Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 3 (27) 2010

| Корпоративные СМИ ВТБ


Вектор

Вектор

Банковский сектор: пейзаж после бури
Преодоление кризиса открывает перед банками «окно возможностей»

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОСТОЙНО ВЫДЕРЖАЛА ИСПЫТАНИЕ ГЛОБАЛЬНЫМ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИМ КРИЗИСОМ. И ХОТЯ РЕШЕНЫ ЕЩЕ НЕ ВСЕ ПОРОЖДЕННЫЕ ИМ ПРОБЛЕМЫ, ПРИШЛО ВРЕМЯ СТРОИТЬ ФУНДАМЕНТ ПОСТКРИЗИСНОГО РОСТА. ГЛАВНЫМ ЕГО ДРАЙВЕРОМ В ОТЛИЧИЕ ОТ ПРОШЛЫХ ЛЕТ БУДЕТ ВЫСТУПАТЬ ВНУТРЕННИЙ РЫНОК, А КЛЮЧЕВОЙ ЗАДАЧЕЙ СТАНУТ ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОПЕРАЦИЙ И УВЕЛИЧЕНИЕ ОТДАЧИ ОТ КАПИТАЛА.ТЕКСТ ВЛАДА ГОРБУНОВА

В далеком 1959 году молодой и энергичный кандидат в президенты США Джон Фицджералд Кеннеди предложил миру новый взгляд на кризисные явления. Выступая перед избирателями в Индианаполисе, он заявил, что в китайском языке слово «кризис» состоит из двух иероглифов: один означает «опасность», другой – «возможность», и лишь от человека зависит, какой из них будет сиять ярче.

За полвека эти слова успели стать хрестоматийными. И уже неважно, что подсказанная советниками будущему 35-му хозяину Белого дома трактовка китайской иероглифики была, мягко говоря, не совсем точной. Применительно к деловой сфере важнее другое. Любой кризис – финансовый, экономический, политический – действительно открывает перед преодолевшими его субъектами бизнеса целый спектр невиданных прежде возможностей.

Идеальный шторм

Нынешний глобальный финансово-экономический катаклизм, уже названный Великой рецессией, стал для мировой экономики самым сильным за несколько последних десятилетий потрясением. За кризисный, 2009 год объем мирового ВВП снизился на 0,6%, впервые за 60 лет уйдя в минус. Суммарные потери компаний, банков и домохозяйств от разразившегося глобального шторма уже исчисляются полуторадесятком триллионов долларов. По некоторым прогнозам, они еще будут расти. Болезненный удар был нанесен и по нашей стране. Россия, которая на протяжении последних лет была одним из мировых лидеров по темпам экономического роста, оказалась в числе стран, наиболее сильно пострадавших от нынешнего финансового урагана. За первое полугодие 2009 года отечест­венная экономика потеряла около 10% своего объема. Столь резкого и масштабного экономического обвала Россия не испытывала с начала 1990-х годов.

Национальный банковский сектор также испытал на себе целый град мощных ударов: обострение проб­лем с ликвидностью, стремительное обесценение залогов по выданным реальному сектору кредитам и резкое ухудшение качества ссудной задолженности, угроза паники частных вкладчиков, деградация доходной базы – таков далеко не полный перечень трудностей, с которыми российские банки столкнулись в конце 2008 – начале 2009 года. Причем многие из этих проблем казались настолько серьезными, что в отношении отечественного банковского сектора на протяжении последних полутора лет звучали преимущественно апокалипсические прогнозы. «В 2009 году рост банковских активов с начала года составил лишь 5%, а совокупный кредитный портфель сократился на 2,5%», – отмечает Михаил Шлемов, аналитик ВТБ Капитал.

Тем не менее во многом благодаря своевременному вмешательству государства, оперативно направившего в банковский сектор значительные финансовые ресурсы (совокупный объем господдержки банков за 2008–2009 годы составил 5 трлн руб.), удалось избежать реализации наихудших сценариев.

Но в той же мере столь высокая кризисоустойчивость стала плодом усилий самих банкиров, которые смогли наладить работу с должниками, сократить издержки ведения бизнеса и найти источники поддержания ресурсной и капитальной базы.

Уже к концу третьего квартала 2009 года стало понятно, что национальный банковский сектор в целом выдержал испытание глобальным кризисом. Тем временем и в реальном секторе российской экономики наметились некоторые позитивные тенденции.

«Зеленые ростки»

Под воздействием беспрецедентных мер фискального и монетарного стимулирования, предпринятых в 2008–2009 годах, мировая экономика начала оживать. Уже в конце прошлого года в США и Японии возобновился активный рост ВВП. Среди emerging markets и развивающихся стран наиболее высоких темпов роста достигли страны Азии. Реагируя на улучшение мировой экономической конъюнктуры, цены на финансовые активы и сырьевые товары продемонстрировали уверенный подъем. К концу первого квартала 2010 года фондовые индексы развитых стран вплотную приблизились к уровням начала сентября 2008 года – своеобразной точки отсчета острой фазы нынешнего глобального шторма. Цены на нефть и металлы, хотя и не достигли докризисных максимумов, выросли в два-три раза по сравнению с кризисными минимумами.

Позитивные изменения в мире придали мощный импульс восстановлению деловой активности в России. С середины второго квартала 2009 года наметился рост выпуска в базовых отраслях национального хозяйства. Это позволило частично компенсировать «провал» начала года. В нынешнем же году «зеленые ростки» начали проявляться все чаще и выглядят все увереннее. Так, по итогам января – марта того года Росстат зафиксировал прирост ВВП в размере 2,9%. Не исключено, что в дальнейшем эта оценка будет пересмотрена в сторону повышения. Промышленный подъем, начавшийся еще в мае – июне 2009-го, с января нынешнего года приобрел более устойчивый характер. За четыре месяца прирост производства составил около 7% в годовом исчислении. При этом его позитивная динамика обусловлена наращиванием объемов выпуска уже не только в добывающих, но и в обрабатывающих отраслях.

В финансовом секторе ситуация также начала улучшаться. Восстановление фондовых рынков стало настоящим целительным бальзамом для потрепанных кризисом банковских портфелей ценных бумаг. Кроме того, некоторые банки сумели по максимуму воспользоваться начавшимся улучшением рыночной конъюнктуры, организовав для своих клиентов ряд размещений облигаций на российских биржах и получив за это неплохие комиссионные. Совокупный объем частных вкладов достиг по итогам 2009 года 7,5 трлн руб., при этом прирост составил 26% против 15% годом ранее. Устойчивый приток депозитов упростил кредитным организациям фондирование активных операций. Но, разумеется, наиболее важные позитивные сдвиги наметились в сфере банковского кредитования. Еще в конце прошлого года многие аналитики говорили о начале формирования тенденции к замедлению темпов роста «плохих» долгов. В нынешнем году «просрочка» пока устойчиво держится на уровне 5,2–5,3% от объема совокупного кредитного портфеля банковской системы. Эта стабилизация позволила многим банкам-кредиторам частично распустить ранее созданные резервы на возможные потери по ссудам, что заметно снизило нагрузку на капитал.

Наряду с этим, реагируя на снижение кредитных рисков, банки начали активно смягчать повышенные в период кризиса требования к потенциальным заемщикам. Процентные ставки в условиях торможения инфляции и снижения стоимости привлечения также стали сокращаться. Результатом стала активизация кредитной активности банковского сектора. «Стабилизация ситуации с просроченными кредитами и возобновление кредитования реального сектора, начавшиеся в марте 2010 года, свидетельствуют о том, что банковский рынок уже прошел низшую точку и готов показать уверенный рост на конец года, – отмечает Михаил Шлемов. – Но докризисных среднегодовых темпов роста банковского портфеля, достигавших 31%, мы, скорее всего, не увидим».

Уже по итогам марта того года в корпоративном кредитовании приостановилось сжатие объемов ссудной задолженности, а в розничном даже наметилось их небольшое увеличение. В апреле – мае кредитные портфели в каждом из этих сегментов демонстрировали рост, что вызвало прилив оптимизма у руководства ЦБ. «Я очень удивлюсь, если рост кредитования в реальном выражении за вычетом инфляции будет меньше 5%, – заявил первый зампред Банка России Алексей Улюкаев на совместной коллегии Минфина и Минэкономразвития в мае. – То есть номинально этот рост будет больше 10–11%».

Укоренение «зеленых ростков» в реальном и банковском секторах выглядит вполне закономерным. И связано оно не только с серьезным улучшением внешнеэкономической конъюнктуры. За полтора года работы в кризисной ситуации промышленники и банкиры сумели прагматично оценить риски, уловить произошедшие изменения в поведении партнеров и потребителей, выявить резервы повышения эффективности и перестроить бизнес в соответствии с новыми реалиями. Большинство из них считают, что кратко- и среднесрочные перспективы уже в основном ясны. Устранение фактора неопределенности послужило главным катализатором восстановления деловой активности в стране.

Скромные ожидания

Финансовый кризис в России в целом закончился, считают аналитики. Банки не страдают больше от дефицита ликвидности. Нет угрозы банкротства ни одной более или менее крупной кредитной организации. Доверие вкладчиков к финансово-кредитным структурам сохраняется на высоком уровне, что исключает риск панического оттока депозитов. Рост в реальном секторе, сопровождающийся улучшением финансового состояния предприятий, делает несостоятельными опасения по поводу проблемы «плохих» долгов.

Некоторые из экспертов даже с уверенностью называют момент выхода российского банковского сектора из кризисной полосы. «Апрель текущего года можно считать завершением кризиса, – утверждает директор Центра экономических исследований МФПА Сергей Моисеев. – Именно в этом месяце все предложенные МВФ индикаторы состояния финансового рынка, на основании которых можно судить о целесообразности сворачивания антикризисных мер, вернулись на докризисный уровень». Буря улеглась.

Однако ни экономисты, ни политики, ни тем более предприниматели не испытывают эйфории по этому поводу. Большинство сегодняшних прогнозов на ближайшее будущее отличаются повышенной осторожностью. Практически все специалисты заявляют, что нынешнее экономическое восстановление в отличие от выхода из кризиса 1998 года будет идти едва ли не черепашьими темпами. Прирост ВВП на текущий год прогнозируется на уровне 3,5–4,0%, на 2011-й – в размере 3,3–3,6%. Это вдвое скромнее, чем в 1999–2000 годах, когда за пару первых послекризисных лет экономика выросла на 16%.

Такая скромность в ожиданиях связана не только с тем, что в мировой экономике все еще сохраняется значительная неопределенность, а на глобальных финансовых рынках – повышенная турбулентность. Многие эксперты убеждены, что нынешний кризис ознаменовал собой полное исчерпание прежней модели российского экономического бума, основанной на эксплуатации сырьевой ренты, привлечении дешевых внешних заимствований и безудержной кредитной экспансии без оглядки на реально имеющийся внутренний спрос. В предстоящие годы России придется рассчитывать в основном на свои силы и собственные источники роста. Главным из них должен стать внутренний рынок,

на котором сейчас ощущается дефицит качественных и в то же время недорогих товаров и услуг. Кроме того, новая модель экономического подъема, скорее всего, будет базироваться на крайне аккуратном использовании заемных ресурсов и повышенных требованиях к производительности труда и капитала.

Стратегические планы

Как считают специалисты по бизнес-стратегиям, формирование посткризисной парадигмы экономического развития РФ заставит банки сконцентрироваться на нескольких приоритетных направлениях. Первое – это оказание широкого спектра кредитно-финансовых услуг малому и среднему предпринимательству. Сохраняющийся эффект девальвации, принятый в кризис комплекс мер по защите внутреннего товарного рынка и рост реальных доходов малообеспеченной части населения дают отечественным товаропроизводителям, в первую очередь не обремененным высокой долговой нагрузкой средним предприятиям, возможности для быстрого наращивания бизнеса.

Нынешняя ситуация для них во многом похожа на ту, что сложилась после кризиса 1998 года. С одним лишь отличием. В 1998-м драйвером роста выступала загрузка неиспользуемых производственных мощностей. Сейчас у большинства предприятий нет этого ресурса, и для расширения объемов выпуска им потребуется значительная кредитная поддержка. Именно в сегменте кредитования малого и среднего бизнеса темпы роста в ближайшие годы будут наиболее высокими, как прогнозируют большинство банковских аналитиков.

Что же до крупных отечественных предприятий, то им наряду с традиционным кредитованием пона­добятся совсем новые банковские услуги. «Это комплексные продукты, включая транзакционный банкинг и услуги корпоративного казначейства, а также инвестиционно-банковские услуги», – полагает Михаил Шлемов. Кроме того, это финансовый инжиниринг, в том числе реструктуризация имеющихся долговых обязательств и организация новых схем финансирования инвестиций. Необходимо также учитывать, что крупные компании намного больше, чем до кризиса, будут заинтересованы в организации публичных и частных сделок по привлечению долевого и долгового капитала. По сути, в сегменте банковского обслуживания крупного бизнеса в ближайшие два-три года сформируется новое, гибридное направление – кредитно-инвестиционные услуги. Для активного внедрения этих и других комплексных услуг банкам необходимо делать упор на дочерний бизнес, развивая линейку дополняющих продуктов. Так, к 2013 году группа ВТБ планирует довести долю финансовых «дочек» в совокупном доходе компании до 5% (более подробно о планах ВТБ – см. «Мы делаем ставку на качество и широту продуктовой линейки»). Подобные задачи – амбициозные, но вполне реализуемые – стоят сейчас перед большинством дочерних финансовых компаний российских банков. И хотя на эту поляну уже сейчас рвутся многие сильные западные игроки, у отечественных структур есть свои козыри, главный из которых – налаженные в кризисный период по-настоящему партнерские отношения с клиентами.

Еще одно перспективное направление – банковская розница. В России по-прежнему около 40% населения не имеют доступа к современным финансовым продуктам. Даже в крупных российских городах каждый шестой гражданин вообще не прибегает к услугам банков. По данным социологических опросов, банковские карты есть менее чем у половины совершеннолетних горожан, кредитом пользовался менее чем каждый третий. Вместе с тем две трети россиян, пока обделенных банковским сервисом, выражают намерение взять кредит, открыть вклад, получить карту или воспользоваться услугами интернет-банка, если сочтут предлагаемые условия привлекательными. Словом, у розничного банкинга сохраняется значительный потенциал роста.

Разумеется, переориентация на нужды внутреннего рынка потребует от банкиров значительных усилий. Трансформация бизнеса – задача не из легких, а в условиях посткризисной ограниченности ресурсов и все еще сохраняющегося груза проблем ее сложность возрастает многократно. Но иного пути нет. В конце концов, как гласит надпись на древней китайской вазе, тот, кто уловил ветер перемен, должен строить не изгородь, а ветряную мельницу. Справедливость этой мудрости за прошедшие века не умалилась ни на каплю.

* Управлять многими – то же, что управлять немногими. Дело в организации.
* В сражении само по себе численное превосходство не дает преимущества. Не надо идти в атаку, опираясь только на голую военную мощь.
* Война любит победу и не любит продолжительности.

Цитаты из древнекитайского
военно-политического трактата «Искусство войны»,
приписываемого стратегу Сунь Цзы (VI век до н.э.)

* Характерная особенность лидера – простота и ясность тех планов, комбинаций и решений, к которым он пришел. Чем проще и определеннее план операции, тем он лучше.
* Многие считают, что половинчатые усилия могут принести успех. Короткий прыжок сделать проще, чем длинный, но никто не станет форсировать широкий поток в два этапа.
* Лучшая стратегия состоит в том, чтобы всегда быть возможно более сильным. Это значит прежде всего быть сильным вообще, а затем и на решающем пункте.

Клаузевиц Карл, известный военный писатель,
произведший своими сочинениями
переворот в теории войны

«МЫ ДЕЛАЕМ СТАВКУ НА КАЧЕСТВО И ШИРОТУ ПРОДУКТОВОЙ ЛИНЕЙКИ»

Михаил ЯКУНИН,
вице-президент – начальник управления дочерних финансовых компаний ВТБ

Основные направления дочерних финансовых бизнесов, которые предстоит активно развивать группе ВТБ, – это страхование, факторинг, пенсионные услуги и лизинг.
В нашей новой стратегии запланирован рост объемов бизнеса «ВТБ Страхование»
до 40% в год. А по итогам 2013 года компания должна войти
в ТОП-15 крупнейших страховщиков России и нарастить объемы премий в 12–13 млрд руб. Мы также не исключаем возможность приобретения других игроков страхового рынка.
Мы считаем весьма перспективным и бизнес нашей самой молодой «дочки» – ВТБ Факторинг. Уже сегодня компания занимает 4-е место в России по объему портфеля уступленной дебиторской задолженности. А новая стратегия группы ВТБ подразумевает, что ВТБ Факторинг в 2013 году займет лидирующую позицию с долей рынка не менее 15–20%.
Пенсионная «дочка» ВТБ, согласно стратегии, рассчитывает к 2013 году завоевать 10% свободного рынка ОПС (обязательного пенсионного страхования) и войти в ТОП-10 НПФ по размеру пенсионных активов. Большие ожидания у нас и в отношении лизингового бизнеса. «ВТБ-Лизинг» будет и дальше диверсифицировать бизнес с точки зрения клиентской, отраслевой и региональной структур. Компания планирует вывести на рынок фактически новый для России продукт – лизинг недвижимости. По оценкам аналитиков, в среднесрочной перспективе данный сегмент займет одну из доминирующих позиций
на лизинговом рынке РФ.
Мы делаем ставку на качество и широту продуктовой линейки, и наши возможности подкрепляются рядом важных преимуществ. Во-первых, это мощный бренд ВТБ, во-вторых, команда профессионалов и, в-третьих, использование эффективных технологий.
Не сомневаюсь, что это позволит реализовать весь огромный потенциал, которым обладают дочерние финансовые компании ВТБ.



21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП