Марию Смольникову, критики называют не иначе, как «надежда русского драматического театра». Корреспондент vtbrussia.ru Петр Сейбиль узнал, как готовилась к роли выпускница ГИТИСа, ученица двух ведущих режиссеров – Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова.

 

Маша, какая роль вам досталась в фильме «Сталинград»?

Я играю девушку, которая осталась одна в разрушенном доме: ее близкие, соседи или погибли, или эвакуировались. Дом раньше был занят немцами, а потом его отбили русские. Дом становится настоящей крепостью. У него есть прототип – дом Павлова, он до сих пор стоит в Волгограде.

 

А у вашей героини тоже есть прототип?

Это вымышленный персонаж. Но когда писали сценарий, авторы много разговаривали с очевидцами, читали дневники и исследования. Создавали историю, опираясь на реальные события. Ну и, конечно, добавили художественный вымысел.

 

В вашей семье о войне часто рассказывают?

О войне говорили, но нечасто. Воевал мой прадед, он вернулся с фронта без ноги. Я знала его очень маленькой, мы не успели поговорить серьезно. А о прошлом рассказывал дедушка: пока отец воевал, его мама трудилась на заводе. Она работала за станком, ей приходилось очень тяжело. И вот однажды станок сломался и остановился. А в цеху было очень холодно, она была вся мокрая, разгоряченная и тут же простыла, заболела и умерла. Так дедушка, совсем еще мальчик, остался один. Чтобы спасти ребенка, тетя отправила его в город. Он рассказывал, как не хотел уезжать из деревни, не хотел бросать свою лошадь. Он шел по полю и рыдал от бессилия.

У ДОМА, В КОТОРОМ РАЗВИВАЛИСЬ 
ОСНОВНЫЕ СОБЫТИЯ ФИЛЬМА, ЕСТЬ ПРОТОТИП – ДОМ ПАВЛОВА. ОН ДО СИХ 
ПОР СОХРАНИЛСЯ В ВОЛГОГРАДЕ

 

Что произвело наибольшее впечатление во время съемок?

Грандиозные декорации, огромное количество профессионалов вокруг. Я думала: «Боже мой, сколько же они работают!» Воссоздавались детали до мельчайших подробностей. Художники, костюмеры, гримеры. Это непривычно. Особенно после ГИТИСа, где ты все делаешь сам – находишь реквизит, сам себя гримируешь. Но в какой-то степени все эти специалисты в кино усложняют актерскую работу. Ведь, когда я создаю роль, я сама придумываю, в чем героиня ходит, как накрашена. А в кино, если что-то сам предлагаешь, гримеры очень напряженно к этому относятся. Иногда хочется сказать: «Мой персонаж не может так выглядеть». Хотя в «Сталинграде», по счастью, все решалось с обоюдного согласия. Но у меня возникали трудности другого порядка. Сложно выполнять работу, которую не понимаешь до конца, сложно быть смелой. Смелости мне не хватило. Я смотрела много старых советских фильмов, исторические хроники, читала воспоминания. Накапливала факты. Но вот предлагать свое видение сцены не осмелилась...

 

Как вам работалось с режиссером Бондарчуком?

Федор Сергеевич – человек с юмором, живой, простой и открытый. Он любит актеров, доверяет тем, кого выбрал. И в этой атмосфере любви ты чувствуешь, что нужен, и можешь хорошо работать.


Петр Федоров:


«Самое страшное на войне – потерять веру в жизнь»

На премьере кто-то из гостей сказал: после такого кино волей-неволей 
становишься пацифистом. Это лучшая оценка фильма о войне. Значит, он получился!

 

Вы сыграли капитана разведгруппы Громова. Что в этой роли для вас оказалось сложнее всего?

Трогательные моменты картины – самое важное в ней. Большинство людей, принимавших участие в создании фильма, не были на фронте. А вот любовь близка и понятна каждому. Она трогает сердца и тех, кто живет в мирное время, и тех, кого окружают смерть и горе. Я надеюсь, зрители запомнят чувственные моменты фильма, а не только выстрелы и взрывы, пусть и очень эффектно выполненные.

 

Что лично вам помогло прочувствовать войну – рассказы бабушек и дедушек?

Конечно. Уверен, что каждый, кто работает над военной картиной, должен сначала пойти к старшему поколению, к тем, кто пережил все это…

 

Как готовились к фильму?

Мы уехали на место съемок на два месяца раньше и там принимали участие в боевых учениях.

 

А в армии служили?

Я учился в магистратуре, так что не успел. Моя армия – в кино.

 

Петр, что, по вашему мнению, самое страшное на войне?

Потерять веру в жизнь. В любое время страшно потерять мотивацию к жизни. Но когда тебя окружает смерть – это самое сложное. Наш фильм именно о любви, которая меняет, в том числе, и моего героя. Она дает ему силы, так необходимые в последние моменты жизни.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Кадры решают все

Федор Бондарчук в детстве получил художественное образование, возможно, поэтому его новая картина, как и многие предыдущие, получилась роскошной с точки зрения визуального восприятия. «Сталинград» вряд ли оставит равнодушным даже избалованного нескончаемыми «Аватарами», «Звездными войнами» и «Властелинами колец» зрителя.

Главными «зазывалами» нового фильма Бондарчука стали спецэффекты. И, действительно, есть на что посмотреть. К примеру, для создания средствами компьютерной графики короткого эпизода с падением бомбардировщика Henkel потребовалось около года работы. Эта сцена вобрала в себя все возможности цифровых технологий, доступные на сегодняшний день. О скрупулезности работы говорит хотя бы то, что каждый кадр в сцене с атакой горящих красноармейцев потребовал от двух до семи терабайт дискового пространства.

Но при этом фильм вовсе не является «компьютерным мультиком». Каскадеры в этой сцене горели по-настоящему: в кадре одновременно пылали 14 человек – мировой рекорд! По съемочной площадке двигались настоящие танки, а под Санкт-Петербургом был выстроен целый квартал руин Сталинграда. Но дело даже не в масштабах этих декораций, а в тщательности их проработки. Технология IMAX 3D очень чувствительна к деталям. В кадре можно разглядеть все, вплоть до мусора под ногами главного героя, поэтому даже окурки в кадре подлинные, а в пустую клетку хомячка, к примеру, реквизиторы не забыли насыпать настоящего корма. Разумеется, интерьер каждой комнаты соответствует характеру живших в ней людей.

И вот здесь можно отметить главное достоинство «Сталинграда». Все эти чудеса кинотехнологий использованы не для создания фантастических миров. Они, напротив, фантастически точно воспроизводят реальность. Эффект погружения в военное время просто впечатляющий. Апокалипсическая атмосфера фронтового города с падающим с неба пеплом воспроизведена с документальной точностью, поэтому неудивительно, что кадры из фильма «Сталинград» в черно-белой обработке на одном из немецких сайтов приняли за подлинную съемку времен войны. Бондарчук сделал в своем фильме спецэффекты не целью, а способом передачи исторической реальности. И, пожалуй, именно это можно назвать новаторством и одним из заметных достижений режиссера.

Леонид Ситник, 
эксперт группы по освещению социальной деятельности

 

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск