Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 3 (21) 2009

| Корпоративные СМИ ВТБ


Культура

Музыка бесконечности
Эмоциональный центр Московского Пасхального фестиваля

ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ СОБЫТИЙ ДЛЯ КЛАССИЧЕСКОЙ МУЗЫКИ В РОССИИ — ЕЖЕГОДНЫЙ МОСКОВСКИЙ ПАСХАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ. В ЭТОМ ГОДУ ОН ПРОШЕЛ УЖЕ В ВОСЬМОЙ РАЗ, ПО ТРАДИЦИИ НАЧАВШИСЬ НА ПРАВОСЛАВНУЮ ПАСХУ И ЗАВЕРШИВШИСЬ В ДЕНЬ ПОБЕДЫ. ТРИ НЕДЕЛИ МЕЖДУ ЭТИМИ ДВУМЯ КРУПНЫМИ ПРАЗДНИКАМИ БЫЛИ НАСЫЩЕНЫ КУЛЬТУРНЫМИ СОБЫТИЯМИ. ГАСТРОЛИ, ПРЕМЬЕРЫ, СИМФОНИЧЕСКИЕ, КАМЕРНЫЕ, ХОРОВЫЕ ПРОГРАММЫ — ВСЕГО ОКОЛО СТА КОНЦЕРТОВ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, МОСКВЕ И ДРУГИХ ГОРОДАХ РФ И БЫВШЕГО СССР. ФИНАНСОВУЮ ПОДДЕРЖКУ ЭТОГО МАСШТАБНОГО МЕРОПРИЯТИЯ ТРАДИЦИОННО ОСУЩЕСТВЛЯЛ БАНК ВТБ.

Связь церковной и светской культур, как и прежде, была одной из основных тем масштабного музыкального форума, проводимого с благословения Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Звонильная программа, на первый взгляд далекая от филармонических концертов, интересовала любителей искусства не меньше выступлений именитых музыкантов. Уникальная возможность сравнить мелодику колокольных перезвонов разных московских храмов, услышать во множественном эхе отголоски мощнейших партитур, появляется не часто. Колокольные перезвоны — неотъемлемая часть богослужения, его украшение — слышны почти каждый день. Но в дни Пасхального фестиваля на колокольни поднимались знаменитые мастера, вызванивающие сложные, богатые мелодии.

Звуки колокола соединяют прошлое и настоящее, настраивают на торжественный лад, задавая тональность всему фестивалю. Атмосфера творчества и высоких устремлений неизменно царит и в концертных залах, и за кулисами.

В этом году слушателями концертов Пасхального фестиваля стали жители Мурманска и Хабаровска, Якутска и Еревана, Екатеринбурга, Казани, маленького карельского городка Белогорска... Обширная фестивальная афиша охватила двадцать восемь городов. Значительная часть билетов распространялась бесплатно. Художественный руководитель Пасхального фестиваля Валерий Гергиев гордится общедоступностью концертов и надеется, что благотворительность и впредь останется одной из главных черт фестиваля: «Мы стараемся прийти с музыкой как можно ближе к тем, кто эту музыку хочет услышать», — заявил маэстро на пресс-конференции. Гергиев не был голословен, а доступность для широкой публики не отменяла высочайшего уровня фестиваля — музыкальные шедевры звучали в исполнении артистов с мировым именем, как российских, так и зарубежных. По мнению Гергиева, Пасхальный фестиваль с его просветительским характером вполне способен противостоять кризису. И не столько экономическому, сколько более серьезному — кризису культуры. Наверняка даже далекие от классической музыки люди, хотя бы раз услышав оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева или выступления других участников фестиваля, на всю жизнь получили прививку против дурного вкуса.

В разнообразной программе звучала не только музыка прошлых веков, но и новые произведения современных композиторов. Так, на открытии состоялась мировая премьера «Симфонического диптиха» Родиона Щедрина, написанного мастером специально по заказу Пасхального фестиваля на темы своей же оперы «Очарованный странник» (за которую, кстати, замечательный композитор недавно получил «Золотую маску»). В Мариинском театре поставили «Коляску» Вячеслава Круглика, пополнившую вечер одноактных опер на гоголевские сюжеты.

Опера контрастов

Среди множества участников Пасхального фестиваля основным и самым активным, как и в прежние годы, был оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Неутомимый маэстро и его музыканты, судя по всему, черпают недюжинную энергию в исполняемой ими музыке. Музыка — источник сил и вдохновения, помогающий выдержать напряженный гастрольный марафон. Блестящий коллектив, вошедший в десятку лучших оркестров мира по версии солидного европейского журнала Gramophon, словно не ведая усталости, неизменно демонстрировал высочайший профессионализм и мастерство.

Одним из интереснейших событий восьмого Пасхального фестиваля стал концерт солистов, хора и оркестра Мариинского театра в Большом зале Московской консерватории, объединивший в одну программу третье действие «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Римского-Корсакова и третье действие «Парсифаля» Вагнера. Впрочем, музыкальное действо, представленное Валерием Гергиевым, назвать концертом было бы не совсем верно. Главы из великих музыкальных эпопей составили философский диптих, побуждающий слушателей к сложным размышлениям о взаимосвязи времени и вечности. «Парсифаль» — итоговый труд композитора-мыслителя Рихарда Вагнера, вершина музыкальных исканий века девятнадцатого и окно в век двадцатый. «Сказание о невидимом граде Китеже» — предпоследнюю оперу Николая Андреевича Римского-Корсакова, написанную в 1905 году, ее первые слушатели сопоставляли по силе художественного воздействия с романами Льва Толстого, а в музыке — с операми Вагнера, называя «русским Парсифалем». Действительно, у немецкой торжественной сценической мистерии и, пожалуй, самой сложной и самой притягательной русской оперы много сходного. Обе полны таинственных сил и сакральных смыслов: рассказывая легенды о победе света над мраком, причудливым образом переплетая христианские и сказочно-языческие мотивы, обе возвышенно-созерцательны и протяженны по времени, обе требуют от слушателей внутренней сосредоточенности и постоянного соучастия.

Но Валерий Гергиев подчеркнул не столько сходство, сколько разность и самоценность двух грандиозных партитур. Недаром из оперы Римского-Корсакова он выбрал наиболее драматичное, насыщенное событиями действие, а из «Парсифаля» — бесконечно созерцательный финал.

Третий акт «Китежа» — кульминация страданий китежан и девы Февронии. Уже пал Малый Китеж, и полчища монголо-татар мчатся на Китеж Большой. Ария князя Юрия «О слава, богатство суетное! О наше житье маловременное!» звучит как большой вздох, необходимый, чтобы собрать душевные силы перед неминуемой бедой. В широком, полетном басе Сергея Алексашкина таится тревога мудреца. От этой тишины — к нарастающему смятению, от хоров, вымаливающих спасение, — до взрыва великой «Сечи при Керженце»; в напряжении резких контрастов проносятся события оперы. В трактовке Валерия Гергиева рельефная четкость и отстранение летописца. Плач праведницы Февронии (экспрессивно исполненный Марией Шагуч), пьяное бахвальство грешника Гришки Кутерьмы, его надлом и неотвязные кошмары (тенор Василий Горшков усилил трагедийную безысходность своего героя), вкрадчиво-страшные домогательства Бедяя (Михаил Колелишвили) и Бурундая (Юрий Воробьев) к пленнице Февронии — все проходит как страшный сон в преддверии чудесного пробуждения. Китеж, стертый с лица земли, отражается во всей красе в озере Светлояр. Музыка, звучащая в концертном исполнении, без поддержки декораций и театрального света, передает все богатые оттенки преображения, свершившегося благодаря молитве Февронии.

Испытание для искушенных

Происхождение чудесной девы, выросшей в девственном лесу в согласии с природой, роднит ее с избранником из музыкальной драмы Рихарда Вагнера, с чистым юношей Парсифалем, избавившим рыцарей Грааля от злых чар коварного волшебника Клингзора. Каким образом Парсифаль обрел чудодейственную силу, не поддавшись чарам соблазнительницы Кундри, насланной на него Клингзором, осталось за рамками концерта. Добыв у злодея заветное копье, пронзившее распятого Христа, «простец с чистым сердцем» не только исцеляет неизлечимого рыцаря Амфортаса, но и познает высшую мудрость. Отныне он станет повелителем братства рыцарей, хранящих Святой Грааль — чашу с кровью Христа.

Третий акт мистерии, названный Вагнером «Весна», повествует о пробуждении природы, о преображении мира, искуплении грехов и обретении вечного блаженства. Христианские идеи сплетаются с буддистскими, освобождение от всех желаний — высшая цель духовного пути благочестивых рыцарей. Философия Артура Шопенгауэра, близкая Вагнеру, также отразилась в идеях музыкальной драмы. Воля как сущность бытия, желание как источник страданий, божественная интуиция, превосходящая рациональные знания... Бесконечная мелодия «Парсифаля» вмещает в себя все больше и больше смыслов, соединяя хаос и космос, смерть и рождение, муки и блаженство, чистое неведение и высшую мудрость.

Вагнер запретил исполнять Торжественную мистерию где-либо кроме Байройта, театра, выстроенного в соответствии с пожеланиями композитора, и до истечения срока действия авторских прав она исполнялась только там. Звучала строго, без внешних эффектов, без перерывов на аплодисменты. Понять и оценить такое в девятнадцатом веке могла только избранная публика, допущенная к «высшему музыкальному знанию».

Мариинский театр один из немногих в мире, где поставлен «Парсифаль». Пять с лишним часов музыкального действия — пир для вагнерианцев и испытание для неофитов. И в Большом зале консерватории его выдержали далеко не все, несмотря на то, что был исполнен только один час грандиозного полотна. Отдельные слушатели вставали и уходили прямо во время выступления — такое поведение для воспитанной консерваторской аудитории кажется нонсенсом. Видимо, среди беглецов были как раз те «новообращенные», на привлечение которых к серьезной музыке и нацелен Пасхальный фестиваль. Но большинство заполнивших ряды партера и амфитеатров, настроившись на могучую волну Вагнера, пережили сильные эстетические эмоции.

Несмотря на множественные интеллектуальные и философские пласты, «Парсифаль» обращен прежде всего к чувствам и интуиции слушателей. Необязательно понимать слова (тем более что немецкий, на котором исполняется музыкальная драма, знают далеко не все) — музыкальные интонации, оркестровые краски способны поведать гораздо больше. Чудо свершается в Страстную пятницу — день Скорби становится днем Возрождения. В едином музыкальном пространстве, подвластном дирижерской палочке Валерия Гергиева, тонкие, тихие мерцания звуков, жалобы, откровения, прозрение и растущие ввысь славные, громкие гимны хоров. В молитвенном настрое мир обретает равновесие и гармонию. В сосредоточенном пении баса Михаила Кита звучала вся выстраданная мудрость ставшего отшельником королевского оруженосца Гурнеманца. Парсифаль (Олег Балашев), несущий спасение его господину Амфортасу (ярко и прочувственно исполненному Алексеем Марковым), возвращает земле радость обновления. Сложнейшая музыкальная драма, созвучная божественной литургии, невольно оказалась эмоциональным центром всего Пасхального фестиваля.

ТЕКСТ ЕЛЕНА ГУБАЙДУЛЛИНА

Московский Пасхальный фестиваль

Фестиваль создан в мае 2002 года по инициативе маэстро Валерия Гергиева, при поддержке мэра Москвы Юрия Лужкова и Министерства культуры РФ, с благословения Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В 2003 году при поддержке президента РФ Владимира Путина фестиваль стал всероссийским. Его афиша, в первый год представлявшая всего 20 концертов, сегодня наполнена информацией о 120-ти мероприятиях. Неизменный участник фестиваля — симфонический оркестр Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева. Неизменные основы фестиваля — благотворительность и просветительство. Генеральным партнером фестиваля традиционно выступает банк ВТБ.


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП