Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 5 (23) 2009

| Корпоративные СМИ ВТБ


Культура

Неутоленные страсти
Балетмейстер бури и натиска

БОРИС ЭЙФМАН РУКОВОДИТ СВОИМ ТЕАТРОМ УЖЕ БОЛЕЕ ТРИДЦАТИ ЛЕТ. СНАЧАЛА ЭТО БЫЛ ЛЕНИНГРАДСКИЙ «НОВЫЙ БАЛЕТ», ПОТОМ ЛЕНИНГРАДСКИЙ АНСАМБЛЬ БАЛЕТА, ПОЗДНЕЕ — САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕАТР БАЛЕТА, ТЕПЕРЬ — ТЕАТР БОРИСА ЭЙФМАНА. НА ПРОТЯЖЕНИИ НЕСКОЛЬКИХ ЛЕТ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭТОГО КОЛЛЕКТИВА ПОДДЕРЖИВАЕТ БАНК ВТБ.

Менялись названия, поколения артистов, времена. Но он всегда оставался и остается собой, верный своей философии, своему стилю, своим героям. Мир балетов Бориса Эйфмана — мир острых контрастов и непримиримых противоречий, мир отверженных гениев и мятущихся душ. Искать бури, быть не таким как все, жить в непрерывном потоке тягот и тревог для исключительных героев Эйфмана так же естественно, как дышать.

Эмоциональный напор

В конце семидесятых — начале восьмидесятых годов его хореография казалась революционной. Высокий эмоциональный накал, жгучая экспрессия откровенных пластических высказываний гипнотизировали даже далеких от балета зрителей. В его композициях звучала не только музыка классиков и советских композиторов, но и крамольные в те годы «Пинк Флойд» и Джон Маклафлин. Молодежь сходила с ума. Чиновники от «застойного» искусства заносили фамилию Эйфмана в черные списки. Но ежегодные московские гастроли неизменно собирали полный Концертный зал «Россия» и ворох положительных откликов влиятельной прессы. И неугодный властям балетмейстер, возвращаясь после успешного турне в репетиционный зал, принимался за новое сочинение. Артисты его труппы совершенствовали мастерство в «Идиоте» по Достоевскому, в «Безумном дне» по Бомарше, в «Поединке» по Куприну, в «Мастере и Маргарите» по Булгакову...

Литературные балеты Эйфмана — экспрессивные дайджесты великих сюжетов. Он умеет ярко и доходчиво изложить в танце основные коллизии романов и пьес, по-режиссерски точно организовать сконцентрированное действие, сосредоточившись на главном. Широкая публика любит эффектные, броские постановки Бориса Эйфмана, патетично размышляющего о вечном. Экстремальные душевные состояния — будь то страдания героев Достоевского или неуемное веселье персонажей «Двенадцатой ночи», неизменно находят отклик в отзывчивых зрительских сердцах. Не менее любимы массами и биографические постановки Эйфмана — «Чайковский», «Красная Жизель» (о балерине Ольге Спесивцевой), «Мусагет» (посвященный Джорджу Баланчину), и чисто танцевальные спектакли, такие как «Реквием» Моцарта. Развивая на сцене разные темы, Эйфман везде находит схожие болевые точки. И даже в комедийных постановках протестует гораздо чаще, чем ликует. Его смешные чудаки (например, Дон-Кихот из «Фантазий безумца») терпят не меньшее фиаско от непонимания окружающих, чем романтики и философы из трагедийных опусов.

«Анна Каренина», «Мой Иерусалим», «Братья Карамазовы», «Русский Гамлет»... Неутоленные страсти, муки творчества и судьбоносные противостояния передаются Эйфманом «весомо, грубо, зримо». Спектаклям его театра под силу собрать уже не только крупные концертные залы, но и гигантские стадионы. С неизменными аншлагами коллектив гастролирует за рубежом и особенно любим в Америке. Однако профессиональная балетная критика, когда-то единодушно поддерживавшая молодого Эйфмана, теперь частенько поругивает Эйфмана, маститого и зрелого, за прямолинейность и излишний пафос, за несокрушимый эмоциональный напор и склонность к повторам. А он продолжает выплескивать на сцену то, что наболело. И даже нотации критиков подспудно подсказывают ему темы для новых спектаклей.

О творческой неуспокоенности

Один из последних спектаклей маэстро, «Чайка», по мотивам пьесы Чехова, посвящен проблемам творчества, которые всегда актуальны и для балетмейстера, и для его оппонентов.

«Я все больше и больше прихожу к убеждению, что дело не в старых и не в новых формах, а в том, что человек пишет, не думая ни о каких формах, пишет, потому что это свободно льется из его души». Эти слова чеховского героя вполне могли бы стать эпиграфом ко всем постановкам Эйфмана, тем более к балету про превратности творческих процессов.

В его «Чайке» всего четыре героя и активный кордебалет. Треплев и Тригорин стали балетмейстерами, Аркадина — прима-балериной, Нина Заречная — начинающей танцовщицей. Вполне естественные для балета превращения обострили главный спор чеховской пьесы. Спор традиций и новаторства, правил и исключений, уверенности опытного мастера и юношеского безрассудства. В конце концов, все сводится к конфликту внутренней свободы и самоограничений, знакомому каждому художнику.

Абстрактная философия обретает у Эйфмана плоть конкретного зрелища: железную дисциплину символизирует балетный класс, отвязную вольницу — уличный хип-хоп. Современный Костя Треплев (Олег Габышев) бежит к хип-хоперам от изнуряющих повторов красивых па, от жестокого метронома, от сухих правил. Но взрыв бешеных эмоций уличных плясунов так же бессодержателен, как бессмыслица раз и навсегда затверженных классических движений.

До отчаянного побега будет еще несколько попыток победить рутину. Треплев-балетмейстер ищет вдохновения в любви, пытаясь научить возлюбленную Нину летать подобно чайке. Движения рук сочинителя похожи на поэму могучих крыльев. В интерпретации его артистки высокий слог скатывается в пародию, и героическая чайка превращается в кривую утицу. Впрочем, Мария Абашова танцует Нину Заречную так чувственно и искренне, что даже самые немыслимые извороты ее тела органичны и красивы. Но, может быть, истинная свобода бывает только в детстве? И для полноты творческого счастья необходимо всего лишь вспомнить ребячливую естественность и ощущение полного доверия к игре? Рядом с мамой Аркадиной Костя становится маленьким мальчиком, подскакивает на корточках, держась за ручку, пытаясь и в матери пробудить наивность чувств. Но маска примадонны навсегда приросла к лицу Аркадиной. И стать естественной рядом с этим «памятником самой себе» не получается. Балеринское высокомерие — несомненная доблесть в театре под руководством традиционалиста Тригорина. В театре Эйфмана — позорная черта, достойная осмеяния. Изысканная Нина Змиевец осмеивает свою Аркадину тонко, прибегая к нескольким точным штрихам. Горделиво поднятый подбородок, величавая осанка — и у этой царицы толпы нет ни врагов, ни соперниц.

В немыслимых ракурсах

Все действие эйфмановской «Чайки» «рассказывается» от лица Треплева. Балет — о его метаниях и чаяниях, о творческой неудовлетворенности и неуспокоенности. Ему слышатся то прелюдии и симфонии Рахманинова, то «Прометей» и «Поэма экстаза» Скрябина, то психоделическая музыка, то душераздирающая тишина. Он тоскует о «мировой душе», а воображаемый космос оказывается безобразной аморфной фигурой, всего лишь громадным полотном, накинутом на колышащийся кордебалет. Юнец, мечтающий о славе, хочет распознать секреты успеха Тригорина. Но подглядывая за мастером, не может уловить закономерностей в квадратуре его движений. Юрий Смекалов в роли Тригорина достигает невозможного, танцуя творческий процесс, напряженную работу мысли.

Прямые линии и углы, ограничивающие пространство, — символ внутренней скованности, мешающей творить. В «Чайке» Эйфмана этот «плен» показан буквально. В начале спектакля сильная фигура Треплева, заключенная в прозрачную геометрическую фигуру, пытается сломать углы и рейки. В финале, надорванный неудачами, он добровольно заключает себя в эту странную клетку. Хотя и кричит — то ли от ужаса, то ли от безвыходности ситуации. Творческий плен в балете Эйфмана равносилен самоубийству Константина Гавриловича в пьесе Чехова. В немыслимых ракурсах и отчаянных извивах тела — вся боль несостоявшейся личности. Пожалуй, подобная экспрессия чувств сегодня подвластна артистам только этого театра.

Борис Эйфман требует от своей труппы полной отдачи. И, что называется, «делает» артистов. Валерий Михайловский, Вера Арбузова, Елена Кузьмина, Альберт Галичанин, Игорь Марков прославились благодаря Эйфману и прославили его спектакли. Олег Габышев, Дмитрий Фишер, Нина Змиевец, Мария Абашова — сегодняшнее «лицо» популярного балетного театра. Достоинства его артистов признают не только верные поклонники, но даже самые придирчивые критики творений Эйфмана. А строгое жюри профессионалов не раз вручало и самому балетмейстеру, и его подопечным высшую театральную награду России — «Золотую маску».

ТЕКСТ ЕЛЕНА ГУБАЙДУЛЛИНА.
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ АРХИВОМ ТЕАТРА БАЛЕТА БОРИСА ЭЙФМАНА

Борис Эйфман

«Художественные решения рождаются неожиданно...»

Историю какой из ваших постановок вы считаете самой удачной? Какую — самой драматичной?
У каждого моего балета своя история, свой путь рождения, становления. Все они мне дороги, как дети. Хороший отец не делит своих детей на счастливых или удачных, на сложных или драматичных. Все они — часть меня, поэтому трудно поддаются классификации.

Что обеспечивает вам свободу творчества, способствует вдохновению? Что угнетает? Изменилось ли что-либо в этом смысле с времен вашей творческой юности?
Мои идеи и способы их воплощения дают свободу. Всегда старался делать то, что волновало меня. Даже в самые сложные времена. Конечно, возраст не способствует вдохновению, но зато все выкристаллизовалось. Наверное, это и отличает юность от зрелости.

Многие спектакли вашего театра живут долго, они интересны разным поколениям зрителей. Чем вы объясняете секрет долголетия ваших постановок?
Наверное, в них есть размышления над «вечными» проблемами бытия, над тем, что волнует людей во все времена. Каждый находит в наших спектаклях что-то созвучное своему состоянию и настроению в данный момент.

Какими качествами должен обладать идеальный актер вашего театра?
Самое главное это способность танцовщика выразить эмоцию телом. Наполнить каждое па содержанием, мыслью. Техника не довлеет над исполнителем, а способствует его органическому существованию на сцене.

Каков ваш идеальный зритель?
Тот, для кого созвучны наши идеи и способы их выражения.

Ваша последняя постановка — балет «Онегин», премьера которого состоялась в марте этого года. Какая тема главенствует в этом балете? Чем она вас задела?
Это новая версия пушкинского текста, действие перенесено в наши дни. Вместе с тем, мой балет — это попытка не переосмыслить роман, а скорее увидеть его глазами современника, сохранив при этом поэтику и философию произведения Пушкина. На более конкретные вопросы вам ответит сам балет.

Известно, что планируется строительство Дворца танцев, в котором вы будете руководить. Расскажите о нем.
Сегодня я живу несколькими идеями — Академия танца и Дворец танца. Академия танца — абсолютно новая структура с принципиально иной методикой обучения. Она основана на соединении техники классического танца, танца модерн и спорта. Более того, я хочу создать особую атмосферу, воспитать не только артистов балета, но и деятелей культуры, творческих лидеров. Важно и то, что у академии появится и социальный аспект — мы в первую очередь будем выбирать по всей России детей-сирот и детей из малообеспеченных семей. Эта идея горячо поддержана губернатором нашего города Валентиной Ивановной Матвиенко. И, хотя проект реализуется не так быстро, как хотелось бы, я уверен, что мы осуществим его. Нам обещано, что Академию танца мы откроем к 1 сентября 2010 года.
Дворец танца — грандиозный, не имеющий аналогов в мире проект театрального центра, объединяющего три балетные труппы разных направлений, которые представляют три века русского балета. Первая будет показывать классические спектакли на очень высоком профессиональном уровне. Вторая труппа — мой театр, он сконцентрируется на развитии психологического спектакля. Третья труппа — экспериментальный балет XXI века, который будет вести поиск новых форм и возможностей пластического искусства.
Проект Дворца танца много лет находился в замороженном состоянии. Сейчас ситуация наконец изменилась к лучшему. И во многом благодаря банку ВТБ — он стал главным инвестором проекта. Речь в первую очередь идет о реконструкции территории в исторической части Петербурга рядом с Петропавловской крепостью — напротив Ростральных колонн. Сейчас это место представляет собой нагромождение химических отходов, образовавшееся в развалинах бывшего института прикладной химии, а в перспективе — комплекс «Набережная Европы», частью которого должен стать Дворец танца. Это будет, как мы рассчитываем, не просто театр для одной труппы, а настоящий мировой центр балета, где сконцентрируются все современные танцевальные идеи и формы. Здание будет гармонично вписано в исторический центр Петербурга, ведь архитектура непременно должна сохранять дух и стилистику нашего города. Для Санкт-Петербурга Дворец танца — ответственный и важный проект, и я уверен, что с помощью банка ВТБ он будет успешно реализован.


Дом для балета

Определен архитектор Дворца танцев

Будущий Дворец танцев в Санкт-Петербурге — это многофункциональный театрально-учебный центр с большим и малым залами для показа классических и современных балетных постановок, репетиционными и другими помещениями, необходимыми для полноценной и комфортной жизни театра. В тендере на разработку архитектурного решения Дворца приняли участие четыре творческих коллектива из России, Нидерландов, Франции и Норвегии. Конкурс проводился ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ» при участии Комитета по градостроительству и архитектуре и Комитета по инвестициям и стратегическим проектам. Сопредседателями жюри конкурса стали губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко и заместитель президента — председателя правления банка ВТБ Василий Титов. К работе жюри привлечен 21 участник, в том числе, художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Борис Эйфман и министр культуры РФ Александр Авдеев. Победителем конкурса стало нидерландское архитектурное бюро UN Studio, работавшее над такими объектами, как Дом музыки и музыкальный театр MUMUTH в Австрии, театр Агора в Нидерландах.
«Создание Дворца танцев — яркий пример сотрудничества государства и бизнеса в сфере развития российской культуры», — отметил Василий Титов. Он также рассказал, что Дворец танцев будет передан группой ВТБ в собственность Российской Федерации по окончании строительства. «Я уверен, что труппа Бориса Эйфмана создаст в здании Дворца танцев множество талантливых спектаклей, которые займут достойное место в истории русского балета», — заключил Василий Титов.


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП