Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 6 (24) 2009

| Корпоративные СМИ ВТБ


Национальный масштаб

Национальный масштаб

Диагноз рынку
«Основная нагрузка и ответственность ляжет на банки уровня ВТБ»

УХОДЯЩИЙ ГОД НАГЛЯДНО ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛ ЗНАЧИМОСТЬ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В РЕГУЛИРОВАНИИ ЭКОНОМИКИ. ОДНАКО КАК ДАЛЕКО МОЖЕТ ЗАХОДИТЬ ТАКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ? КАКОЕ МЕСТО ДОЛЖНО ОТВОДИТЬСЯ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВЕННЫМ КОМПАНИЯМ В ПЕРИОДЫ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КАТАКЛИЗМОВ? ОБ ЭТОМ МЫ БЕСЕДУЕМ С СЕРГЕЕМ ГАВРИЛОВЫМ, ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ПО ТРАНСПОРТУ, ЧЛЕНОМ КОНСУЛЬТАЦИОННОГО СОВЕТА АКЦИОНЕРОВ ВТБ.

Сергей Анатольевич, как известно, во время кризиса серьезно возросла прямая государственная поддержка различных секторов экономики. На ваш взгляд, можно ли сделать эти меры еще более эффективными?
Я считаю, что надо, в первую очередь, оптимизировать сам процесс формирования расходной части бюджета. Когда государство считает нужным осуществить вливание средств в стратегический для страны сектор — путем, к примеру, расширения своего участия в основном капитале, — это нужно делать напрямую, минуя банки, через финансовые инструменты, которые имеются у власти. Необходима поддержка стратегических отраслей, имеющих экспортный потенциал, где можно обеспечить рентабельность вложенных средств. Главное, добиться того, чтобы предприятия росли, выходили из зоны риска и становились инвестиционно привлекательными, чтобы потом их можно было вывести на чистый рынок.

Многие эксперты уверены, что главной задачей государства в период кризиса является создание платежеспособного спроса, например, за счет формирования крупных государственных заказов. Согласны ли вы с этим мнением?
Действительно, государство должно более активно формировать внутренний спрос. Это сложный процесс: нужно не просто выходить на рынок с госзаказом, а создавать механизм спроса через Центробанк, госбанки. Надо поддерживать платежеспособный спрос населения через субсидирование потребительского кредита или процентной ставки для важных отраслей экономики. Только такие комплексные и сложные меры помогут вытащить внутренний спрос, и только он может реально оживить нашу экономику. Спрос должен быстро формироваться в нужных объемах, гибко меняться — и все это на фоне минимальной коррупционной составляющей. Мы не должны обеспечивать узкий слой чиновников на местах.

Насколько реально, на ваш взгляд, выполнение этих установок?
Вполне реально. Например, сейчас предоставили дотации гражданам, которые летают из Владивостока в Москву, — и эта система себя окупает. Значит, надо ее расширять и сегментировать. Другой вопрос, что сегодня мы наблюдаем процесс оптимизации бюджетных обязательств. По некоторым субъектам РФ прямое бюджетное финансирование сократилось в четыре раза. Когда такое сокращение касается инфраструктурных проектов, в частности дорожного строительства на федеральных и, что еще существеннее, на региональных и муниципальных трассах, нужно искать новые инструменты. Прежде всего, они должны помочь в решении приоритетной государственной задачи: Россия должна стать великой транспортной страной.

Какие барьеры для решения этой задачи существуют сегодня?
Могу отметить два аспекта. Во-первых, обеспечение доступности транспортных услуг для граждан — это конституционная обязанность государства. У нас треть населения не может обойтись без авиации, а из-за отсутствия дорог нет нормальной жизни для 40% граждан. Во-вторых, треть ДТП у нас происходит потому, что качество 80% дорог в той или иной степени не соответствует нормативам. Современному европейскому стандарту нагрузки на ось для большегрузных автомобилей у нас не соответствует практически ни одна современная трасса. Чтобы обеспечить масштабный транзит из Европы в Азию (в настоящий момент на Россию приходится около 5% транспортного потока) — для поддержки крупных инфраструктурных и промышленных проектов и для развития центра страны, мы должны совершить резкий рывок в дорожном строительстве, прежде всего магистральном.
Понятно, что в условиях кризиса рассчитывать на запланированные 9 трлн руб. для финансирования транспортной программы можно только гипотетически, поэтому мы должны отработать комплекс проектов, например строительство платных дорог и тех трасс, которые могут сооружаться на концессионной основе.

Но для таких совместных проектов необходим прозрачный механизм привлечения средств...
Таким механизмом могут стать инфраструктурные облигации — ценные бумаги, выпускаемые для привлечения финансирования под конкретные инфраструктурные проекты, к примеру строительство дорог.
Инфраструктурные облигации, помимо прочего, позволят госбанкам в полной мере участвовать в подобных проектах. Именно на государственные институты развития, такие как ВТБ и ВЭБ, и ложится сегодня основная нагрузка и ответственность. В бюджете и федерально-целевых программах мы планировали участие до 40% привлеченных средств во многих проектах, что проблематично в условиях кризиса. А государственные банки могут привлекать финансирование и контролировать процесс работ, что крайне важно в дорожном строительстве.
Я убежден, что банки способны обеспечить более быстрое продвижение проектов в рамках, к примеру, строительства платных дорог, что приведет к сокращению издержек на строительство и снизит срок окупаемости.

Прямая трансляция

Вы сказали, что банки и государство должны работать вместе. А есть ли примеры подобного успешного симбиоза?
В качестве примера хотел бы привести работу ВТБ. Филиал банка в Хабаровске активно работает с предприятиями региона, обеспечивая поддержку развитию Дальнего Востока.
Можно также привести в пример воронежский филиал ВТБ, специализирующийся на обслуживании авиационного бизнеса. Банк сопровождает проекты авиационной промышленности (в частности, Воронежский авиазавод, где банк пролонгировал существующий кредит и выдал деньги на развитие). При этом средства идут не только на текущие кассовые разрывы, но и на техническое перевооружение. Банк осознает ответственность за состояние промышленности, за то, чтобы предприятия стали не просто современными, но и эффективными, прибыльными, состоялись и развивались как клиенты. Здесь выбрана оптимальная модель, сочетающая интересы экономики, государства бизнеса: ВТБ кредитует авиапром, тот в свою очередь технически перевооружается и начинает с этого года производство эффективного межрегионального самолета, деньги идут на приглашение качественных кадров. После этого банк обслуживает авиакомпании, в том числе региональные, которые обеспечивают перелеты между регионами и внутри них, доставку грузов в Москву и Санкт-Петербург. Мы видим, что при правильной постановке задачи такой бизнес становится не дотационным, а экономически эффективным.

Один из успешных инфраструктурных проектов, запущенных в этом году как раз силами ВТБ, реконструкция аэропорта «Пулково». Насколько важна для экономики страны реализация этого проекта?
В условиях сокращения федерального финансирования региональных проектов и замедления развития транспортной инфраструктуры проект «Воздушные ворота северной столицы» может стать ключевым для России и Восточной Европы. Госбанки отрабатывают новые механизмы привлечения серьезных инвестиций, оптимального расходования средств и сокращения сроков строительства. Со сложных стартовых позиций мы сможем в относительно короткие сроки построить один из самых передовых хабов (крупный пересадочный и перегрузочный транспортный узел с необходимым набором сервисов, имеющий подходящее географическое положение. — Прим. ред.) в Европе и единственный полноценный — в РФ. Я считаю, что это первый в нашей стране проект подобного уровня. Реконструкция «Пулково» продемонстрирует, что в России могут появляться современные бизнес-единицы в таких сложных секторах, как воздушный транспорт, которые будут примером эффективного управления, хозяйствования и соблюдения международных стандартов безопасности.

А до сих пор в нашей стране применялся другой подход?
Да, многие аэропортовые хозяйства России по-прежнему используют старую схему работы, низкоэффективную и затратную. При этом в мире, особенно в Европе, не только аэропортовый бизнес, но и региональный авиатранспорт и авиация в целом являются прибыльными при правильном ведении хозяйства. Мы должны выйти на то, чтобы санкт-петербургский хаб стал окупаться не столько за счет аэропортовых сборов, сколько благодаря развитию сервиса, инфраструктуры, грузовых терминалов. В США аэропорты получают до 80% доходов не от прямой авиационной деятельности, а как раз за счет дополнительных сервисов.
К нам нередко обращаются представители известных финансовых институтов Европы, арабского мира, Японии, АСЕАН, для которых российские аэропортовые хозяйства являются привлекательными с точки зрения вложения средств. Для них это понятные объекты инвестирования с прозрачными финансовыми потоками, просчитываемым сроком окупаемости, внятными механизмами хозяйствования и управления.

Но для таких масштабных проектов нужна соответствующая законодательная база...
Именно поэтому Комитет Госдумы по транспорту совместно с ВТБ и правительством Санкт-Петербурга договорились подготовить соответствующие изменения в законодательство по ходу реализации проекта «Пулково». Необходимо внести поправки в Воздушный кодекс, Налоговый кодекс, Земельный кодекс и в целом в концессионное законодательство с тем, чтобы облегчить инвестирование, сократить сроки ввода в эксплуатацию, увеличить прибыльность и ускорить окупаемость, обеспечив права концессионеров и инвесторов в полном объеме.
Говоря конкретнее, это изменения законодательства по налогообложению земли и имущества, поправки в нормативные акты правительства по облегчению деятельности аэропортов и авиакомпаний, изменения в федеральной нормативной базе и, самое главное, абсолютно новый закон с рабочим названием «Об аэропортах и аэропортовой деятельности». Совместно с Минтрансом мы сформировали рабочую группу, чтобы уйти от ведомственного эгоизма и выдать проект, который устроит исполнительную и законодательную власть и при этом удовлетворит авиакомпании, аэропортовые комплексы и обслуживающие их банки. Здесь мы столкнулись с массой самых неожиданных проблем, например, в части обеспечения безопасности. Вот уже несколько лет эти вопросы частично переданы вневедомственной охране, которая неуклонно поднимает тарифы. Во многих региональных аэропортах доходы от международной деятельности ниже, чем расходы на обеспечение безопасности.

Почему изменение в законодательство вносятся только сейчас, когда проект «Пулково» уже стартовал?
Вносить изменения до старта проекта было крайне сложно, поскольку мы не имели ни одного практического примера. К тому же ВТБ — крупная и уважаемая структура, и административный пресс касается ее меньше, чем других участников. А мы должны так усовершенствовать законодательство, чтобы механизм концессии стал привлекательным для широкого круга компаний. Такой сложный и дорогостоящий объект, как «Пулково», является для нас, в хорошем смысле, интересным законодательным экспериментом.

Какова роль ВТБ Капитал в этом процессе?
ВТБ Капитал — это мощнейший аналитический центр, своеобразный барометр рынка. Общаясь с финансовыми аналитиками ВТБ, мы видим реальность проблем, которые возникают у коммерческих структур, работающих в различных сферах бизнеса (сельское хозяйство, информационные технологии, оборонка, транспортный комплекс, нефть и газ и т.д.). Банки зачастую лучше диагностируют проблемы, чем менеджмент самих компаний. А мы на основании результатов такой «диагностики» можем вносить изменения как в законодательство, так и в бюджетный процесс; писать законы не «в тиши кабинетов», а оперативно советуясь с людьми, которые держат руку на пульсе рынка.

Внимание, внимание

Говоря о роли государства и госбанков в кризисный для страны период, не стоит забывать и о социальном аспекте вопроса. В частности, минувшей весной много говорилось о проблеме миноритариев, участников народного IPO, которые понесли серьезные потери в результате падения стоимости акций. На ваш взгляд, как следует решать эту проблему?
Участники народного IPO — это экономически активные граждане, которые зачастую приобретали акции пусть и не на последние, но, безусловно, значимые для них деньги. Нам нужно беречь этот слой людей с активной жизненной позицией, демонстрировать, что они поступили пусть и рискованно, но верно. Поскольку они вложились в институты, напрямую связанные с государством, то государство и должно в полной мере нести ответственность — сценарии могут быть различными.
Но главное, на мой взгляд, состоит в том, что миноритарии, сколько бы их ни было, должны быть информированы о работе компаний и понимать основные направления ее движения. Позиция миноритариев также должна быть услышана.

Именно с этой целью, насколько я понимаю, и был создан Консультационный совет акционеров ВТБ. Как вы оцениваете инициативу ВТБ по созданию подобного механизма взаимоотношений между частными акционерами и банком?
Я считаю, что среди всех крупных структур, особенно государственных, в капитале которых участвуют миноритарии, ВТБ разработал оптимальный инструмент. Члены КСА избираются акционерами, а не назначаются «сверху», они свободны в своих суждениях и часто занимают твердую критическую позицию. Я также был избран миноритариями и могу отметить, что к мнению членов КСА действительно прислушиваются. Члены совета могут встретиться с любым топ-менеджером или сотрудником банка, чтобы донести свою позицию. К тому же среди персонала ВТБ немало акционеров банка, и я считаю крайне важным защиту их интересов.
Отношение к членам Консультационного совета со стороны руководства банка уважительное. Я думаю, что этот механизм взаимодействия станет наглядным примером для других финансовых институтов.

Всегда ли есть необходимость привлекать миноритариев к обсуждению серьезных вопросов, таких, например, как стратегия развития банка?
Миноритарии в отличие от сотрудников банков или государства рискуют своими личными деньгами. Их никто не принуждал к покупке акций, но при этом люди понимали, что это госбанк, а не «МММ». Если люди рискнули своими деньгами, участвуя в развитии ключевого государственного финансового института, то нужно относиться к ним с уважением, объясняя принципы работы рынка. Миноритарии должны быть в курсе перспектив рынка акций, основных векторов развития банка, его планов по наращиванию филиальной сети, приоритетных для него секторов экономики, факторов, влияющих на капитализацию и доходность банка.
Акционеры должны видеть, что банк заботится об эффективности своего бизнеса, в том числе, и с позиции миноритариев.

В чем заключается деятельность Консультационного совета? Какие конкретные задачи уже удалось решить с его помощью?
Сейчас мы отрабатываем механизмы взаимодействия членов КСА с банком. В первую очередь предстоит решить вопрос о статусе Консультационного совета, чтобы основания нашей работы были понятны и миноритариям, и руководству ВТБ. Кроме официальных регулярных заседаний (раз в три месяца), мы проводим постоянные рабочие совещания по отдельным аспектам. Какие-то вопросы обсуждаем с сотрудниками банка, не выходя непосредственно на руководство. Подобные рабочие встречи происходят обычно раз в две недели.
Мы активно работали с руководством ВТБ в процессе подготовки недавнего дополнительного размещения акций. Наша позиция, в частности по цене допэмисии, была учтена. Хочу особо отметить, что ни сотрудники, ни руководство банка ни разу не отказывали нам в предоставлении необходимой информации. Зная не понаслышке о загруженности сотрудников ВТБ, я приятно удивлен тем, с каким вниманием они относятся к просьбам представителей миноритариев.
Уверен, что ключевой вопрос — сочетание макрозадачи обеспечения ликвидности реального сектора экономики с требованиями эффективности работы ВТБ как ключевого для страны финансового института — будет и дальше решаться успешно.

Сергей Анатольевич, подводя итоги: каков, на ваш взгляд, наиболее вероятный сценарий развития отношений российской экономики и государства?
Постепенный выход из кризиса должен привести к тому, что все вернется на круги своя: произойдет оживление реального сектора экономики и сворачивание государственной поддержки банковской системы. От положения «дающего» и «просящего» власти и бизнес вернутся к сбалансированному партнерству. Я уверен, что за время кризиса наше производство и финансовый сектор не только не разучились работать самостоятельно, без государственных вливаний, но и приобрели новый бесценный опыт, который послужит фундаментом становления обновленной экономики России.

ТЕКСТ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВ



21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП