Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 1 (25) 2010

| Корпоративные СМИ ВТБ


Стратегия

Интенсивная терапия
Банки борются за качество кредитного портфеля

ЭПИДЕМИЯ ПРОСРОЧКИ ОХВАТИЛА МИРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ. В «ЗОНЕ ПОРАЖЕ НИЯ» ОКАЗАЛАСЬ И РОССИЯ. ДЛЯ БОРЬБЫ С ГУБИТЕЛЬНЫМ ВИРУСОМ НЕПЛАТЕЖЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ БАНКИ ПРИБЕГЛИ К ЦЕЛОМУ КОМПЛЕКСУ МЕР. И ХОТЯ ПОСЛЕДСТВИЙ БОЛЕЗНИ ИЗБЕЖАТЬ НЕ УДАЛОСЬ, СЕГОДНЯ ВСЕ УКАЗЫВАЕТ НА ТО, ЧТО ОНА НЕ ПЕРЕЙ ДЕТ В ХРОНИЧЕСКУЮ СТАДИЮ.

Проблема «плохих» долгов обострилась в России с началом кризиса осенью 2008 года. Из-за экономического спада заемщикам становилось все сложнее обслуживать кредиты, взятые еще до кризиса. А дефицит ликвидности и массовый отток капитала практически лишали возможности рефинансировать ссуды.

Такая ситуация привела к бурному росту неплатежей. Только за сентябрь 2008 года, по данным ЦБ РФ, совокупный объем просроченных кредитов увеличился более чем на 12% и достиг 1,5% общего кредитного портфеля российских банков.

Дальше – больше. Стремление сэкономить сыграло злую шутку с россиянами, соблазнившимися на кредит в валюте. Девальвация в конце 2008 – начале 2009 года, когда рубль по отношению к основным иностранным валютам обесценился примерно на 40%, а также рост безработицы и сокращение доходов спровоцировали новый шквал неплатежей.

Доля просрочки к 1 января 2009 года выросла до 3,8%. Для покрытия будущих обязательств фининституты стали увеличивать отчисления в резервы. Такая «страховка» неизбежно уменьшала прибыль и негативно сказывалась на уровне капитала. Возникли опасения, что банки не смогут выполнить свои обязательства перед клиентами.

Впрочем, критической точки, похоже, удалось избежать. По расчетам Центробанка, системные угрозы банковскому сектору возникают, когда просрочка превышает 13%. На начало декабря 2009 года уровень просроченных платежей, по данным ЦБ, составил 5,2%. Однако вопрос проблемных кредитов требует детальной проработки. «Страна, которая быстрее разберется с «плохими» долгами, первой выйдет из кризиса», – заявлял замминистра экономического развития РФ Станислав Воскресенский еще в начале 2009 года. Неудивительно, что банки стали уделять повышенное внимание не только работе с существующими долгами, но и профилактике просрочки. Один из методов такой профилактики – ужесточение кредитной политики.

Срочные меры

К концу 2008 года условия выдачи кредитов пересмотрели почти все крупные банки. Были повышены ставки как по розничным, так и по корпоративным кредитам. Сбербанк, например, осенью 2008-го повысил цену на все виды розничных кредитов на 0,75–1,5% годовых. В других банках рост оказался еще больше – на 3–4%. За первой волной повышения последовали другие. В результате ставки зачастую начали выполнять «заградительные» функции и отсекать не только потенциально ненадежных заемщиков, но и всех желающих воспользоваться кредитными средствами. Цена кредита стала неподъемной для большинства россиян. По данным компании «Кредитмарт», ставки по потребительскому кредитованию (одному из самых рискованных для банков сегментов) в августе прошлого года достигали 35% годовых в рублях и 20% – в долларах.

«Изменились и другие условия кредитов: уменьшились сроки, выросли требования как к самим заемщикам, так и к залогам», – отмечает Дмитрий Дмитриев, руководитель управления финансовых компаний, потребительских товаров и услуг ВТБ Капитал. В период экономического роста и жесткой конкурентной борьбы банки гнались за объемами рынка, зачастую пренебрегая качественной проверкой кредито­способности заемщика. Они максимально упрощали процесс получения кредита и сводили время обработки заявки к минимуму. Многие при этом активно использовали автоматизированную систему оценки потенциального заемщика – скоринг. Эта система позволяет определить платеже­способность заемщика на основе предыдущего опыта кредитования. Однако с началом кризиса стало очевидно: скоринговые программы требуют значительной доработки. Они не учитывали ряд важнейших факторов. «Например, если раньше банки охотно выдавали кредиты заемщикам, занятым в области строительства, торговли и финансов, то теперь эти сферы превратились в отрасли риска», – рассказывает Дмитриев. Фининституты стали с большей охотой выдавать кредиты семейным клиентам и тем, кто часто выезжает за рубеж. Такие тонкости не были заложены в скоринг-программы. В результате МДМ-банк, Банк Москвы, ВТБ24 и другие крупнейшие банки пересмотрели системы оценки потенциальных клиентов. Многие кредитные организации вместо рассмотрения заявок основательно взялись за самостоятельный поиск заемщиков. «Не секрет, что некоторые банки активно используют открытые базы данных сотовых операторов и налоговых инспекций. Эти базы находятся в свободном доступе, хотя их там быть не должно, – отмечает Дмитриев. – Такие данные банки используют либо как часть маркетингового процесса, чтобы найти новых клиентов, либо как часть скоринга, чтобы оценить кредитоспособность потенциального заемщика». Информация из этих полулегальных источников позволяет оценить, например, много ли потенциальный клиент тратит на сотовую связь, добросовестно ли платит налоги.

Заполучить качественных заемщиков можно также с помощью бюро кредитных историй (БКИ). Такие организации собирают и хранят необходимую банкам информацию: данные о платежеспособности клиента, объемы его текущих долгов, сведения о невозвращенных кредитах. Сегодня договоры о сотрудничестве с кредитными бюро заключили практически все крупные российские банки. Всего же на территории России действуют более тридцати бюро кредитных историй, причем «карманные» БКИ при конкретном банке постепенно уходят в прошлое. Крупнейшие бюро в России – это «Эквифакс Кредит Сервисиз», Национальное бюро кредитных историй и объединенное бюро, в состав которого входят «Инфокредит» и «Экспириан-Интерфакс». В базе данных последнего – более 23 млн кредитных историй, доступных всем участникам рынка.

Профессиональный уход

Отечественные банки активно применяют сразу несколько сильнодействующих средств борьбы с проблемными кредитами. Самое современное из них – сотрудничество с профессиональными взыскателями долгов, или коллекторскими агентствами.

Коллекторский бизнес работает по принципу конвейера. Через руки «собирателей» проходит большое количество однотипных и зачастую бесспорных дел. Поэтому сотрудничество банков и коллекторов особенно результативно по розничным кредитам, когда дела стандартные, а размер долга небольшой. Эффективность возврата кредитов при этом зависит от величины просрочки. Например, если она превышает четыре-пять месяцев, взыскать в досудебном порядке удается не более 25–30%.

Работа сотрудников агентства с должниками идет по типовому сценарию и делится на несколько этапов: общение по телефону, выезд по месту жительства и, наконец, судебное преследование. Кстати, «выезд к должнику» – сугубо российская специфика. Ни в США, ни в большинстве европейских стран этот подход не практикуется. Эксперты связывают такое положение вещей с низким уровнем достоверности информации, которую предоставляет заемщик. Городской телефон, указанный в договоре, может не отвечать, абонент по мобильному номеру иногда месяцами находится вне зоны доступа. И коллекторы вынуждены наносить личный визит недобросовестному клиенту. Впрочем, действуют они исключительно в правовом поле: банки заинтересованы в том, чтобы сохранить клиентов. Как показывает практика, профессиональные взыскатели способны вернуть от 50 до 80% просрочки «старше» 90 дней.

Рынок коллекторских услуг появился в России всего несколько лет назад на волне бурного роста потребительского кредитования. Разразившийся финансовый кризис стал катализатором его дальнейшего развития. Только за I квартал 2009 года объем российского рынка «сборщиков долгов» по розничным кредитам увеличился на 16,7% и достиг 90 млрд руб. – такую оценку дает одно из крупнейших отечественных коллекторских агентств «Секвойя Кредит Консолидейшн» (см. таблицу «Коллектора вызывали?»). Для сравнения: прирост просрочки по розничным кредитам в России, по данным Центробанка, за тот же период составил 23%, достигнув 182 млрд руб.

На Западе, где коллекторский бизнес существует несколько десятилетий, банки отдают на откуп агентствам порядка 70% проблемных долгов. Правда, в большинстве случаев зарубежные финансовые институты предпочитают долги продавать. Обычно цена составляет 5–10% от номинала задолженности – ведь риски невозврата кредита переходят от банков к коллекторам. Но банкам все равно это выгодно: продажа проблемных активов значительно улучшает отчетность.

В России коллекторские агентства чаще всего выступают в качестве представителей кредитных организаций и работают с должниками за соответствующие комиссионные. Средний уровень комиссии на рынке составляет 20–25%. Продавать просроченные долги отечественные банки не стремятся: из-за кризиса цены на них упали по сравнению с началом 2008 года в три-четыре раза и могут составлять 1–2% номинальной стоимости долга.

Фаза стабильности

Динамика роста просрочки в России

 

Объем просрочки, % от общего кредитного портфеля российских банков

01.10.2008

1,5

01.01.2009

3,8

01.07.2009

4,2

01.08.2009

4,5

01.09.2009

4,8

01.12.2009

5,2


Источник: ЦБ РФ, ВТБ24

Коллектора вызывали?

Динамика рынка коллекторских услуг в России

 

Объем рынка, млрд руб

01.01.2007

25

01.01.2008

40

01.10.2008

55

01.01.2009

75

01.04.2009

90


Источник: «Секвойя Кредит Консолидейшн»

Долговой стационар


ДЛЯ БОРЬБЫ С ПРОБЛЕМНЫМИ КРЕДИТАМИ БАНКИ ПРИМЕНЯЮТ РЯД СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ СРЕДСТВ. В ИХ ЧИСЛЕ – СОТРУДНИЧЕСТВО С КРЕДИТНЫМИ БЮРО И СОЗДАНИЕ «ДОЧЕК» ПО РАБОТЕ С ПРОСРОЧКОЙ

Правильно реструктурированная задолженность позволяет вернуть значительную часть проблемного кредита, уверяют банкиры. Это касается как розничных, так и корпоративных заемщиков. Программу реструктуризации обычно предлагают клиентам, которые испытывают временные трудности в обслуживании кредита, например в случае сокращения доходов или потери работы из-за финансового кризиса. Эти заемщики могут получить новые условия по кредиту. Так, по программе ВТБ24, в зависимости от конкретного продукта, можно увеличить срок кредитования до 120 месяцев, уменьшить ежемесячные платежи до 50%, изменить валюту кредита. В Сбербанке уже реструктурировали долги 4500 клиентам, в Пром­связьбанке – 5000–6000 заемщикам. Каждый такой случай банк рассматривает в индивидуальном порядке. Случается, клиенту отказывают в реструктуризации, например, если выясняется, что у должника есть квартира или машина, которую он просто не хочет продавать.

Однако иметь дело с кредитами, обеспеченными залогом, занятие весьма хлопотное. Казалось бы, если реструктурировать такую ссуду не удается, залог переходит в собственность банка или реализуется на открытом рынке – и вопрос решен. Но проблема в том, что большинство залоговых активов по понятным причинам значительно упали в цене и реализовывать их сегодня просто невыгодно. В итоге банки вынуждены заниматься не характерной для них деятельностью: самостоятельно управлять земельными участками, недостроенными объектами и другими активами, поддерживать их в должном состоянии, платить налоги на имущество. При этом фининституты упускают выгоду по причине замораживания средств. «Из общей практики известны случаи, когда корпоративные заемщики во время кризиса вынуждены были отдавать в залог свое личное имущество – недвижимость, яхты, автомобили, – рассказывает Дмитрий Дмитриев. – Порой доходило до того, что в качестве залога фигурировали не только ликвидные квартиры, но и, например, свеклоуборочные комбайны, бриллиантовые колье, прессы для металлолома и даже товары для взрослых».

В последнее время для работы с «плохой» задолженностью начали создаваться специализированные «дочки». Основные их функции – реструктурировать долги и управлять переданным в счет уплаты займа залоговым имуществом. В итоге вместо непрофильных активов на балансе банка оказывается надежная компания. Она дает возможность системно подходить к решению проблемы роста просрочки, например заблаговременно выявлять потенциально «плохие» кредиты. Наконец, отдельная долговая «дочка» позволяет эффективно работать с задолженностью не только головного банка, но и других компаний группы. Сам процесс взыскания долга становится при этом более прозрачным и управляемым.

Однако создание такой структуры – процесс трудоемкий и затратный. Он оправдывает себя, если речь идет об активных кредиторах, о крупнейших игроках банковского рынка. Так, управлением проблемными активами Сбербанка занимается «Сбербанк Капитал», ВТБ – ВТБ Долговой центр, Внешэкономбанка – «ВЭБ Инвест». В МДМ-банке действуют сразу четыре структуры: «МДМ Секьюрити», «МДМ Финанс», «МДМ Актив» и «МДМ Капитал». Деятельность этих компаний направлена как на реструктуризацию долгов, так и на работу с изъятыми у должников активами. При этом речь идет преимущественно о корпоративном секторе. Например, ВТБ Долговой центр берет в работу долги ВТБ24 в том случае, если это кредиты, выданные малому бизнесу, превышающие 300 млн руб.

Народные средства

Крупные розничные банки знают, как избавиться от проблемных активов без потерь и без помощи специализированных «дочек». Финансовые институты выставляют ипотечную недвижимость на торги. Продажу заложенных квартир анонсируют на своих сайтах «КИТ Финанс», «Дельтакредит», GE Money Bank. В базе «Дельтакредита» на начало февраля 2010 года было 77 таких предложений. Впрочем, их трудно назвать более привлекательными по сравнению с рыночными. Например, малогабаритная «однушка» в Бибирево предлагается за 130 000 руб. за кв. м, а в базах агентств по продаже недвижимости подобные квартиры выставляют по цене 115 000–120 000. При этом у покупателя квартиры на свободном рынке нет психологического барьера, который неминуемо возникает у приобретателя залоговой недвижимости. Поэтому, чтобы эффективно реализовать залог, банк должен предложить клиенту специальные условия покупки.

Так, летом 2009 года ВТБ24 предложил выкупить залоговые квартиры у своих заемщиков, испытывавших проблемы с обслуживанием ипотеки. Конечным покупателем выступал новый клиент банка. Он приобретал квартиру на собственные средства или брал ипотечный кредит в ВТБ24. Во втором случае ему предоставлялись весьма выгодные условия: первоначальный взнос – от 20%, максимальный срок кредитования – до 50 лет, годовая ставка – не выше ставки рефинансирования ЦБ в рублях и до 10% в долларах или евро. К тому же банк не взимал комиссию за рассмотрение заявки на кредит. «Подобные меры весьма эффективны, – отмечает Дмитрий Дмитриев. – Таким образом банки решают проблему плохих кредитов и приобретают новых клиентов».

По мнению экспертов, в перспективе продажа залогового имущества станет более массовой. «С ростом объемов просроченной задолженности по ипотеке банки будут активизировать работу по ее взысканию, – утверждает президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. – Возрастет количество изъятых по суду квартир, многие заложенные квартиры выставят на продажу».

Нас не догонят

Пиковые значения плохих долгов в разных странах во время кризиса

Страна

Доля кредитного портфеля, %

Пик плохих долгов, год

Швеция

13

1991

Норвегия

17

1991

Мексика

19

1994

Аргентина

20

2001

Индонезия

32

1997

Япония

35

1997

Корея

35,5

1997

Чили

36

1981

Россия

40

1998


Источник: Центр макроэкономических исследований Сбербанка

Витаминный комплекс

Конечная цель банка – вернуть свои деньги. Потому обычно банки идут клиентам навстречу и используют все возможные способы договориться полюбовно, прежде чем обращаться в суд. Большинство кредитных организаций применяют сразу несколько методов работы с просрочкой. Скажем, взыскивая «молодую» просрочку (до трех месяцев), с которой бороться проще всего, банки обходятся собственными силами. Но чем «старше» долги, тем сложнее и дороже их собирать. Поэтому по истечении трехмесячного срока подключают коллекторов. Весной 2009 года у 25% банков из российской первой сотни бóльшую часть переданных коллекторам долгов составляли именно такие кредиты. Еще 20%, по данным «Секвойя Кредит Консолидейшн», приходилось на долги с просрочкой до 90 дней. При этом около половины банков регулярно передавали долги коллекторам и еще 13% планировали начать это делать.

В ряде кредитных организаций даже после создания специальной «дочки» продолжают работать отделы по управлению проблемными долгами. К примеру, в ВТБ эти подразделения дополняют друг друга: управление внутри банка предупреждает и выявляет просрочку, а ее урегулированием занимается долговой центр. В мае 2009 года о расширении штата соответствующих внутренних подразделений объявил ВЭБ, у которого тоже есть отдельная структура по работе с проблемной задолженностью. «Мы увеличиваем число сотрудников департаментов по работе с «плохими» долгами в преддверии осени, когда наступает срок погашения кредитов для большинства компаний», – заявил тогда член правления ВЭБа Сергей Васильев.

Другой эффективный способ улучшить качество кредитного портфеля – рефинансирование чужих должников. «Клиенту предлагают рефинансировать ипотечный кредит, взятый им в другом банке, по более низкой ставке. Так банк получает возможность привлечь новых качественных заемщиков», – считает Дмитрий Дмитриев. А клиент может не только выиграть за счет уменьшенной ставки, но и изменить срок или валюту кредита. Если заемщик брал ипотеку в период высоких «кризисных» ставок, например, под 18% на пять лет, то, рефинансировав кредит в том же Сбербанке под 13,75% на десять лет, он может уменьшить ежемесячный платеж почти на треть. К тому же далеко не всегда «свой» банк готов пойти навстречу заемщику и реструктурировать кредит. «Ресурсы для продолжения роста, активного пои­с­ка новых клиентов или увеличения объемов сделок с существующими заемщиками есть лишь у крупных игроков. Мелкие и средние структуры не имеют доступа к финансовым ресурсам и вынуждены сокращать портфели или вовсе уходить с рынка», – заключает аналитик. Поэтому программы рефинансирования предлагают пока лишь банки-тяжеловесы, такие, например, как Сбербанк, Банк Москвы, ВТБ24 или Банк Сосьете Женераль Восток.

Положительная динамика

БАНКИ БЫСТРО АДАПТИРОВАЛИСЬ К НОВЫМ УСЛОВИЯМ, ШЛИ НАВСТРЕЧУ КЛИЕНТАМ. ЭТО ПРИНЕСЛО СВОИ ПЛОДЫ: ПО ПРОГНОЗУ ЦБ, КРЕДИТОВАНИЕ В РФ НАЧНЕТ РАСТИ УЖЕ В I–II КВАРТАЛАХ ЭТОГО ГОДА

«Российские банки проделали большую работу, чтобы не допустить ухудшения качества кредитных портфелей, – утверждает Дмитрий Дмитриев. – Для них это был совершенно новый вид деятельности: раньше подобное наблюдалось лишь изредка. При этом международный опыт повышения качества портфелей не помог – сказалась слабость корпоративного законодательства и процедур банкротства в России. Отечественным банкам пришлось начинать работу с заемщиками практически с нуля». Активная деятельность в этом направлении уже дала о себе знать: реальный сектор довольно успешно реструктурирует долги и постепенно погашает кредиты.

«Россия прошла острую, «шоковую», фазу кризиса, экономика медленно начинает восстанавливаться», – заявил в сентябре 2009 года первый вице-премьер Игорь Шувалов. Рост ВВП России в IV квартале 2009 года, по предварительным данным Минэкономразвития, составил более 3%. Основные показатели улучшаются два квартала подряд, что указывает на выход из рецессии, отметил тогда же заместитель министра Андрей Клепач. По его словам, «оживление есть, и даже большее, чем мы ожидали, но пока оно хрупкое».

«Экономический рост продолжится и в 2010 году, что приведет к постепенному восстановлению спроса на кредитные средства», – говорится в отчете инвестиционной компании «Атон». В результате доля «плохих» кредитов в портфелях банков начнет уменьшаться. «Я думаю, что в ближайшие месяцы объем просроченной задолженности по банковским кредитам достигнет максимума, после чего начнется его постепенное сокращение», – сообщил в середине декабря 2009 года глава ЦБ Сергей Игнатьев. А чуть раньше директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ РФ Михаил Сухов утверждал, что российские банки накопили достаточные резервы для покрытия возможных потерь по проблемным долгам – около 1,6 трлн руб. на 1 августа. В ЦБ также отмечают высокий уровень достаточности капитала в отрасли: сегодня он достигает 19%, что значительно выше норматива в 10%. Значит, появилась уверенность: банки с ростом просрочки справятся.

Впрочем, расслабляться рано, предостерегает Дмитрий Дмитриев. «Значительная часть кредитов в 2009 году была реструктурирована. Формально они не являются просроченными, но зачастую заемщики по таким кредитам – компании с весьма неустойчивым финансовым положением. Поэтому банкам необходимо продолжать работу по повышению качества портфелей», – отмечает эксперт.

По прогнозу ЦБ РФ, кредитование в России снова пойдет в рост уже в I–II кварталах этого года. «В 2010 году прирост по корпоративным и розничным клиентам может достичь порядка 15%», – считает Дмитрий Дмитриев. – При этом сместятся акценты кредитования: если в прошлом году банки активно кредитовали корпоративный сектор, то в текущем они снова обратят внимание на розницу. В первую очередь, будут «оживать» такие продукты, как авто- и потребкредиты». Возможно также заметное оживление ипотеки, но только в случае, если государство начнет предпринимать реальные действия в этом направлении, уверен эксперт.

ТЕКСТ НАТАЛЬЯ ГАЙДАШ



21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП