Рейтинг@Mail.ru
Страна

Капитал под присмотром

Услуга для тех, кто не знает, куда девать деньги

В России о wealth management достоверно известны два совершенно противоположных факта. Первый: такой финансовой индустрии официально не существует. Не известно хотя бы приблизительное число людей, доверивших комплексное управление своим состоянием сторонним специалистам. Второй: эта сфера услуг бурно развивается. Количество банков и компаний, предлагающих услуги «сверхсостоятельным», растет в геометрической прогрессии. Так что же это за «диво дивное» – российский wealth management?

Один крупный предприниматель затеял привлечение средств для компании, которой он владел через сложную систему оффшоров, трастов и подставных лиц, путем размещения ценных бумаг на бирже. По всем правилам этот шаг требовал раскрытия реальных собственников. Но бизнесмен предпочел остаться в тени, выдвинув на первый план своего партнера, гражданина одной из стран СНГ. К сожалению, в самый неподходящий момент партнер оказался втянутым в неприятную историю, грозившую серьезными юридическими осложнениями для компании-эмитента.

Подготовка к размещению уже выходила на финишную прямую. Нанятые предпринимателем юридические и инвестиционные консультанты лишь разводили руками и советовали как можно скорее урегулировать ситуацию. Но он категорически не желал «засвечиваться» перед прессой в качестве истинного владельца компании. Казалось, дело зашло в тупик.

Тогда по совету знакомых предприниматель обратился в одну из фирм, предлагавших услуги wealth management. Сказать, что у той моментально нашлась палочка-выручалочка, было бы сильным преувеличением. Тем не менее, задействовав все свои связи и подключив к делу квалифицированных адвокатов, а также специалистов по внесудебному урегулированию споров, фирма смогла решить проблему. Конечно, это решение влетело клиенту в копеечку, но результатом он остался доволен. Размещение прошло успешно, при этом инкогнито предприниматель сохранил.

Инвестуслуги нетрадиционной ориентации

Описанный случай все же является скорее исключением, нежели правилом для сферы wealth management. Но эта финанcовая отрасль действительно подразумевает намного более широкий спектр услуг по сравнению с традиционным управлением активами, которое предлагают обеспеченной клиентуре многие банки и инвесткомпании.

В устоявшемся понимании wealth management – это комплекс услуг по решению как чисто инвестиционных, так и целого ряда сопутствующих задач. В числе последних – сохранение активов в случаях развода, банкротства или смерти, обеспечение беспрепятственной передачи имущества по наследству, налоговое планирование и т.п. Как считают эксперты по управлению финансами, крупный капитал регулярно порождает самые нестандартные вопросы.

Причем найти решение всех возникающих проблем подчас абсолютно невозможно в рамках «традиционного» банкинга. Описанные чуть выше злоключения бизнесмена – наглядное тому подтверждение. «Компания, оказывающая услуги по управлению состоянием, – это своего рода служба одного окна, – отметила Оксана Кучура, партнер UFG Wealth Management, в интервью журналу SPEAR’S FAMILY FINANCE. – Здесь помогут комплексно взглянуть на проблему, найдут лучших специалистов и проконтролируют их работу до полного достижения результата».

Семейный финансовый доктор

Компании, предоставляющие услуги wealth management, предпочитают называть себя «семейными офисами» (family office). Тем самым они стремятся подчеркнуть нацеленность на сохранение и преумножение капитала в рамках нескольких поколений одной семьи. Различные аспекты наследования активов (и подготовки наследников для управления ими) занимают в индустрии управления состоянием одно из центральных мест.

Считается, что прибегать к услугам семейного офиса имеет смысл, если размер состояния исчисляется хотя бы сотней миллионов долларов. В противном случае это будет просто-напросто нерентабельно. Впрочем, мультимиллионеры более скромного ранга могут воспользоваться предложениями «многосемейного офиса» – компании, ведущей дела сразу нескольких семей. В таком случае появляется возможность снизить расходы на содержание обширного круга специалистов. Этот формат деятельности wealth management стремительно набирает популярность в последние годы.

Именно комплексный подход к решению проблем, связанных с управлением крупными капиталами, а вовсе не наличие широкого выбора нестандартных объектов для капиталовложений, отличает wealth management от банков и инвесткомпаний. Действительно, порекомендовать состоятельному клиенту инвестировать часть средств, к примеру, в антиквариат, коллекцию уникальных вин или собрание полотен фламандской школы могут многие финансовые консультанты. Такие рекомендации, по большому счету, не выходят за рамки VIP-банкинга, который присутствует у большинства кредитных организаций. Решить целый ворох организационных, финансовых, юридических и прочих задач сумеют в некоторых крупных банковских холдингах. А вот элегантно «вписать» новые приобретения в активы семьи, охватив широкий спектр вопросов: бытовых, страховых, налоговых, наследственных и многих других, сумеют лишь те, для кого управление семейным благосостоянием является основным занятием.

Есть еще одно отличие компаний, специализирующихся на wealth management, от традиционного банковского VIP-обслуживания. Банк, даже предоставляя важному клиенту персонифицированный набор финансовых инструментов и сопутствующих услуг, будет стремиться к продаже в первую очередь собственных продуктов. «Своих» инвестиционных фондов, «своих» кредитов и депозитов, «своих» аналитических рекомендаций… У компаний, работающих в сфере управления крупными состояниями, собственной продуктовой линейки нет. Их единственный продукт – всестороннее решение финансовых задач клиента, ориентированное на защиту семейного капитала и его передачу по наследству. И уже в этих рамках осуществляется подбор конкретных финансовых продуктов конкретных банков. Специалисты иногда называют такой подход «открытой архитектурой» управления финансами.

Наконец, при необходимости «семейный офис» может обеспечить подготовку молодого поколения к дальнейшему управлению семейными капиталами. Для этих целей возможна организация специальных семинаров, на которых будущим наследникам не только дадут уроки финансовой грамотности, но и привьют уважение к ценностям семьи.

Швейцарские «гномы» и английские аристократы

У финансовых экспертов нет единого мнения о том, какая из стран может считаться родоначальницей индустрии wealth management. Но не вызывает сомнений, что у каждого государства есть свои национальные особенности управления крупными состояниями. «Швейцарский wealth management отличается от американского, американский – от английского, и все вместе они отличаются от арабского или сингапурского, – пояснил член Наблюдательного совета ВТБ Павел Теплухин в интервью порталу PBWM.ru. – В каждой стране эта отрасль имеет свои исторические корни, свои традиции и нюансы. Нельзя сказать, чей wealth management лучше. Все зависит от приоритетов клиента».

Швейцарский – в наибольшей степени близок к тому, что принято называть персонифицированным банковским обслуживанием. Его конек – высочайший уровень банковской тайны. Сохранение конфиденциальности финансовых операций до недавнего времени было заложено в основу всего гражданского законодательства Швейцарской Конфедерации.

Однако в последнее время этот принцип стал соблюдаться не столь ревностно, как полвека назад. Сначала под давлением французских и германских налоговиков Швейцария согласилась раскрывать некоторые детали финансовых операций клиентов, подозреваемых в налоговых мошенничествах. Потом США добились от Конфедерации согласия предоставлять конфиденциальную банковскую информацию в целях противодействия финансированию терроризма. Затем «швейцарские гномы» были вынуждены сотрудничать с российскими властями в розыске капиталов коррумпированных чиновников. Словом, хваленая конфиденциальность стала трещать по швам.

Английская отрасль wealth management базируется на наследственном праве. Англия хороша своей стабильностью, но плоха запредельным уровнем налогов на наследование. При переходе любого имущества от от старшего поколения к младшему необходимо 40% отдать государству. Для состоятельных людей – это как отрезать кусочек своей плоти. Именно поэтому на островных территориях вокруг Великобритании (Мэн, Джерси, Гернси) стали в изобилии возникать особые юридические структуры – трасты, выступавшие номинальными собственниками имущества конкретных людей. То есть вопрос наследования семейного состояния стал вопросом смены бенефициара конкретного траста. И поскольку в этом случае смены собственника формально не происходит, нет и необходимости делиться с короной.

Естественно, управлявшие трастами юристы, получив доступ к семейным капиталам, начали предлагать наследникам дополнительные услуги. Страхование, ипотеку, кредитование под залог, услуги по продаже или покупке активов и многое другое. В конечном счете все это превратилось в британскую систему wealth management. Но в основе ее по-прежнему лежит наследство.

В США фундамент wealth management заложила чрезвычайно сложная налоговая система. Заполнить американскую декларацию о налогах самостоятельно не может практически никто. Это очень сложный, запутанный и долгий процесс – малейшая ошибка грозит крупными неприятностями. За неточности в налоговых декларациях американские власти ухитрились посадить в тюрьму даже неуязвимого Аль Капоне.

Совладать с декларацией о налогах в США могут только высококвалифицированные специалисты. К ним и стали обращаться за помощью состоятельные американцы – сначала за содействием в заполнении, потом за налоговым планированием. В итоге у таких помощников появился доступ ко всей совокупности финансовых данных гражданина. Это в свою очередь дало возможность предлагать клиентам сопутствующие услуги: банковское обслуживание, страхование, пенсионное обеспечение, инвестиции… Но основу американского wealth management составляет налоговое планирование.

Картину за миллион никто не продаст человеку с улицы

К числу наиболее известных широкой публике направлений wealth management, несомненно, можно отнести арт-банкинг – инвестирование средств в художественные ценности. О том, почему такие инвестиции лучше всего доверить не банкирам, а «семейным офисам», рассказывает Павел Теплухин:

«Если вы захотите купить картину за миллион долларов, вам ее никто просто так не продаст. Чтобы приобрести арт-объект на аукционе, нужно открыть в аукционном доме счет, а для этого – получить рекомендации от двух банков. Такие рекомендации сродни гарантиям, финансовые институты дают их, прямо скажем, нечасто. К тому же надо найти банк, который будет признан аукционным домом. Допустим, вы уговорите Сбербанк дать рекомендацию. Но потом в Sotheby’s, вам скажут: «Какой такой Сбербанк?»

И разговор закончится.

Предположим, этот этап вы прошли. Получили рекомендацию и открыли счет. Дальше вам надо на счет в Sotheby’s перечислить деньги. Вы опять приходите в Сбербанк, а вам заявляют: «А что это – Sotheby’s?» И начинается второй круг мытарств – дайте договор счета на русском языке, факсы неприемлемы, без печати документы не действительны. А у Sotheby’s за все 200 лет ни разу не было печати! Потом в Сбербанке попросят разрешение на трансграничный перевод, справку из налоговой, декларацию о доходах и т.д. По этому кругу вас будут гонять долго.

Допустим, и это вы преодолели. Перечислили миллион Sotheby’s и даже приобрели картину. Теперь надо ее привезти. Ладно, с таможней вы разберетесь, пошлины уплатите, декларацию заполните. Но потом компания, которая вашу покупку должна доставить в Москву, непременно заявит, что даже не притронется к картине, пока та не будет застрахована. Вы придете в отечественную страховую компанию и, скорее всего, узнаете, что в России страхованием таких рисков не занимается вообще никто.

Ну и, наконец, даже если вы и этот этап миновали, что дальше делать? Где вы будете хранить картину – в квартире повесите? А квартиру застраховали? Не хотите в квартире, хорошо. Вам известно, где ближайшее хранилище находится? Одно в Женеве, второе – в Сингапуре. И больше в мире их нет. А знаете, как в хранилища попасть? По рекомендации. И начинай сказку с начала...»

В том, чтобы помочь решить все эти вопросы, и заключается необходимость «семейного офиса». А картину вы выберете сами. 

Wealth management с российским акцентом

Большинство отечественных экономистов отмечает, что в России процесс первоначального накопления капитала практически завершен. Сформировался целый класс людей, располагающих многомиллионными долларовыми состояниями, причем легальными. И вопрос профессионального управления ими год от года становится все актуальнее. Недаром в Россию заспешили многие крупные западные компании, не один десяток лет предоставляющие услуги wealth management.

Но «у русских собственная гордость». Далеко не все успешно апробированные на Западе механизмы управления состояниями находят адекватный спрос со стороны отечественных мультимиллионеров.

«Типичный российский клиент «семейного офиса» совсем иной, чем английский или американский, – считает Павел Теплухин. – Во-первых, свое состояние он сделал сам и сам же урегулировал все налоговые проблемы. Во-вторых, ему где-то 45 лет, и тема передачи имущества по наследству для него еще пару десятилетий неактуальна. У него кардинально иная задача – преумножить, а не сохранить. Сделать из заработанного миллиона десять. Из чисто спортивного интереса. Он любит риск, хочет адреналина, ценит драйв. Такому человеку не нужен депозит, который приносит 2% годовых: «Вы мне дайте 50% в год, пусть это и будет суперрискованно!»

Иными словами, современный российский wealth management основывается в первую очередь на квалифицированном инвестиционном консалтинге. При этом речь идет, как правило, о капиталовложениях за пределами страны: неоднократно обжегшись на специ­фических особенностях отечественной финансовой системы, клиенты выбирают более надежные рынки. На втором месте по важности, как считают некоторые финансовые эксперты, стоит задача юридической защиты имеющихся активов. Стабильно высок и спрос на различные оффшорные структуры и трасты. Сказывается традиционная для переходных экономик «незрелость» правовых механизмов, регулирующих отношения собственности.

Впрочем, обращение россиян к западным институтам wealth management оставляет удовлетворенными далеко не всех. «Если вы крупный клиент, к вам обязательно будет особое отношение, – отмечает Оксана Кучура. – Но если вы размещаете, например, в швейцарских банках $10 млн, да еще для диверсификации рисков делите эту сумму между двумя банками, то становитесь довольно средним клиентом, и никаких особенных привилегий за эти деньги ожидать не стоит. В итоге, разочаровавшись, многие начинают искать более индивидуальный, внимательный подход».

Точечный ритейл

Wealth management – уникальная компетенция кипрской дочки ВТБ, Русского коммерческого банка (РКБ Кипр). Эту услугу часто называют «точечным ритейлом». «Изюминка» в продуктовой линейке банка – сервис по созданию трастов, старинной, но неизменно востребованной формы управления капиталом. РКБ работает с клиентами, готовыми передавать в управление активы на сумму свыше 5 млн евро. Доверяя имущество трасту, учредитель номинально перестает быть его владельцем, что очень важно для конфиденциальности и защиты активов от всевозможных неприятностей. Русский коммерческий банк предлагает клиентам трастовые решения в трех юрисдикциях: на Кипре, на островах Мэн и Джерси. Клиенты могут воспользоваться специально «заточенными» трастовыми решениями, например для финансирования членов семьи, для сделок по продаже активов или для управления портфелем ценных бумаг.  

Это позволяет понять, почему в индустрии wealth management пока места хватает для всех – и для крупных зарубежных институтов, и для небольших отечественных компаний-«бутиков», обслуживающих всего лишь одного-двух клиентов. При этом у российских представителей отрасли есть все шансы выйти победителями в конкурентной борьбе за внимание самых обеспеченных сограждан. Ведь на стороне наших специалистов – готовность быть гибкими и динамичными, знание национальных особенностей и умение идти на оправданный риск. 

© 2014 ВТБ

Издается с 2006 года.

Распространение - во всех регионах, где представлен ВТБ.

Корпоративные СМИ ВТБ

Поиск