Рейтинг@Mail.ru
Кофе-брейк

Московский колорит

Лидия Иовлева: «Мы строим экспозицию так, чтобы глазу было радостно»

В выставочном зале Третьяковской галереи на Крымском валу в конце марта – начале апреля при поддержке банка ВТБ откроется юбилейная выставка Константина Коровина, приуроченная к 150-летию со дня рождения художника. Пожалуй, это самая большая и серьезная экспозиция, которой художник удостаивался на родине, в Москве. О том, как велась подготовка к этому событию, журналисту «Энергии успеха» рассказала Лидия Иовлева, заместитель директора по научной работе Государственной Третьяковской галереи.

Текст Яна Жиляева

Импрессионистическое миропонимание

Лидия Иовлева:
«Коровин родился импрессионистом»

 

Лидия Ивановна, личность художника всегда находит отражение в его творчестве. Каким человеком был Константин Алексеевич?

Очень незаурядным, одаренным. Он был импрессионистом не только по творческой манере, но и по мировосприятию. Из его мемуаров (написаны в 20-х годах XX столетия в Париже. – Ред.), которые читаются легко, как детектив, и чисты, как тургеневская проза, становится понятно: он родился импрессионистом. В пять лет сбежал из дома искать мыс Доброй Надежды, и этот поиск не прекращался всю жизнь. Все, что происходило в реальном мире, мало его интересовало. Важнее были пасторальные пейзажи, радость общения… Абсолютно импрессионистическое миропонимание!

В пять лет Константин Коровин сбежал из дома искать мыс Доброй Надежды, и этот поиск не прекращался всю жизнь. Реальный мир его мало интересовал

 

Известно, что невзгоды его не сломили…

Даже когда в конце жизни Коровину пришлось влачить нищенское существование, он оставался жизнелюбом. Я не могу назвать другого художника в России, который обладал бы таким мироощущением. При этом он вовсе не был легкомыслен, скорее неконструктивен.

Если сравнивать Коровина, например, с Николаем Ге, то у второго все раскладывается как бы по периодам: ранний академизм, влияние Герцена, затем Толстого, Страстной цикл – все раскладывается. При этом натура у Ге страстная, экспрессивная, но в творчестве видна четкая структура, конструкция во всем. У Коровина этого нет вообще. И вот на этом контрасте я увидела Константина Алексеевича совсем по-новому.

«Паганини в живописи»

Константин Коровин (1861–1939) – один из самых талантливых и ярких художников рубежа XIX–XX веков, принадлежит к плеяде мастеров (Валентин Серов, Михаил Врубель, Исаак Левитан, Михаил Нестеров), которые в 1880–1890-х годах формировали новую эстетику, новый взгляд на мир, новое мироощущение, определившие развитие национального искусства в ХХ столетии. Художника неслучайно называют «русским импрессионистом», «Паганини в живописи». Его картины появились в тот самый момент, когда понятие красоты под натиском нравоучительных полотен передвижников было практически забыто. И хотя многим творчество молодого Коровина казалось тогда чересчур буйным и несерьезным, истинные ценители прекрасного понимали, что являются свидетелями рождения большого мастера, прекрасного колориста и поэта в живописи.

 

Углубившись в его творчество, в его жизнь, его сочинения, понимаешь, какая это удивительная личность. Поразительно, но его все любили. Критики могли не признавать искусство Коровина, но при личном знакомстве очаровывались им совершенно. Его учитель Василий Поленов (русский художник, мастер исторической, пейзажной и жанровой живописи, педагог. – Ред.) критиковал работы, но самого Костеньку обожал. Не говоря уже о Савве Мамонтове (промышленник, предприниматель, меценат. – Ред.) и о многих других. Один портрет Коровина кисти Серова чего стоит. Какая радость жизни!

И. Репин, В. Суриков, К. Коровин, В. Серов,
М. Антокольский в гостях у Саввы Мамонтова

 

 

Но исследование записных книжек и других документов о жизни Коровина показывает, что его личная жизнь не сложилась...

Он был красавец, любимец женщин. Предположительно, его музой и возлюбленной стала Наталья Комаровская. Она сопровождала Коровина во всех поездках в Европу, оставила интересные воспоминания о художнике. Однако законную жену Константин Алексеевич не оставлял и до самого своего конца продолжал заботиться о ней и о сыне. Кстати, Коровин страстно мечтал видеть своего сына Алексея художником и всячески ему в этом помогал. Иногда даже подписывал своим именем работы Алексея. Но, увы, Коровин-младший не стал выдающимся живописцем, он скончался, не оставив потомков, это трагическая история…

Зимой. 1894.
Холст, масло. 37,2 х 52,5

 

В одной из своих статей вы сравниваете Константина Коровина с Исааком Левитаном. Почему именно с ним?

Они ровесники, вместе начинали, были влюблены в русскую природу – и при этом исповедовали совершенно разный подход. У Левитана лирика рефлексирующая, и вся его натура такая же. У Коровина – искрометно-радостная, театральная. И я пыталась проанализировать – откуда это? С одной стороны, конечно, есть врожденные качества. А с другой – несомненно, на него колоссальное влияние оказал театр. Савва Мамонтов угадал в Коровине дар декоратора и привлек его к постановкам в Частной опере. Театр покорил Коровина, побудил к декоративности в творчестве, к быстроте кисти, широте мазка.

Северная идиллия. 1886.
Холст, масло. 113 х 153

Знаете, так мало светлого в нашей жизни, так не хватает свободной, легкой и красочной живописи…

Константин Коровин был ровесником Исаака Левитана. Они вместе начинали, были влюблены в русскую природу – и при этом исповедовали совершенно разный подход. У Левитана лирика рефлексирующая, у Коровина – искрометно-радостная, театральная

 

Недавно прошла экспозиция Константина Алексеевича в Русском музее в Санкт-Петербурге. Что нового узнают поклонники творчества художника в Москве?

Выставка в Петербурге имела большой успех, но мы делаем свою, московскую версию. У нас иначе расставлены акценты. В Русском музее хранятся огромные панно, которые были исполнены художником для парижской Всемирной выставки 1900 года, перевозить их трудно и дорого.

Рыбы, вино и фрукты. 1916.
Холст, масло. 64,7 х 86,8

 

Но зато у нас есть десять панно Коровина к Нижегородской ярмарке 1896 года, которые не были представлены в экспозиции в Русском музее. Дело в том, что после Нижегородской выставки, где Коровин украшал павильон, панно попали в здание реконструированного Саввой Мамонтовым Ярославского вокзала. Этот памятник архитектуры выполнен в неорусском стиле и больше напоминает крепость со стилизованными башенками, высокой «теремной кровлей» с подзором и венчающим гребнем, делающими облик здания неповторимо причудливым. Позднее, по окончании Великой Отечественной войны, вокзал начали расширять, а панно передали в Третьяковскую галерею. Показывать работы было практически негде, до реставрации руки не доходили. Но сейчас наконец-то работа началась: отреставрированы 4 панно из 10 – их покажут впервые за 100 с лишним лет.

Неповторимая техника

Сара Мэнсфилд, директор лондонского отдела русского искусства аукционного дома Christie’s: Популярность работ Коровина на торгах демонстрирует неослабевающую стабильность. На сегодняшний день его произведения считаются одними из самых коммерчески успешных лотов, в то время как ценовой рекорд на его творения составляет £1,5 млн. Я до сих пор не могу забыть того, как в июне 2010 года в ходе наших русских торгов ушел с молотка за £937 250 превосходный натюрморт 1917 года «Розы и яблоки», предварительно оцененный в  £100 000–150 000. Эта картина стала главным фаворитом аукциона, что способствовало привлечению внимания со стороны целого ряда клиентов аукционного дома, которые до того момента не принимали участия в русских торгах. Врожденное чувство цвета, способность Коровина с непревзойденной точностью передавать пластичность предметов, его неповторимая техника – это именно те качества, которые не перестают восхищать как художественных критиков, так и коллекционеров. И я уверена, что предстоящая выставка будет иметь широкий успех.

 

Новым для публики станет и фриз Коровина «Старый монастырь», исполненный в начале 1900-х годов. Он экспонировался на Парижской выставке, к нам поступил позднее и все это время хранился на Крымском валу. Работа очень интересная. Если нижегородские панно кто-то может назвать спорными – что-то лучше, что-то хуже, необходимо смотреть на них снизу вверх, под другим углом все шероховатости становятся заметными, – то в работе «Старый монастырь» Коровин проявляется как замечательный художник-график. Фриз больше 10 метров в длину, примерно 1 метр в высоту, он сделан в духе мир­искусников (художественное объединение «Мир искусства». – Ред.).

Выставка Коровина в Петербурге
имела большой успех,
но москвичам представят новую версию
             

  

 

Насколько многогранной будет выставка?

Мы не ставим задачу показать абсолютно все, скорее стараемся отобрать лучшее. Конечно, основу экспозиции составляют работы, принадлежащие Третьяковской галерее и Русскому музею, – станковая живопись. Кроме того, публика увидит картины из других музеев и частных коллекций.

Подготовительный период занял много времени: проводилась экспертиза работ художника. Дело в том, что попадается много подделок или, по крайней мере, спорных вещей, особенно относящихся к последнему периоду жизни Константина Коровина. Нам удалось наработать очень большой материал эталонов Коровина из разных десятилетий.

Савва Мамонтов угадал в Коровине дар декоратора и привлек его к постановкам в Частной опере, и театр покорил Коровина

В частности, мы провели большой атрибуционный совет, где утвердили новые датировки. Не подвергалась сомнению подлинность работ, которые поступили в свое время от самого художника, от Саввы Морозова или Владимира Гиршмана (русский купец и меценат, собиратель живописи и антиквариата, благотворитель Московского художественного театра. – Ред.). Но все равно тщательно проверялась история владения художественным произведением. Нередко она совпадала с нашими экспертными выводами, иные работы мы заново прочитали, пересмотрели. Часть датировок в карточках значилась так: «Со слов самого художника». Именно по этой причине известная картина «Северная идиллия» датировалась 1886 годом. За год до эмиграции Коровина, в 1922 году, в Третьяковской галерее прошла его персональная выставка. Тогда художник и назвал эти даты, а кто-то из сотрудников их записал. Однако Константин Алексеевич, пожалуй, как никакой другой художник, часто путал даты своей жизни. Технологические исследования подтвердили: «Северная идиллия» создана Коровиным в 1892 году. Аналогичная история произошла и со знаменитой «Хористкой», которая традиционно датировалась 1883 годом – также со слов художника. В результате тщательного изучения биографии Коровина выяснилось, что он впервые побывал в Харькове, где была написана картина, только в 1887 году.

Бумажные фонари. 1896.
Холст, масло. 79,5 х 33,2

 

Работы художника будут расположены в хронологическом порядке?

Это феерия картин, которая, с одной стороны, подчиняется хронологии, а с другой – тематике: ранние ученические работы, деревенские пейзажи, портреты, натюрморты, ноктюрны, парижские пейзажи… Можно выделить три основных раздела: станковая живопись, монументальная живопись и театр. Это три ипостаси художественного творчества Коровина. Показ станкового искусства – натюрмортов, пейзажей, портретов – в таком масштабе состоится в Москве впервые. Последняя выставка Коровина в Академии художеств прошла в 1961 году, но тогда не проводилось столь тщательное исследование – и технологические средства, и знания специалистов были другими.

Коровина неслучайно называют «Паганини в живописи». Его картины появились в тот самый момент, когда понятие красоты под натиском нравоучительных полотен передвижников было практически забыто

Из театрального наследия представлены творения Константина Алексеевича для Русской частной оперы Саввы Мамонтова. Художник много работал с Большим, Малым, Мариинским и Александринским театрами. Всего им для Частной оперы Саввы Мамонтова и императорских театров было оформлено 64 балета и 84 оперы. Но случилось так, что в середине 1910-х годов сгорели склады, где хранились декорации. И практически все наследие пропало в огне, сохранились лишь акварельные эскизы. Их нам предоставляют московский Театральный музей им. Бахрушина и Санкт-петербургский музей театрального и музыкального искусства, что-то есть у нас, какими-то экспонатами поделился Русский музей.

Базар у пристани в Архангельске.
Панно отреставрировано в 2009 году

 

 

А есть ли сенсационные находки?

Мы готовим подарок московской публике. Эмигрировав в 1923 году в Париж, Коровин продолжил творческую жизнь. Например, в 1920-е годы художник сотрудничал с частной оперой Марии Кузнецовой, с оперной антрепризой Алексея Церетели, с Федором Шаляпиным, Анной Павловой. Для одной из таких антреприз – «Золотого петушка» – в 1930-е годы Коровин придумал декорации, костюмы и даже обувь. Чудесным образом все эти сокровища сохранились. Случилось это благодаря тому, что один из исполнителей оперы выкупил все костюмы и сценографию – восемь больших ящиков!

Организаторы выставки не ставили задачу показать абсолютно все, скорее отобрали лучшее. Основу экспозиции составляют работы, принадлежащие Третьяковской галерее и Русскому музею. Кроме того, публика увидит картины из других музеев и частных коллекций

Портрет Ф.И. Шаляпина. 1905.
Холст, масло. 65 х 46,1

После смерти актера это богатство досталось его дочери. Уже в 1970‑х годах внук Поленова, Александр Александрович Ляпин, милейший, добрейший, совсем небогатый человек, ухитрился выкупить коровинские костюмы и сценографию, а затем подарил Бахрушинскому музею. Там они и хранятся уже 40 лет. Прошлой зимой, готовясь к выставке Коровина, мы вместе с бахрушинцами устроили такую акцию: привезли в «Мастерскую Петра Фоменко» ящики с декорациями. И монтировщики, как положено, развесили декорации на колосниках. Это было потрясающее зрелище! Мы пересмотрели всю коллекцию и отобрали четыре больших декорации, которые покажем на выставке. Сделать это будет трудно: у нас не театр. На Крымском валу есть только одно подходящее место – за стеной зала № 60, где во время Дягилевской выставки экспонировался Пикассо. Мы попробуем там развесить декорации из «Золотого петушка».

Произведение искусства

«Мир искусства» (1898–1904; 1910–1924) – объединение петербургских художников и деятелей культуры (А.Н. Бенуа, К.А. Сомов, Л.С. Бакст, М.В. Добужинский, Е.Е. Лансере, А.Я. Головин, И.Я. Билибин, З.Е. Серебрякова, Б.М. Кустодиев, Н.К. Рерих, С.П. Дягилев, Д.В. Философов, В.Ф. Нувель и др.), которые издавали одноименный журнал. Публикации для этого издания готовили писатели и философы Д.С. Мережковский, Н.М. Минский, Л.И. Шестов, В.В. Розанов. Каждый журнал, начиная с обложки и кончая начертанием шрифта, был цельным произведением искусства. Субсидировали издание известные меценаты С.И. Мамонтов и княгиня М.К. Тенишева, его идейную направленность определяли статьи Дягилева и Бенуа. Журнал издавался до 1904 года.

 

 

 

А будет ли интонация московской выставки отличаться от питерской? Все-таки Коровин – очень московский художник...

Действительно, художественный, эстетический менталитет питерцев и москвичей различается. К примеру, выставка Левитана в Санкт-Петербурге не вызвала ажиотажа. А у нас собрала рекордное число посетителей – более 300 000. Я полагаю, что с Коровиным будет то же самое.

Мы выстраиваем экспозицию так, чтобы глазу было радостно.

Несудоходная река

Из мемуаров Константина Коровина «То было давно... там... в России...»:
«Меня обступила компания толстовцев. Молодые люди с длинными волосами и девицы.
– Можно ли посмотреть?
Подошли. В руках почти у всех книги. Все скромные и задумчивые. Девицы, когда я взглядывал на них, отводили глаза в сторону. На лицах ни у кого не было улыбки. Кавалеры имели вид «сурьерзный», углубленный. Заметно было, что они все знают и еще что-то, чего не знают другие. Это чувствовалось и придавало им какую-то властную важность.
– Позвольте вас спросить, – сказал один, – с какой целью вы пишете несудоходную реку?
– Речка эта очень красива, – объяснил я. – Заросла кустами, пышными, веселыми. Как прозрачны струи вод ее! Нравится мне, потому и пишу.
Толстовец стал в позу:
– Картины есть утешение праздных и сытых, – сказал он, – искусства идут вразрез идее учителя. Например: музыка служит развращению праздных масс.
Когда он заговорил, все девицы, повернув к нему свои головки, выражали взорами поощрение. Когда же заговорил другой, они все повернулись к новому оратору и так же пристально и поощрительно его слушали. Это было как-то особенно характерно. Видно было, что ораторы влияли на них, и нравилось девицам все, что бы они ни говорили.
– Сомневаюсь, – вставил я, – чтобы Толстой думал так. Это отдает Калибаном...
Толстовцы посмотрели на меня вопросительно.
Я пояснил:
– Калибан – это «Буря» Шекспира. – Да, – ответил презрительно толстовец, – но Шекспира не признает учитель.

 
Летом. Сирень. 1895.
Холст, масло. 64,3 х 46,3

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск