Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 1 (25) 2010

| Корпоративные СМИ ВТБ


Story

Цикл жизни
Тоталитарные оковы экономического гения

В СЕРЕДИНЕ ХХ ВЕКА ЗНАМЕНИТЫЙ ФРАНЦУЗСКИЙ КОМИК ДЕПРОЖ ЕДКО ЗАМЕТИЛ: «ЭКОНОМИСТ — ЭТО ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СМОЖЕТ ЗАВТРА ОБЪЯСНИТЬ ВАМ, ПОЧЕМУ ПРЕДСКАЗАННОЕ ИМ ВЧЕРА ТАК И НЕ СЛУЧИЛОСЬ СЕГОДНЯ». КАКИМ БЫ ОБИДНЫМ НИ КАЗАЛОСЬ ЭТО ВЫСКАЗЫВАНИЕ, СЛЕДУЕТ ПРИЗНАТЬ, ЧТО ВО МНОГОМ ОНО СПРАВЕДЛИВО: МИРОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА ЗНАЕТ МНОГИХ УЧЕНЫХ, АНАЛИЗИРУЮЩИХ ПРОШЛОЕ И ОЦЕНИВАЮЩИХ НАСТОЯЩЕЕ, ОДНАКО НЕ КАЖДОМУ ИССЛЕДОВАТЕЛЮ ДАНО ВЫДВИНУТЬ ОБОСНОВАННУЮ И, ГЛАВНОЕ, ПОДТВЕРЖДАЮЩУЮСЯ НА ПРАКТИКЕ ГИПОТЕЗУ ОТНОСИТЕЛЬНО БУДУЩЕГО, ПРЕДУГАДАТЬ ТЕНДЕНЦИЮ, ВЫВЕСТИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ. НИЖЕ РЕЧЬ ПОЙДЕТ ИМЕННО О ТАКОМ РЕДЧАЙШЕМ СЛУЧАЕ — МЫ РАССКАЖЕМ О СОЗДАТЕЛЕ ТЕОРИИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦИКЛОВ, ОДНОМ ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ ТЕОРЕТИКОВ НЕ ТОЛЬКО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ, НО И МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ, О ЧЕЛОВЕКЕ, ПРОЖИВШЕМ ИНТЕРЕСНУЮ, ЯРКУЮ И ТАК ТРАГИЧЕСКИ РАНО ОБОРВАВШУЮСЯ ЖИЗНЬ. ЕГО ИМЯ НИКОЛАЙ КОНДРАТЬЕВ.

17 марта 2009 года исполнилось 115 лет с того момента, как в глубокой провинции, в деревне Галуевской Кинешемского уезда Костромской губернии в семье небогатых крестьян родился один из будущих столпов постиндустриальной экономической теории. Семья была большой, а Николай — старшим из десяти детей. Чтобы как-то всех прокормить, отец семейства, не оставляя деревенского хозяйства, работал на фабрике, пока в результате несчастного случая не потерял ногу. До 16 лет Николай помогал отцу по хозяйству, а затем в поисках заработков устроился «мальчиком» к сапожнику. Как и большинство его сверстников, Кондратьев посещал церковно-приходскую школу и успешно окончил ее, что удавалось немногим. Острый ум, способности к наукам и жажда нового побудили юношу продолжить образование, и в 1905 году он поступил в Хреновскую церковно-учительскую семинарию.

Круг интересов молодого Кондратьева охватывал не только интеллектуальное и духовное просвещение. По собственному признанию, с самого детства он ощущал тесную, кровную связь с крестьянской и рабочей средой. На заре революционной эпохи это увлечение было небезопасным: всего через год после поступления в семинарию Николай был исключен за неблагонадежность. В 1907 году, скрываясь от преследований полиции, он уехал в город Умань Киевской губернии. Чтобы не умереть с голоду, молодой человек устроился помощником садовника. Затем, не без сложностей, он поступил в земледельческую школу, но и оттуда спустя год был вынужден уйти с тем же вердиктом — «неблагонадежен».

Бурсак и смутьян

Справедливо рассудив, что с такой биографией в российской провинции шансов на получение образования практически не оставалось, Кондратьев подался в Санкт-Петербург. Работа в качестве переписчика и репетитора обеспечила ему некоторые средства к существованию, и Николай пошел на вечерние курсы в надежде получить аттестат зрелости.

Так называемые Черняевские курсы, которые посещал Кондратьев, представляли собой частное среднее учебное заведение — синтез классической и реальной школы. К преподаванию привлекались профессора петербургских вузов, а содержание лекций и методика обучения были максимально приближены к университетским. На курсах Черняева преподавали такие известные ученые, как В.М. Бехтерев, С.А. Венгеров, Н.Е. Введенский, И.Ф. Федосеев.

Наконец в 1911 году Кондратьев стал обладателем заветного документа: для способного и пытливого юноши он явился пропуском на юридический факультет университета. Николай занялся тем, что интересовало его более всего — социально-экономическими науками. Имея доступ к тем знаниям, о которых мечтал, Кондратьев взялся за дело всерьез: выходец из крестьянской глубинки, вчерашний бурсак и смутьян, он в три года окончил университет и был оставлен при кафедре политической экономии для подготовки к профессорской деятельности. В 1915 году Николай не только сдает экзамены на звание магистра, но и начинает читать лекции студентам. И активно восполняет пробелы в знаниях.

Под влиянием профессора Петербургского университета К.Ф. Жакова, знакомого ему еще по Черняевским курсам, молодой Кондратьев увлекся народоведческой тематикой. Его первая статья стала результатом своеобразных наблюдений над бытом старообрядцев в его родной Костромской губернии. Работа увидела свет в марте 1912 года под звучным названием «Взыскущие града». В этой публикации автор встает на защиту старообрядцев, в отношении которых укоренился стереотип, что это сплошь темная, невежественная, фанатичная масса. Николай, не споря с этим утверждением, противопоставляет ему другую правду — правду сердца. «Я никогда не забуду этот грустный тягучий напев, что так сильно влияет на душу, — взволнованно пишет он. — А те вдохновенные лица и слезы в глазах исполнителей и слушателей!» За первой публикацией следует статья «Литература и народ», также исполненная любви к своей стране и ее людям. Кондратьев исследует, что именно читают в рабоче-крестьянской среде, и приходит к неутешительным выводам. В качестве характерных черт русского крестьянина и рабочего он выделяет «религиозность, значительную запуганность и не менее значительную безличность». Неудивительно, что, наблюдая за тем, что происходит с родиной и ее народом, Кондратьев поначалу горячо поддерживает революцию, видя в ней движущую силу обновлений и культурно-интеллектуального прогресса российского общества.

Наука революции

Еще в семинарии Николай примкнул к революционному движению и в 1905 году вступил в Харьковскую организацию партии социалистов-революционеров. Он руководил рабочими и крестьянскими кружками в Кинешемском уезде в 1905–1906 годах, в 1907-м в Умани вел кружок учащихся и редактировал нелегальный журнал. Поистине, подозрения в его неблагонадежности были обоснованны: в 1906 году Кондратьев не только являлся членом Кинешемского уездного комитета, но и вступил в забастовочный комитет текстильщиков, а в 1911–1914 годах участвовал в студенческих волнениях.

В Петрограде, несмотря на успешную учебу и преподавательскую карьеру, вплоть до самого 1917 года Николай Кондратьев продолжал руководить кружками рабочих и учащихся, хотя именно в этот период в его взглядах наметились, как сам он говорил, «некоторые расхождения в социально-философских воззрениях с партией». Эти «расхождения» Кондратьев, со свойственной ему научной четкостью, сформулировал в одной из своих статей. Для него, будущего экономиста-аграрника, экономическая ситуация до и после Октябрьской революции стала не только личной трагедией, но и крахом всей русской демократии, к которой он так стремился: «Сущность этой трагедии заключается в несоответствии между уровнем культуры нашей демократии и сложностью мировой экономической жизни, в несоответствии между чаяниями и выступлениями, с одной стороны, и объективными возможностями, условиями действительности — с другой».

Кондратьев, как и многие его товарищи, с восторгом встретил 1917 год, хотя и вышел официально из партии два года спустя, когда его разногласия с ЦК достигли критической точки. Николай Дмитриевич принял самое активное участие в революции, пытаясь оказать посильное позитивное влияние на сложившуюся драматическую ситуацию. С первых часов восстания он не только находился в Таврическом дворце, но и указом Совета рабочих депутатов был назначен председателем Государственной продовольственной комиссии. Впоследствии Кондратьева избрали председателем Общегосударственного продовольственного комитета, министром продовольствия, членом Экономического совета, Главного земельного комитета, Всероссийского Совета крестьянских депутатов, Учредительного собрания.

И в этот период, как и на протяжении всей своей жизни, Кондратьеву удавалось совмещать научную и общественную деятельность. С 1918 года Николай Дмитриевич переехал в Москву, где в течение трех лет заведовал экономическим отделом Совета сельскохозяйственной кооперации и Центрального товарищества льноводов, числился профессором Кооперативного института Тимирязевской сельскохозяйственной академии. В 1920 году он вступил в должность начальника управления сельскохозяйственной экономии и плановых работ Наркомзема РСФСР. Эту работу с 1923 года он совмещал с руководством Конъюнктурным институтом финансов СССР. В тот же период была опубликована его брошюра «Аграрный вопрос: о земле и земельных порядках». В 1930-е годы Кондратьеву даже удается «выбить» себе заграничную командировку — ученый едет в США, Англию и Германию, где собирает данные для своей научной работы.

Открытия, принесшие Кондратьеву мировую славу, были еще впереди, однако и его ранние научные исследования оставили значительный след в отечественной макроэкономической теории. Профессиональная карьера ученого была на подъеме.

Камерное вдохновение

Гром грянул в июле 1930 года. Николая Кондратьева арестовали и поместили в Бутырскую тюрьму по делу так называемой Трудовой крестьянской партии. Количество арестованных по этому делу доходило до нескольких сот человек. Согласно сфабрикованным доказательствам, в руководящий орган этой партии входили 16 московских профессоров-экономистов, а главой всей организации, по мысли следователей, был именно Кондратьев. Особым пунктом в списке выдвинутых обвинений стояли связи с «контрреволюционерами-меньшевиками». К сожалению, подвести фактическую базу под эти нелепые обвинения оказалось не таким уж трудным делом: многие из обвиняемых были коллегами В.Г. Громана и других «руководителей контрреволюционной организации», более того, московские экономисты дружили домами. Именно процесс «Трудовой крестьянской партии» должен был завершить серию процессов по делу «интеллигентов-вредителей».

Николаю Кондратьеву был вынесен суровый по тем временам приговор — восемь лет лишения свободы. В качестве места отбывания заключения суд определил Суздальский политизолятор.

Но и находясь в тюрьме, Кондратьев не прекращал активную интеллектуальную деятельность. Именно во время своего пребывания в Бутырской тюрьме, где он с июля 1930 года ожидал начала судебного процесса, Николай Дмитриевич написал, пожалуй, одну из своих главных работ — «Основные проблемы экономической статики и динамики (предварительный эскиз)». Рукопись увидела свет только в 1991 году — ее чудом удалось уберечь жене и дочери ученого. В этом находящемся на стыке социологии и экономики фундаментальном исследовании Кондратьев приходит к выводу, что общество в целом и человек в частности являются не только продуктом природы, но и формируются под воздействием культурных факторов. Двойственность человеческой натуры вкупе со склонностью психофизической природы человека к изменчивости воспринималась Кондратьевым как залог изменчивости самого общества.

В своем исследовании Николай Дмитриевич выдвинул революционную гипотезу о том, что экономическая деятельность и хозяйственные отношения вообще, по сути своей, являются лишь разновидностью социальных отношений. Кондратьев считал, что основными разделами экономической теории должны стать статика, динамика и генетика (к слову, экономическая генетика до сих пор исследована существенно слабее прочих областей экономического знания). Он рассмотрел взаимоотношения статики и динамики, проанализировал состояние экономического равновесия и переход от одного состояния равновесия к другому. При этом в качестве центрального, связующего элемента всей экономической системы Кондратьев (вразрез с «официальной» теорией политической экономии) считал рынок.

Теория волн

Монография Кондратьева стала важным, практически завершающим элементом теории, над которой ученый работал всю свою недолгую жизнь, начиная с университета, — теории так называемых К-циклов (кондратьевских циклов). По мысли ученого, в основе социально-экономического развития общества лежат большие, полувековые (45–60 лет) экономические циклы, при смене которых одновременно происходит и прогрессивное обновление «запаса основных материальных благ». Другими словами, при смене экономических циклов производительные силы общества в общемировом масштабе переходят на качественно новый, эволюционно более высокий уровень развития. В основе лежит механизм накопления, концентрации, распыления и обесценивания капитала, который — наряду с рынком — Кондратьев считал ключевым фактором развития рыночной (капиталистической) экономики. Ученый выделил в механизме функционирования этих циклов две фазы: повышательную и понижательную волны. Он утверждал, что бесконечная смена одной фазы волны другой — цикличность — будет происходить, пока в мире сохраняется капиталистический способ производства.

Именно эта теория больших циклов конъюнктуры (или длинных волн экономической динамики) Николая Кондратьева впервые в истории мировой экономики базировалась не только на исследовании чисто экономических, но и на анализе социо-культурных факторов эволюции общества. Убежденность Кондратьева в том, что его «циклы» характеризуют не только экономическую, но и социально-политическую динамику, неоднократно подтверждалась историческими фактами: «Периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества (революциями, войнами), чем периоды понижательных волн». Иными словами, войны, революции и другие социальные катаклизмы прежде всего возникают на почве реальных экономических условий, вследствие повышения темпа экономической жизни и напряжения рыночной конъюнктуры, в результате обострения конкуренции за рынки и сырье. Таким образом, социальные потрясения возникают легче всего именно в период натиска новых экономических сил, на стыке циклов. Этот принципиально новый подход стал поворотным в изучении закономерностей цикличной динамики общества и циклично-генетически развивающегося мира.

Нравственное наследие

В Суздальском политизоляторе Кондратьев писал стихи, романсы, которые посвящал своей единственной и горячо любимой жене, сказки в стихах для дочки. Неуклонно расширялся и круг научных и творческих интересов ученого. Он углубился в математику, теорию вероятности и, в частности, разработал теорию трендов. Те выводы, к которым пришел Николай Дмитриевич в ходе научного исследования, ему самому показались неожиданными. Несмотря на критическое отношение к плодам своего труда, Кондратьев интуитивно почувствовал, что выведенная им модель станет настоящим открытием в мире экономической науки. У ученого возник целый план по написанию фундаментальной серии монографий по экономической теории, цикличной динамике и генетике. Кроме этого, Кондратьев, не оставляя своих нравственных поисков, мечтал о создании своеобразной философии общественной и личной морали, намереваясь проанализировать всемирную историю с философско-нравственных позиций.

Всему этому не суждено было сбыться. В 1938 году против Николая Кондратьева был инициирован второй процесс, в результате которого его приговорили к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 17 сентября 1938 года.

Подавляющее количество рукописей Кондратьева было уничтожено. А то, что дошло до его потомков, в течение долгого времени критиковалось самым беспощадным образом. Несмотря на то, что идеи и теории, выдвинутые Кондратьевым, становились известны (а затем и популярны) на Западе, в Советском Союзе его исследования подвергались жестоким нападкам, в 1930 году в обиход даже вошел специальный термин — «кондратьевщина». В 1931 году был издан целый сборник «Кондратьевщина: классовая борьба в экономической теории», а Советская энциклопедия заклеймила теорию больших циклов как одну из вульгарных буржуазных теорий кризисов и экономических циклов, полностью противоречащую марксисткой теории кризисов и маскирующую «неразрешимые противоречия капиталистического общества».

Лишь в 1980-х годах российские ученые признали уникальное значение наследия Николая Кондратьева не только для отечественной, но и для мировой науки. Все участники процесса по делу «Трудовой крестьянской партии» были реабилитированы 16 июля 1987 года. Одним из реабилитированных посмертно стал и Николай Кондратьев.

ТЕКСТ КСЕНИЯ ЯКУБОВСКАЯ

Выдержка из письма Н.Д. Кондратьева в Народный комиссариат земледелия СССР

Настоящим ходатайствую перед Коллегией НКЗ о командировании меня в марте 1923 г. за границу — в Германию, Англию и Соединенные Штаты Северной Америки. (...)
(...) На осуществление означенной командировки я просил бы ассигновать и, принимая во внимание стоимость жизни в различных странах, а также и то, что большую часть времени я намерен пробыть в Соединенных Штатах, за мной забронировать следующие суммы:
  1. Проезды — 2 000 руб. золотом
  2. Суточные — 7 200 руб. золотом
  3. Технические — вспомогательные работы — 1 500 руб. золотом
  4. Переписка с НКЗ и приобретение самых необходимых материалов и т.д. — 500 руб. золотом
Итого — 11 200 руб. золотом (...)


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП