Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 5 (29) 2010

| Корпоративные СМИ ВТБ


Культура

Культура

Автор фото: PHOTOXPRESS
Час «Мистерии»
Судный день на сцене Мариинки

IX ПАСХАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ОЗНАМЕНОВАЛСЯ РЯДОМ ГРОМКИХ ПРЕМЬЕР. ОДНОЙ ИЗ САМЫХ ГРОМКИХ В БУКВАЛЬНОМ И ПЕРЕНОСНОМ СМЫСЛАХ СТАЛА ОПЕРА НИКОЛАЯ КАРЕТНИКОВА «МИСТЕРИЯ АПОСТОЛА ПАВЛА». ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИДЕАЛЬНО СООТВЕТСТВУЕТ ЗАМЫСЛУ ФЕСТИВАЛЯ: СРЕДСТВАМИ СОВРЕМЕННОЙ МУЗЫКИ РАСКРЫТЬ РЕДЧАЙШУЮ ДЛЯ АВАНГАРДА РЕЛИГИОЗНУЮ ТЕМУ. ТЕКСТ АНТОНИНА ВЕЛИЧКОВА

Александр Степанюк способен сделать яркое шоу даже из серьезной постановки

Понимая, что религиозный мотив сложен для восприятия широкой публикой, которая в музыкальном театре ценит прежде всего доступность и занимательность, Мариинский театр решился на отважный шаг – постановку доверили Алексею Степанюку. В творческой биографии этого режиссера уже есть опыт работы с религиозным материалом в «Сказании о невидимом граде Китеже». Степанюк способен сделать яркое шоу даже из столь серьезной постановки. За это качество его неоднократно отмечали «Золотой маской».
Композитор Николай Каретников в представлении не нуждается: он писал музыку к фильму «Бег» по мотивам произведений Булгакова, телеспектаклю «Король Лир» и многим другим. Но музыкальные работы для театра и кино – лишь явная, видимая жизнь Каретникова, успешного выпускника консерватории, востребованного молодого композитора. Преуспевающему сотруднику киностудий заказывал балеты Большой театр. Такая жизнь перестала существовать для Каретникова в 1957 году, когда в Москву с концертами приехал пианист Глен Гульд. Тогда публика в СССР впервые услышала венский авангард начала ХХ века – атональную музыку Шёнберга и Берга. Эта музыка не укладывалась в рамки соцреализма: новая, странная, немного вычурная, непривычная для советского человека. Именно она определила творческую жизнь Каретникова на десятилетия вперед.
Для композитора началась новая жизнь – тайная, без надежды на признание, грозящая преследованиями. Он стал сочинять «в стол», не рассчитывая, что его музыку когда-нибудь услышат. В этой второй жизни не было ни жестких сроков сдачи работы, ни гонораров, ни приемных комиссий.

Император и апостол

Идею «Мистерии», написанной на канонические тексты из Посланий апостола Павла, Псалтири и Книги пророка Софонии, Каретникову подал протоиерей Александр Мень. Священник был другом и духовным наставником композитора. Ему музыкант посвятил партитуру, где главной темой стал Судный день для человечества, день гнева Божьего.
Книга отца Александра Меня «Первые апостолы» оказалась для Каретникова настоящим источником вдохновения. В строках протоиерея нетрудно узнать персонажа оперы: «Духовидец и мистик, парящий в сфере тайн и высоких умозрений, он был мало похож на хрупкого мечтателя, каким его изобразил на своем полотне Эль Греко. Апостол стал первым из тех подвижников Церкви, которые умели, живя в Боге, твердо стоять на земле. Под обманчивой, невзрачной внешностью крылась железная воля, что не раз проявлялось в критических обстоятельствах. Павел умел сохранять хладнокровие – стоял ли он перед толпой или судьями, находился ли в опасности. Жизнь без семьи, без дома могла иссушить его душу, сделать мрачным и замкнутым. Но этого не случилось. Святой Павел не был лишен юмора и подчас неожиданной шуткой умел разрядить напряженную атмосферу. Будучи вспыльчивым от природы, он научился сдерживать себя, проявляя при этом удивительные смирение и такт. У этого нелегкого, как многие гении, человека с годами появились преданные и самоотверженные ученики – «дети», как он порой называл их. Но насколько велика была их любовь, настолько сильна была и ненависть его противников. Даже со стороны единоверцев он нередко встречал непонимание и осуждение». Таков один полюс «Мистерии» Каретникова.
На другом полюсе – император Нерон. Все в этом персонаже – театр, притворство, игра, двусмысленность, нереальность и зыбкость. Он словно вне морали и человеческих чувств. Христианский пророк времен императора Нерона апостол Павел и римский император времен апостола Павла Нерон в произведении Каретникова образуют взаимосвязанный мир.

«Я писал для Господа и для себя»

Разработать движение сюжета между двумя полюсами Каретникову помог драматург Семен Лунгин (отец известного ныне режиссера Павла Лунгина). Успешный и востребованный советский сценарист тоже различал работу и свое истинное призвание. Снятые по его сценариям фильмы «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Внимание, черепаха!», «Трое в лодке, не считая собаки» почитаемы зрителями до сих пор. И хотя мир Нерона и апостола Павла находится от пионерлагеря товарища Дынина на расстоянии космоса, чувствуется, что действие «Мистерии» направлено той же умелой рукой.
Несмотря на счастливое соавторство, работа над «Мистерией апостола Павла» растянулась на долгие 17 лет. «Я писал для Господа и для себя», – говорил композитор. На вопрос, зачем в партию императора Нерона он вставил трудные для исполнения высокие ноты, Каретников ответил: «Не волнуйся, все равно никто не собирается это петь». Он понимал, что сценическая судьба произведения не будет легкой.
Рожденная в муках «Мистерия» не могла появиться на советской сцене не только по идеологическим соображениям. Даже после смены режима постановка казалась неподъемной в силу сложности воспроизведения и понимания музыкального материала. Исполнять партии должны были профессионалы высочайшего уровня, способные справиться и с высокими вокальными нотами, и с эмоционально-философским масштабом произведения, и с пестрейшим авангардистским коллажем, где пошловатое танго Нерона уживается с церковными хорами. Все это оказалось по силам артистам Мариинского театра во главе с Валерием Гергиевым.

Рим в стиле кибер-панк

Гергиев долго готовился к премьере. Сначала дирижер работал с концертным вариантом – без декораций, мизансцен и костюмов. «Мне нравится это произведение. Я был первым его исполнителем в Германии, затем в России в 1995–1996 годах. Николая Николаевича не стало в 1994-м, и он не успел услышать исполнения самого крупного своего произведения. В 2010 году мы воплотили его на сцене. Работали день и ночь, подготовили два состава, которые поют наизусть это трудное произведение. Ответственность перед композитором огромная, и мы старались сделать максимум возможного», – объясняет свой выбор дирижер.
К удивлению публики, премьерный пульт «Мистерии» Гергиев уступил молодому дирижеру Павлу Петренко. Пока меломаны, шурша программками, гадали, что это может значить, первые любопытные отправились в зал и… замерли в недоумении: занавес поднят, стоят бочки с углем, мерцают включенные телевизоры, транслируя то итальянские мультфильмы, то речи Муссолини. Художник Семен Пастух, видимо, хотел намекнуть, что действие происходит в Риме. А для Вечного города дистанция между Нероном и Муссолини – мгновение. В спектакле нет других примет с указанием места. Над сценой нависают гигантские языческие идолы, на протяжении спектакля меняя цвета. Между бочками, телевизорами и подножиями жутковатых статуй снуют растрепанные бродяги. Очевидно, Семена Пастуха вдохновили фильмы «Бегущий по лезвию бритвы» и «Вспомнить все» с их кибер-панковской эстетикой в духе «помойка на Марсе». Оперные критики подметили, что режиссеру и художнику пришлись по душе прошлые вагнеровские постановки Мариинского театра, особенно «Зигфрид», куски сценографии из которого странным образом прибило к берегу оперы Каретникова, – уж очень удачные декорации сделал тогда Георгий Цыпин… Внезапно в зрительный зал ударил прожектор. Публика замерла. Опера началась.

Языческое соло

Стало сразу ясно: сердце режиссера Степанюка отдано одиозному императору Нерону. Благочестивый Павел внушил режиссеру ужас школьника перед завучем: у Степанюка апостол разве что не стучал указкой. Зато Нерон удался на славу. Во время спектакля критики прочили исполнителю партии – солисту Андрею Попову на будущий год еще одну «Золотую маску». Он порочно извивался в сцене оргии, напоминая дьявольскую куклу в диалоге с Павлом, поражал стоическим отчаянием после казни апостола и трогательно, до слез хорохорился в своем последнем смертельном танго. Исполнитель роли апостола Павла – бас Павел Шмулевич поневоле отступил на второй план. Чтобы состязаться со столь колоритным противником, ему не хватало красок. Режиссер прочно закрепил за Павлом скучную однозначность «положительного героя». Также разворачивалось негласное состязание между хорами.
В опере Каретникова всего три сольные партии, зато хоры активно участвуют в действии. Придворные Нерона, сподвижники апостола Павла, римская чернь – благодаря хорам действие обретает масштаб. Хоровое пение призвано поддерживать у слушателей ассоциации с церковным искусством.
Но интерес режиссера Степанюка перетянули на себя римские язычники. Их разряженные тела красноречиво и изобретательно сплетались в сцене оргии, живописно метались на пожаре, напоминая «Последний день Помпеи» Карла Брюллова. А вот христианам не досталось ничего, кроме набедренных повязок. Робкие адепты апостола на сцене жались друг к другу. Казалось, они поднадоели режиссеру: им не удавалось выразить христианское смирение, то и дело выливавшееся в вялую пассивность мизансцен. Беленькие пупсы с гребешками, в финале увлекшие за собой праведников, остались вовсе непонятыми публикой. Отбив ладони после спектакля, зрители обменивались версиями. Одни считали, что это были ангелы, другие – что херувимы, а третьи увидели самых обычных петушков. Первые справедливо возразили третьим, мол, Рим спасли не петушки, а гуси, причем совсем в другой истории. И только небеса, изображенные в финале электрическими лампочками-звездами, не вызвали споров.
Зрители на премьере не успевали передохнуть: одна эффектная сцена сменяла другую: Нерон устраивает оргию – Павел брошен в тюрьму – пожар Рима – избиение христиан и казнь апостола – бунт римской черни – самоубийство Нерона. Такая цепь событий сделала бы честь старинному оперному спектаклю. В данном случае это даже плюс. Постановщики действительно знали, как захватить внимание зрителя: публика поначалу явно готовились к высококультурной скуке, но в финале, кажется, была удивлена собственными овациями авангардному произведению, да еще на религиозную тему.

Девятый, юбилейный

ВТБ поддерживает Московский пасхальный фестиваль с 2005 года.
Тогда банк стал генеральным спонсором одной из жемчужин фестиваля – постановки оперы Сергея Прокофьева «Война и мир». В этом году мероприятие охватило уже более 30 городов не только в России, но и в СНГ. Симфоническая программа пестрела именами мировых звезд: дирижер Валерий Гергиев, пианист Денис Мацуев и многие другие. Фестиваль был посвящен 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Краткое содержание оперы

Нерон празднует фальшивый триумф, после которого следует оргия. Он паясничает, по приказу императора окружающие занимаются любовью. Министр внутренних дел Тигеллин докладывает: в Риме появились люди, которые не придерживаются общепринятых норм, – христиане. К императору приводят апостола Павла. Происходит первое столкновение Нерона с новой верой.
По приказу Нерона Павла бросают в темницу. В одиночестве заточения апостол произносит монолог о христианской любви (Первое послание к Корин-фянам). Начинается великий римский пожар, в котором гибнут люди и животные. Когда огонь стихает, Тигеллин сообщает императору, что народ считает виновником пожара именно его, Нерона. Император решает переложить вину на христиан и приказывает сжечь их. Погибая в огне, христиане поют «Верую».
После сожжения христиан Нерон вершит суд над апостолом Павлом. Тигеллин произносит обвинительную речь, Нерон юродствует, Павла осуждают и казнят. По всей империи начинается мятеж, императора свергают. Чтобы не подвергнуться мучительной казни, Нерон решает покончить с собой и вновь кривляется: «Какой артист великий умирает!» На фоне тихой музыки все яснее звучит имя апостола Павла.
Финал – апофеоз и вознесение апостола.

Источник: mariinsky.ru



21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП