Рейтинг@Mail.ru
Кофе-брейк

Россия из окна поезда

Фотосъемка, которая бывает раз в 100 лет

Натуралист и путешественник, продюсер и рассказчик, знаток и ценитель дикой природы, кандидат биологических наук, в прошлом преподаватель биологического факультета МГУ, фотограф Антон Ланге рассказал о своем почти четырехлетнем путешествии по железным дорогам России. ТрансКредитБанк, основным акционером которого является банк ВТБ, поддерживал этот проект.

«А ЧТО, ЕСЛИ?»

 

Антон, расскажите о том, как вы стали в 2006 году участником проекта «Россия из окна поезда».

Зарождалось все удивительным образом. Подобные проекты зависят от неведомых нам обстоятельств, от того, как звезды на небе выстроятся. Путешествуя и снимая по всему миру, я часто думал, что необходимо рассказать историю о своей собственной стране. Но нужны были сценарий и основа. 


 

ПОРТРЕТ ФОТОГРАФА

Антон Ланге – один из ведущих фотографов современной России. Родился в Москве в 1963 году в семье ученых-биологов. Впервые взял в руки профессиональную камеру в возрасте 10 лет. В его портфолио – путешествия, дикая природа, архитектура, дизайн, мода, обнаженная натура, рекламные кампании крупнейших брендов. Работы Антона Ланге в разное время появлялись на страницах практически всех ведущих глянцевых изданий.

И вот однажды, глядя на карту сети железных дорог, подумал: а может это и есть структура, та самая нить, которую можно протянуть по стране? Все хорошие замыслы начинаются фразой «а что, если?». А что, если нашим героем станет поезд? В какой-то момент я пришел в РЖД на переговоры, и, как только собрался озвучить идею, мне задали вопрос: «Не хотите сделать книгу о России?» Это было потрясающее совпадение! 

 

В прошлом веке уже была попытка сделать фотопортрет России...

Да, в начале ХХ века Сергей Михайлович Прокудин-Горский, один из изобретателей цветного процесса в фотографии, придумал подобный проект. 

Ему по императорскому указу был предоставлен железнодорожный вагон-лаборатория, в котором он ездил и обрабатывал свои материалы. Благодаря этому мы имеем уникальное наследие – цветные фотографии, сделанные в стиле проекта «Россия из окна поезда». Знаете, Россия достойна быть запечатленной в фотографиях хотя бы раз в 100 лет!

СУХОПУТНЫЙ ПАРОХОД

 

Как была организована ваша экспедиция?

У меня появилась романтическая идея: есть огромная страна, большие пространства, которые нам предстоит преодолеть, и я представил, что это океан, только сухопутный. Будучи человеком морским (по специальности я морской зоолог и много хожу под парусом), подумал: нам нужен корабль. В России в XIX веке первые паровозы назывались «сухопутные пароходы». Нужен был такой автономный пароход, который стал бы нашим домом, лабораторией и объектом съемки. Мы пришли к идее, казавшейся сначала фантастической, – идее собственного поезда, который с небольшой скоростью бороздил бы просторы Отечества. Так мы реализовали уникальный проект. В течение нескольких лет творили в специальном экспедиционном поезде, нашем корабле.


Такие проекты, как «Россия из окна поезда», зависят от неведомых нам обстоятельств, от того, как звезды на небе выстроятся 

И этот корабль мы вели вместе с железнодорожниками: то шли по главным путям, то уходили на боковые ветки – иногда совершенно забытые, где нет вообще никакого сообщения. В Заполярье попадали на дороги, построенные еще во времена ГУЛАГа. Машинисты говорили, что проехать невозможно. Но мы двигались, пусть и со скоростью 5 км/ч: старые рельсы не ремонтировались со сталинских времен, было похоже на корабль в качку. Эти дороги сейчас не используются – тем более интересно туда попасть. У нас не было цели переехать из точки А в точку Б – было стремление таким необычным способом изучить страну.


 

 

Приходилось пользоваться другими видами транс­порта?

У нас были вертолеты, малые самолеты, вездеходы, вахтовки (вахтовые автобусы. – Ред.) на БАМе, корабли, суда на воздушных подушках. Мы передвигались на самодельных дрезинах, которыми народ пользуется на Крайнем Севере (вроде мотоциклов, которые можно ставить на рельсы и ездить, например, на рыбалку). И было главное, что позволяло превращать путешествие в связный рассказ, изо дня в день, из экспедиции в экспедицию (их было около 35), – мы возвращались в поезд и шли дальше основным маршрутом на своем «сухопутном пароходе».



 

ЖИВОЙ ОРГАНИЗМ

 

Вы видели все железные дороги, в каком они состоянии?

Удивительный, необъяснимый для меня факт: в нашей стране в прекрасном состоянии железные дороги и в ужасном – автомобильные. Ведь поддержание железных дорог, насколько я понимаю, стоит в разы дороже. Люди сторонние (обычные пассажиры) не представляют себе, насколько высоки общий уровень безопасности и дисциплины на российских железных дорогах, их техническое состояние. Самое дорогостоящее – путь – требует постоянного поддержания. Путь – живой организм, он живет вместе с землей. У нас большое количество дорог, которые проложены по вечной мерзлоте (значительная часть БАМа, Полярный Урал). Это постоянная тяжелейшая работа путейцев. Понимать, как работает этот механизм, в котором миллионы составных элементов (несметное количество сцепок, болтов, рельсов, шпал, вагонов) и огромное количество людей, начинаешь, только когда попадаешь внутрь системы. Любой человек не гарантирован от ошибки – пресловутый человеческий фактор, а миллион сотрудников РЖД – отдельная страна, огромное государство. И поэтому здесь порядок поддерживается гораздо жестче, чем в армии, например. Железные дороги функционируют круглосуточно, они возят людей, возят опасные грузы, уровень дисциплины невероятный.

 

 

Железнодорожники – какие они? 

Это особая каста. Они так устроены, что где бы ни были (на станции Транссиба в огромном городе или на отдаленном полустанке, где почти нет людей или живут только железнодорожники – на БАМе так чаще всего и бывает), все выполняют свои действия так, как положено. Пусть поезд идет один раз в сутки, но дежурный по станции надевает свою фуражку, дежурная по переезду берет свои желтые палочки, машинист дает свисток точно там, где он должен давать. И все это четко работает, хотя случаются и какие-то сбои, это ни для кого не секрет. Но в целом одно из самых моих сильных впечатлений – то, как налажен этот гигантский механизм.


 

 

Есть ли у вас любимая фотография или кадр из фильмов?

В России очень много красивых мест, особенно там, где не ступала нога человека. Это такая классика – Байкал, Алтай (из туристических мест я Алтай ценю выше Байкала). Другое, и гораздо более сильное, впечатление – места не особо красивые, но обладающие внутренним магнетизмом, притяжением. Мне сейчас в голову приходят именно такие. Это, например, БАМ, где особых красот нет: мелколесье, лесотундра – в общем, довольно однообразное место, но обладающее невероятной притягательной силой. Туда хочется вернуться, чтобы смотреть и смотреть в это бесконечное пространство… 

Полярный Урал – ледяная пустыня. Наш крохотный поезд идет по маршруту Воркута – Лабытнанги, это однопутная железная дорога, которая переваливает через Полярный Урал. Единственная, которая ведет из Европы в Азию. Она построена во времена гулаговского «проекта». И до сих пор работает, и по ней ходят пассажирские поезда… Ледяная пустыня, тундра, апрель, мороз. Такие места вспоминаешь в первую очередь. Это то, что я в книге назвал «магия пространства». Вообще, главное впечатление о России – это магия пространства.



Фотографии созданы при поддержке ОАО «РЖД» по проекту «Россия из окна поезда»

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск