Рейтинг@Mail.ru
Кофе-брейк

Грозный урок

На сцене Большого театра возрожден балет «Иван Грозный»

С момента премьеры балета в феврале 1975 года прошло без малого 40 лет. Новая редакция – практически точная копия спектакля, имевшего ошеломительный мировой успех. И вместе с  тем нынешний «Грозный» – совершенно особое зрелище.
Текст Яна Жиляева

ОММАЖ БОЛЬШОГО 

Логически безупречный ход: Большой театр, открывшийся после реконструкции, продолжает свои знаменитые традиции и восстанавливает прославленные балеты. Маэстро Юрий Григорович, больше 30 лет руководивший балетом Большого, осуществивший на сцене театра восемь оригинальных постановок и отредактировавший всю классику, безусловно, принадлежит к числу знаковых фигур в истории мирового искусства. 
Грех было, начиная новую историю, не воспользоваться возможностью прикоснуться к настоящей легенде. И Большой театр своего исторического шанса не упустил. Первой постановкой из серии легендарных стала «Спящая красавица» – как раз к открытию исторической сцены. Следующий шаг – «Иван Грозный». Оммаж Большого театра своему прославленному хореографу.

«Спящая» в новых декорациях и костюмах итальянского дуэта Фрижерио – Скуарчапино смотрелась как органичное продолжение гротескно богатого, сияющего золотом и ярко-малиновой обивкой новенького театра – эдакое зрелище, «рекомендованное для чинно-благородного семейного просмотра». Зато «Иван Грозный» выглядит в современном Большом театре совсем иначе. Минималистическая сценография, погасшее золото старых икон, красный, черный и синий – излюбленные тона художника Симона Вирсаладзе, которые идеально сочетаются с жесткой, строгой геометрией танца Юрия Григоровича и музыкой Сергея Прокофьева, – смотрится как показ фильма Сергея Эйзенштейна в особняке его отца, архитектора Михаила Эйзенштейна.

40 лет для спектакля – не возраст. На фоне великовозрастных «Сильфиды», «Жизели» и «Щелкунчика» балет «Иван Грозный» – почти мальчик. Но так же, как сорокалетний мужчина не станет тинейджером, надев джинсы в обтяжку, так и балет, несмотря на предпринятую ревитализацию, сохранил множество своих оригинальных зрелых черт.

 

Сознательно или нет, но именно таким воссоздал своего «Ивана Грозного» Григорович. Спектакль не допускает никакой самоиронии. Это идеально скроенный, строго регламентированный и жестко дозированный рассказ о жизни и судьбе правителя на Руси. 

ОГНЕННЫЙ ВЕК

Что же нового и оригинального в балете образца 2012 года, чем он отличается от постановки Большого в 1975-м?

В первую очередь исполнителями, причем кастинг-2012 концептуально отличен от всех предыдущих. 

Известно, что идея создать балет пришла маэстро еще в 1970 году. А  23 февраля 1972 года состоялось первое заседание худсовета Большого театра, где хореограф рассказал о своих творческих замыслах. Тогда еще не существовало четкого плана либретто, но уже были названы центральные персонажи – Грозный, от 17 лет и старше, Анастасия, первая жена царя, князь Андрей Курбский. Разговор шел о фильме Эйзенштейна «Иван Грозный» на музыку Прокофьева – именно эта киноэпопея стала отправной точкой для создания балета.


 

В 1975 году в Большом балете было время великих личностей. В первом, премьерном составе «Ивана Грозного» роли исполняли: царь Иван Грозный – Юрий Владимиров, царица Анастасия – Наталья Бессмертнова, князь Курбский – премьер Борис Акимов

Стенограмма заседания худсовета содержит такой диалог Григоровича и Галины Сергеевны Улановой. 

Галина Уланова: «... Кроме Анастасии в балете больше нет центральных женских партий? Какие еще есть главные действующие лица?»

Маэстро вопрос проигнорировал. Его больше занимали другие сюжеты: «Я думал, что можно сделать аналог кинофильма в двух сериях. Но основное внимание надо сосредоточить на конфликте бояр, царя и народа». 
Первое название балета – «Огненный век». Общую музыкальную редакцию, то есть компоновку музыки Прокофьева к фильму, решено было доверить главному дирижеру Большого Михаилу Чулаки. Музыки из фильма на весь балет не хватило, и Чулаки использовал другие произведения Прокофьева, а монологи Курбского пришлось написать самостоятельно.


 

В новом «Грозном» Григорович от харизматичных исполнителей отказался. Сегодня роли исполняют: царь Иван Грозный – премьер Дмитрий Волчков, царица Анастасия – Мария Виноградова, князь Курбский – Денис Родькин

Критика 1975 года назвала «Ивана Грозного» вершиной творчества гениального балетмейстера. Действительно, впервые в истории мирового балета героем стал исторический персонаж – реально существовавший царь Иван IV. Конечно, был «Спартак», но там хореография являлась иллюстрацией литературного произведения – романа Джованьоли. История «Грозного» вытанцовывалась «по ходу пьесы». 

В 1975 году в Большом балете было время великих личностей. В первом, премьерном составе «Ивана Грозного» роли исполняли: царь Иван Грозный – Юрий Владимиров, танцовщик с мощным прыжком и невероятной харизмой; царица Анастасия – Наталья Бессмертнова, классическая балерина с великолепными пропорциями и глазами в пол-лица; князь Курбский – премьер Борис Акимов, легкий, звонкий, тонкий и лиричный танцовщик. 

Феноменальное взаимопонимание художника и хореографа позволили Вирсаладзе и Григоровичу создать новую реальность, вобравшую все лучшее, что есть в российской и мировой культуре

Дальнейшие назначения на роли говорят о мощи и значимости балета больше, чем все комментарии критиков того времени. Грозного танцевали Владимир Васильев, Александр Годунов, Ирек Мухамедов. Анастасию – Людмила Семеняка, Екатерина Максимова. Курбского – Гедиминас Таранда, Андрис Лиепа. 

И всякий раз зритель видел новый балет. Отсутствие литературной основы позволяло исполнителям главных партий каждый раз представлять на суд публики новую трактовку. 

 

МИРОВЫЕ ВЕЛИЧИНЫ

Премьера балета «Иван Грозный» на музыку Сергея Прокофьева состоялась при поддержке ВТБ 8 ноября 2012 года в Большом театре.

В первом спектакле главные роли исполнили Павел Дмитриченко (Иван Грозный), Анна Никулина (Анастасия) и Артем Овчаренко (князь Курбский).

По словам советника президента – председателя правления банка ВТБ, главы исполкома попечительского совета Большого театра Александра Будберга, «в решении поддержать постановку «Ивана Грозного» не последнюю роль играет уверенность в том, что маэстро Григорович – абсолютная величина в мире балета. И выбирая его спектакли, мы можем не сомневаться в успехе проекта».

Декорации для нынешней постановки восстановлены по эскизам Симона Вирсаладзе.

В ноябре на сайте VTBrussia.ru открылась виртуальная галерея, рассказывающая об уникальных работах легендарного театрального художника. Посетители сайта смогут в онлайн-режиме познакомиться с историческими костюмами Вирсаладзе, а также увидеть воссозданные, в которых выступают артисты новой постановки балета.

Симон Вирсаладзе и Юрий Григорович
В новом «Грозном» Григорович от харизматичных исполнителей отказался. Нет, не то чтобы молодых танцовщиков Большого (всего восстановленный балет исполняют четыре состава артистов) нельзя назвать личностями. Но их балетная биография коротка и вполне подпадает под определение «и удача улыбнулась вдруг». Ну правда, что еще можно сказать о профессиональных успехах Дениса Родькина, выпускника хореографического училища ансамбля «Гжель», которому Григорович сделал царский подарок – партию Курбского, если ранее новобранец труппы Большого был замечен на сцене разве что в роли графа Вишенки в балете «Чиполлино»? А Мария Виноградова, нежданно-негаданно ставшая Анастасией, и вовсе не выходила до этого в сольных партиях. Самый именитый из новых Иванов – премьер Дмитрий Волчков – стал Грозным не благодаря, а вопреки. Он самостоятельно выучил партию и убедил Юрия Николаевича разрешить ему танцевать. 

Возможно, это стало одной из причин того, что балет отчасти лишился своего драматизма. Сцены спектакля больше напоминают фрагменты мозаики, объединенные единым замыслом авторов. 

ДЬЯВОЛ В ДЕТАЛЯХ

Надо отдать должное создателям балета (а над либретто вместе с балетмейстером работали историки и искусствоведы) – в балете нет ни полфразы, ни полжеста лишнего. Все аллюзии расставлены точно и по конкретному поводу. И это относится не только к хореографии и музыке, но и к сценографии и костюмам. Вообще, расхожее театральное утверждение, что не будь у Григоровича такого художника, как Симон Вирсаладзе, то и такого Григоровича бы не было, в этом балете становится очевидной.

Художник Наталья Павлова, создававшая под руководством Симона Вирсаладзе «Ивана» в 1975-м и ставшая художником по восстановлению в 2012 году, вспоминает: «Чирку (от слова чиркнуть; штрих. – Ред.) не туда положишь – а он видит!»

Работу над восстановлением спектакля без преувеличения можно назвать художественным подвигом. Усилия всех участников процесса стоили того

Именно эта максимальная сосредоточенность на деталях, умение предсказывать и предугадывать развитие событий, феноменальное взаимопонимание художника и хореографа позволили Вирсаладзе и Григоровичу создать на основе исторического материала новую реальность, вобравшую все лучшее, что есть в российской и мировой культуре.

…Судьбе Грозного и Анастасии не позавидуешь. Коварство, сети интриг, злость, зависть и смерть – все это материализовано в костюмах и декорациях. Композицию балета связывают шестеро звонарей, которые раскачивают колокольную звонницу, укрепленную на авансцене. Колокол как метроном русской жизни – и в памяти всплывает сцена из «Андрея Рублева» Тарковского. 

Колокольный звон и собирает гостей на смотрины невесты молодого царя Ивана Васильевича, и звучит поминальным звоном по убиенной Анастасии, и зовет народ на праздник в честь взятия Казани. Судьбы героев переплетаются, что колокольные веревки, иллюстрирующие самые значимые картины спектакля. На сцене как будто незримо присутствуют гомеровские суровые старухи мойры, прядущие нити человеческих судеб. 

Декорации написаны на специальной сетчатой ткани, разработанной в свое время НИИ текстильной промышленности специально по заказу мастерских Большого театра. Легкие, тонкие, эти сетки служили идеальной основой для аппликаций – излюбленного приема театрального художника Симона Вирсаладзе. И «Щелкунчик», и «Лебединое озеро» созданы им на сетках. Но особенно удачно они использованы в «Иване Грозном».

Почему именно работа Вирсаладзе с сетками считается революционной в искусстве сценографии? Потому, что благодаря этому приему дуэт художника и сценографа смог выполнить сверхзадачу: создать балет, как кино. Прозрачная сетчатая ткань позволяет давать второй план действия – кинематографический прием, невозможный раньше ни в балете, ни в драматическом театре. Нелинейный монтаж, придуманный Сергеем Эйзенштейном, на балетной сцене изобрели Симон Вирсаладзе и Юрий Григорович.

РУССКАЯ ЭКЗОТИКА

Вообще, костюмы и декорации, придуманные Симоном Вирсаладзе, во многом стали «визитной карточкой» балета. В 1970-е годы впечатление от спектакля было таким сильным, что директор Парижской оперы заказал постановку «Ивана Грозного» в своем театре. 

Юрий Григорович и Симон Вирсаладзе срочно выехали в Париж. Педагогами-репетиторами исполнителей главных ролей выступили танцовщики Большого. Французский «Иван Грозный» шел в Кур Каре (Квадратном дворе) Лувра. 

Русская экзотика имела шумный успех. Не исключено, что знаменитую русскую коллекцию 1976–1977 годов Ив Сен-Лоран выпустил под влиянием балета Григоровича. Утверждение не столько смелое, сколько красивое. Ведь именно фокинские «Петрушка» и «Жар-птица» в декорациях и костюмах Бакста и Головина, показанные в Париже в 1910–1911 годах, вдохновили модельера Поля Пуаре на создание коллекции, перевернувшей все существовавшее тогда представление о моде! 

По счастливой случайности в ателье Парижской оперы сохранились костюмы «Ивана Грозного». И нынешний директор Балета Брижит Лефевр предоставила их для московской постановки. «Почти все костюмы этого балета сохранились, к тому же у нас была возможность сделать точные копии. Конечно, время идет вперед, и мы могли бы поменять ткани на более современные, лучше приспособленные для танца. Но решили сохранить максимальное правдоподобие, как можно точнее следовать авторскому решению», – поясняет Лефевр. 

Еще одним подарком судьбы стал тот факт, что почти 40 лет спустя над сценографией и костюмами к балету трудились те же люди, что создавали «Ивана Грозного» в далеком 1975-м. И хотя из сотен эскизов, написанных Симоном Вирсаладзе к балету, сохранился только десяток работ, в мастерских говорят, что декорации восстановлены практически в первозданном виде. «Никто не предполагал, что оригинальные декорации превратились буквально в лохмотья, так что о ремонте не было речи. К тому же в Большом, на исторической сцене, новое освещение, да и размеры сцены существенно изменились», – рассказывает Татьяна Забалуева, начальник участка по изготовлению мягких декораций.

Все костюмы и декорации принимал лично Григорович. Галина Нуриджанова, отвечающая за восстановление костюмов, с огромной радостью и вздохом облегчения сообщила, что к премьере в мастерских успели восстановить почти все, так что парижские почти и не понадобились. «Там, в Париже, Сулико Багратович все сделал скромнее, схематичнее. А здесь, в Москве, он мог реализовать свои идеи полностью». 
Работу над восстановлением спектакля без преувеличения можно назвать художественным подвигом. Усилия всех участников процесса стоили того: балет зарезервировал себе место в мировой истории искусств и входит в перечень творений, которыми российский театр будет отчитываться уже за XXI век.

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск