Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 4 (28) 2010

| Корпоративные СМИ ВТБ


Story

Великий Алан

Предсказания, откровения и ошибки гуру

ЕЩЕ В V ВЕКЕ ДО Н.Э. КИТАЙСКИЙ ФИЛОСОФ КОНФУЦИЙ ГОВОРИЛ: «ОТПРАВЛЯЯСЬ НА РАССВЕТЕ К ГОРЕ, ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ НА ЗАКАТЕ ОКАЗАТЬСЯ У МОРЯ, ПОТОМУ ЧТО НЕ ДАНО ЗАРАНЕЕ ЗНАТЬ, КУДА ПРИВЕДЕТ ДОРОГА ЖИЗНИ». АМЕРИКАНСКИЙ ЭКОНОМИСТ АЛАН ГРИНСПЕН МОГ БЫ ПОДПИСАТЬСЯ ПОД ЭТИМ УТВЕРЖДЕНИЕМ: В ЮНОСТИ ОН ИГРАЛ НА КЛАРНЕТЕ И НЕ СОБИРАЛСЯ ПОКОРЯТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ОЛИМП. ОДНАКО СО ВРЕМЕНЕМ ОН СТАЛ ЗНАКОВОЙ ФИГУРОЙ В МИРЕ ФИНАНСОВ И ЕГО НАЗЫВАЛИ ФИНАНСОВЫМ ОРАКУЛОМ. ПРИ ЭТОМ СЕГОДНЯ ГРИНСПЕНА СЧИТАЮТ ЕДВА ЛИ НЕ ГЛАВНЫМ ВИНОВНИКОМ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА. ТЕКСТ ЛАРИСА КАБАНОВА

На фотографии выпускников 1943 года нью-йоркской школы имени Джорджа Вашингтона под изображением Алана Гринспена можно прочитать: «Умен и талантлив. Поиграет для вас на саксофоне и кларнете».
Алан рос в музыкальной семье, поэтому его увлечение музыкой только приветствовалось. Воспитывался без отца: родители – Герберт Гринспен и Роза Голдсмит прожили в браке недолго. Молодой женщине, после развода вернувшейся к родителям, было трудно обеспечивать семью, но она находила средства на образование и увлечения единственного сына. А тот с детства проявлял себя как «нестандартный» ребенок. Юный Алан, например, увлекался бейсболом. Но он не просто слушал радиорепортажи с игр любимых команд, а придумал сложную систему записи, где фиксировал мельчайшие подробности матча, вплоть до времени, места и способа броска мяча. Анализ игр помогал ему прогнозировать результаты будущих встреч. И зачастую мальчик оказывался прав в своих предположениях.
Гринспен с юности отличался исключительными нравственными принципами. Со временем это качество позволило ему завоевать репутацию сверхпорядочного государственного деятеля. Ведь, несмотря на доступ к самой разнообразной и точной экономической информации, он ни разу не воспользовался ею в личных интересах.
В середине неспокойных тридцатых годов прошлого столетия, в период разгула мафии и гангстеров, десятилетний Алан с другом Биллом Калледжо основал тайное общество. Его целью, по воспоминаниям Калледжо, было ни много ни мало «искоренить зло, изменить мир к лучшему, уничтожить преступность и мафию».
Увлечение спортом и стремление спасти мир не мешали учебе: преподаватели неизменно отмечали способности юного Гринспена к самым разным дисциплинам и его умение учиться. Его природные замкнутость и необщительность способствовали развитию внимания и целеустремленности, а также способности к анализу. Среди одноклассников Гринспен
прослыл чудаком и снобом. Но, по мнению школьного друга Стенфорда Сэноффа, «это свидетельствовало о том, что уже в юности Алан был мыслителем». После окончания школы Алан Гринспен внесен в списки почетных членов общества лучших выпускников США.

Несостоявшийся роман с джазом

Успешное окончание школы открывало перед Аланом возможность учиться в любом университете страны. Но он решил посвятить себя музыке и стал гастролировать по стране с джаз-бэндом Генри Джерома в качестве кларнетиста. Свободное от выступлений время он тратил не на развлечения с друзьями, а на управление финансовыми делами коллектива. Позднее его товарищ по оркестру сказал: «По всему было видно, что Гринспен в оркестре не задержится – уж слишком охотно и хорошо он занимался нашей бухгалтерией». И действительно, уже через год молодой человек понял: музыка при всей любви к ней не станет делом его жизни.
Его призванием была экономика, любовь к которой Алан унаследовал, очевидно, от отца. Герберт Гринспен был экономистом. Он как-то подарил маленькому Алану свою книгу «Впереди выход из кризиса». Однако книга тогда не произвела на мальчика должного впечатления, а к тому времени, когда сын всерьез заинтересовался экономикой, наука настолько ушла вперед, что родительские мысли не стали для Алана откровением.
В 18 лет Гринспен поступил в Школу коммерции Нью-Йоркского университета. Получил в 1948 году степень бакалавра по экономике, а в 1950-м с «наивысшей похвалой» (по русским стандартам – с отличием) окончил университет магистром. Однако дальнейшую учебу в аспирантуре Колумбийского университета пришлось оставить: у будущего руководителя самой мощной в мире финансовой структуры в ту пору не хватало денег на оплату образования.

Ищите женщину

Своей верой в общественно-экономическую формацию Гринспен во многом обязан Айн Рэнд. Писательница и философ стала основоположницей объективизма – учения, проповедовавшего нерегулируемый капитализм. Айн и Алан встретились в 1952 году. «Именно она убедила меня... что капитализм не только эффективен и практичен, но и морален... что он превосходит другие социоэкономические системы, такие как феодализм и социализм, так как основан на добровольном обмене между рациональными индивидами, заботящимися о собственном интересе», – писал впоследствии Гринспен.
Петербурженка Алиса Розенбаум эмигрировала в Соединенные Штаты в 1926 году. Там под псевдонимом Айн Рэнд выпустила романы «Мы, живые», «Источник», «Атлант расправил плечи», повесть «Гимн», а также написала ряд политических эссе. К художественным достоинствам ее романов, которые иначе как дидактическими не назовешь, можно было бы предъявлять претензии, если бы не одно «но». Рэнд обратилась к литературе как к средству, с помощью которого возможно донести до общества свое философское кредо: политические и экономические процессы в обществе, а также отношения между отдельными людьми может регулировать только капитализм, основанный на жестких и зачастую антигуманных принципах свободного рынка.
Рэнд была очень убедительна. Молодежь буквально зачитывалась ее «Атлантом», а знаменитую фразу главного героя романа – Голта – «я никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня» целое поколение молодых американцев восприняло как руководство к действию.
Айн Рэнд создала философский кружок. Интересно, что активистка американской антиправительственной партии «Свобода», превыше всего ставившая личную независимость, назвала свое сообщество «Коллектив». Гринспен был членом этого кружка и публиковался на страницах выпускаемого обществом журнала «Вестник объективизма». Общение с Рэнд помогло ему окончательно убедиться, что капитализм – именно та система, ценности которой он разделяет и которой готов служить.

Ученик, превзошедший учителя

В 1954 году вместе со специалистом по ценным бумагам Уильямом Таунсэндом Гринспен основал фирму Townsend & Greenspan, занимавшуюся экономическим консалтингом. Грамотность и порядочность в ведении дел обеспечили Гринспену хорошую репутацию среди клиентов, что позволяло фирме получать неплохой доход. Но как экономист он был гораздо масштабнее дел, которыми ему приходилось заниматься на Уолл-стрит.
Артур Бернс, будущий руководитель Федеральной резервной системы США, который в то время преподавал в Колумбийском университете и занимался научными исследованиями в сфере бизнес-циклов, открыл Гринспену новое для него направление – государственные финансы. Заинтересовавшись темой, молодой экономист стал работать над диссертацией, научным руководителем которой стал Бернс. Учитель и ученик не могли тогда даже предположить, что в разное время будут стоять у руля экономики всей страны.
Однако Артур Бернс был не только наставником будущего главы ФРС США. Он и бывший коллега Алана по джазовому оркестру Леонард Гармент стали своего рода продюсерами, открывшими имя Гринспена миру большой экономики. В 1968 году Алан во время прогулки случайно столкнулся с Гарментом. К тому времени Леонард оставил музыку и сделал политическую карьеру – стал одним из соратников будущего президента США Ричарда Никсона. Впоследствии Гармент писал об их встрече: «Алан говорил о деньгах и финансах безупречно построенными предложениями, но они оставались непонятными для меня. Было абсолютно ясно только одно: он поразительно тонко чувствовал поэзию сокровенной темы – федерального бюджета».
Гринспен был представлен влиятельному республиканцу. Мысли экономиста и его заинтересованность настолько увлекли Никсона, что он предложил Алану стать его неофициальным консультантом по экономическим вопросам на время предвыборной кампании. После победы на выборах республиканцев Гринспен вернулся в свою фирму, несмотря на предложенный ему пост в администрации Белого дома.
Вторично Никсон позвал экономиста работать в своей администрации в 1974 году. На этот раз Алан согласился, и у совета экономических консультантов президента появился новый руководитель. Ряд высокопоставленных лиц утверждают, что протекцию ему составил Артур Бернс.
Вскоре в связи с уотергейтским скандалом Никсон был представлен палатой представителей к импичменту и, не дожидаясь судебного разбирательства, ушел в отставку. Однако это не отразилось на карьере Гринспена, он сохранил свою должность при преемнике Никсона – Джеральде Форде. Правда, следующий президент – демократ Джеймс Картер отправил его в отставку, но такой вполне предсказуемый шаг был продиктован правилами партийных игр. Затем республиканец Роналд Рейган, следуя тем же правилам, вернул Гринспена в Белый дом. Начиная с 1987 года, когда Гринспен занял пост председателя Федеральной резервной системы США, республиканско-демократическая политическая чересполосица перестала его касаться: экономика страны должна была оставаться стабильной вне зависимости от того, какая партия находится у власти. Великий Алан, как никто другой, умел поддерживать эту стабильность.

Deus ex machina

В возрасте 61 года Гринспен поднялся на высшую ступень иерархической лестницы американской экономики. Ради такой должности Великий Алан пожерт­вовал многим: глава ФРС не имеет права входить в состав совета директоров компаний – и Гринспен ушел из нефтяной компании Mobil, алюминиевой корпорации Alcoa и продовольственного гиганта General Foods. Новый пост запрещает давать консультации – и Алан ликвидировал свое детище Townsend & Greenspan, где проработал более 30 лет. Гринспен поставил на карту буквально все, отказавшись от должностей, приносивших ему солидный доход, и согласившись на зарплату уровня хорошего врача – $171 900 в год. И все же нашлись те, кто полагал, что новый руководитель ФРС будет больше заниматься политикой, чем финансовыми проблемами государства. Однако эти опасения не оправдались.
Не было бы счастья, да несчастье помогло. На Америку обрушился очередной «черный» день: в понедельник, 19 октября 1987 года, произошло самое большое падение промышленного индекса Доу-Джонса за всю его историю – 22,6%. Лихорадило фондовые биржи всего мира, торги были приостановлены. Благодаря энергичным мерам, предпринятым ФРС, с последствиями кризиса удалось справиться быстро. Действия Гринспена в тех непростых условиях признали верными экономисты всего мира. Алан умело справился с ситуацией, которая казалась неразрешимой.
Словно древнегреческий театральный персонаж Deus ex machina (Бог из машины), который с помощью специальных механизмов появлялся на сцене в самый важный момент, Гринспен всегда оказывался вовремя в нужном месте. Немногословный, никогда публично не обсуждавший свои планы и действия, он много раз находил выход из самых сложных экономических обстоятельств. В его актив можно записать успешное противостояние влиянию на американскую экономику финансовых кризисов в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и России, кредитного кризиса 1998 года, «краху доткомов» в 2000–2001 годах.
Восемнадцать лет, на протяжении которых он возглавлял Федеральную резервную систему США, назвали «эрой Гринспена». В тот период в стране были зафиксированы самые низкие в истории уровень безработицы (4%) и темпы инфляции (1,5%), которую Гринспен старался подавить любым путем, даже в ущерб росту экономики. Это делало его весьма популярной фигурой: в непогрешимость Великого Алана верили как рядовые американцы, так и представители правящих кругов. Известно высказывание конгрессмена Фрэнка Айкарда: «Гринспен знает, сколько болтов с плоскими головками используется при сборке автомобиля Chevrolet и что будет с американской экономикой, если три из них перестать закручивать». А экс-президент США Джордж Буш-младший на вопрос, что он будет делать в первую очередь в случае возникновения чрезвычайной экономической ситуации, совершенно серьезно ответил: «Немедленно свяжусь с Аланом Гринспеном».

Оракулы тоже ошибаются

Но богом быть трудно. Особенно сегодня. Как заметил бывший председатель Citigroup Уолтер Вирстон, «в бизнесе между вопросами «кто есть кто» и «кто это такой» лежит всего 90 дней». Алан Гринспен ушел в отставку в 2006 году, а уже в 2008-м возглавил рейтинг неудачников делового мира на сайте СNN Money. Он снова оказался на вершине лестницы, только на этот раз – ведущей вниз. Гринспена обвинили в том, что во время его правления возникла система «пузырей» – американскую экономику накачали дешевыми кредитами, и это привело к ипотечному кризису, который вскоре охватил весь мир.
Великий Алан, который никогда не снисходил до объяснений, а критику в свой адрес просто игнорировал, на этот раз пространно комментировал ситуацию: «Я не могу сказать... как избежать остановок производства и сокращений», «я ошибся, предполагая, что банки способны лучше защитить своих акционеров и активы...» и, наконец, «...я в шоке, потому что в течение сорока лет думал, что эта модель работает хорошо». Такая интонация высказываний заставляет задуматься: возможно, «лучший глава ФРС США ХХ века» не так дальновиден, как принято считать, и оракулы тоже ошибаются.

Эпоха потрясений

В 2000 году в издательстве Simon & Schuster (США) вышла книга Боба Вудворда «Маэстро. ФРС Гринспена и подъем американской экономики».
В том же году издательство Perseus Publishing выпустило книгу Джастина Мартина «Гринспен. Человек, стоящий за деньгами». Но никто, пожалуй, не написал о Гринспене так полно и интересно, как он сам. Свои мемуары он назвал «Эпоха потрясений» (The Age
of Turbulence). Книга вышла в свет в 2007 году и сразу же стала бестселлером. Автор недешево оценил свой писательский труд: издательство Penguin Press заплатило за право публикации $8,5 млн. Дороже ($12 млн) свои воспоминания оценил только 42-й
президент США Билл Клинтон.
Гринспен относился к правящей верхушке, однако это не помешало ему резко и нелицеприятно отозваться на страницах книги о первых людях государства. Так, Ричарда Никсона Гринспен называет «параноиком, мизантропом и циником». У Роналда Рейгана, по словам автора, не было «достаточно глубокого понимания экономики». Но больше всех досталось Джорджу Бушу-младшему, которого он обвинил в неконтролируемых расходах бюджетных средств.

Маэстро Гринспен: штрихи к портрету

  • На встрече «большой восьмерки» в Лондоне в декабре 2005 года королева Велико­британии даровала Алану Гринспену титул свободного гражданина лондонского Сити, дающий множество привилегий. Так, экс-главу ФРС не имеют права арестовать за появление на улицах Сити в нетрезвом виде, обладатель титула может венчаться в соборе святого Павла, а также быть повешенным на шелковой веревке. Финансовому гуру также разрешено прогонять стадо овец через Лондонский мост и вытаскивать меч из ножен на территории Сити. Достоверных данных о том, собирается ли Гринспен воспользоваться этими уникальными правами, нет.
  • Секрет блестящих идей Гринспена – полуторачасовая ванна каждое утро. Ради этой привычки в бытность главой ФРС Алан вставал не позже половины шестого утра. Ванна была переделана специально для него: на бортиках обустроили подлокотники и полочки для документов.
  • Алан Гринспен был женат два раза: первый брак, заключенный в 1952 году, продлился всего год, во второй раз финансовый гуру женился в 1997 году. Интересно, что жены Гринспена были однофамилицами – художница Джоан Митчелл и журналистка Андреа Митчелл.


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП