Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 2 (20) 2009

| Корпоративные СМИ ВТБ


Олимп

Олимп

Властелин  колец
Властелин колец  
«Я не карьерист»

Сергей Чернов знает баскетбол со всех сторон, во всех его проявлениях. Начав свою карьеру игроком, он завоевал звание мастера спорта СССР, затем перешел на тренерскую работу, где в полной мере проявил себя, приведя к успеху не только отечественные клубы и сборные, но и зарубежные команды. Сегодня Сергей — заслуженный тренер России, президент Российской федерации баскетбола, вице-президент ФИБА-Европа. Казалось бы, на этом можно остановиться, передохнуть, расслабиться. Но нет, Сергей Чернов активно работает над новыми баскетбольными проектами, в числе которых — Единая лига ВТБ.

 Андрея Кириленко любой тренер поставит на площадку – будь то Дэвид Блатт, Этторе Мессина или я

Сергей Викторович, начать хотелось бы именно с вопроса о новом баскетбольном турнире, Единой лиге ВТБ. Как началась история этого турнира?
Идея турнира возникла не потому, что мы просто сидели и размышляли, что бы такое выдумать. Сама жизнь продиктовала это решение. Если посмотреть на баскетбольную Евролигу, она базируется на испанских командах. И приоритет и тогда, и сейчас отдается Западу, а не Востоку. До недавнего времени в Евролиге была представлена всего одна российская команда — ЦСКА, а в кубке Союза баскетбольных лиг Европы (ULEB) наших команд было лишь две. А коллективов из Украины, Латвии, Белоруссии вообще нет. Это тоже своего рода политика. Только недавно руководители международных кубков стали пытаться расширять состав участников.

При этом баскетбол, по моему убеждению как вице-президента ФИБА Европы, должен развиваться на всем европейском пространстве. А для развития нашего вида спорта, для того, чтобы у нас были сильные команды, необходимо, чтобы они получали хороший международный календарь. Но так как далеко не все государства могут принять участие в существующих кубках, то, видимо, настала пора, когда надо самим осваивать европейское пространство. Это понимаем не только мы. Была инициатива со стороны Украины и Литвы. Сегодня в этих странах существуют такие же планы относительно женского баскетбола, в котором тоже есть 1-2 сильные команды, но им просто негде и не с кем играть.

Вы сказали, что Евролига базировалась на испанских командах. Соответственно, основа Единой лиги ВТБ — клубы постсоветского пространства?
Не совсем так. Когда я беседовал с федерациями баскетбола этих стран, я особо подчеркивал: возвращения к прошлому нужно избежать. И мне были странны эти политические заявления, что мы хотим возобновить бывшую систему чемпионата СССР. Нет системы СССР. Есть общее развитие баскетбола, которое необходимо культивировать и пропагандировать. И я об этом говорил и руководству ULEB. К слову, им эта идея понравилась.

Единая лига ВТБ станет своеобразным противовесом Евролиге?
Совсем наоборот. В перспективе мы хотим сделать какое-то совместное соревнование, а не добиться существования контрлиги. Может быть, организуем две конференции (восточную и западную) и Кубок вызова, как делается в НБА. Но это в будущем.

В нынешнем сезоне лига будет состоять из восьми команд, поделенных на две группы. Участие уже подтвердили три российские команды, две украинские, литовский «Жальгирис», сейчас решается вопрос с Латвией (у них еще не закончилось внутреннее первенство), Эстонией и Польшей.

А кто определяет, какая именно команда будет представлять страну в Единой лиге ВТБ, федерации баскетбола этих стран?
У нас этот вопрос решают национальные федерации баскетбола. Мы считаем, что именно они по результатам чемпионата должны определять, кто достоин играть в лиге.

Безусловные звезды этого турнира, конечно же, ЦСКА и «Жальгирис». Какие еще команды Вы хотели бы видеть в составе участников?
Хотелось бы видеть израильскую «Маккаби». Но у них есть свой национальный чемпионат, с ними надо вести переговоры. Кроме того, нынешний год станет переходным из-за тех финансовых проблем, которые стоят перед всеми европейскими клубами и федерациями. Я даже не исключаю, что после окончания сезона мы будем пересматривать формулу своего чемпионата. Возможно, через сезон сделаем новую лигу из 16 команд по принципу Континентальной хоккейной лиги.

Какие впечатления у Вас остались от первого этапа нового проекта — Промо-Кубка Единой лиги ВТБ, состоявшегося в декабре в Москве?
Промо-Кубок прошел на высоком организационном уровне. Конечно, дело это новое, не обошлось и без шероховатостей. Например, получилось, что в установленные нами сроки проведения турнира вмешался хоккейный чемпионат, который проводился в соседнем Дворце спорта. Но эта накладка вышла не по нашей вине.

В целом уровень игры был высокий, и зрители проявляли интерес к матчам — несмотря на то, что турнир проводился в первый раз. Для нас главное то, что интерес к турниру был в тех странах, откуда делегированы команды. К сожалению, в этот раз приехало не слишком много болельщиков, но в нынешнем сезоне у нас будет другая форма проведения турнира — групповой этап с выездными играми, а потом «Финал четырех». Так что я уверен, в будущем станет еще интереснее.

 Я считаю, что на Олимпиаде любая медаль – это успех

«Мы достойно конкурируем с сильнейшими странами»

Помимо поддержки лиги банк ВТБ спонсирует женскую баскетбольную сборную России. Как Вы считаете, выступление сборной на Олимпиаде в Пекине, занявшей третье место, успех или провал?
Я благодарен банку ВТБ, который поддерживает нас в этот непростой период. И думаю, что наша с ним совместная работа очень плодотворна.

А что касается выступления сборной, давайте разбираться. Олимпиада — весьма своеобразный турнир, который не похож на чемпионаты мира или Европы. Мы все считаем медали, у какой страны их больше, у какой — «драгоценнее». А давайте лучше посчитаем, что мы вложили в эти медали. Ожидая любой результат, нужно учитывать, что мы для него сделали. Китайцы вложились в иностранных специалистов, они построили базы, серьезно развили фармакологию, науку спорта. Кроме того, за эти годы они подготовили своих специалистов. А если мы вернемся к нашей ситуации, то здесь далеко не все выглядит идеально. Не знаю, как в других отраслях, но в спорте — это беда управленческой политики, беда тренеров, особенно детских тренеров, которые готовят резерв. Сегодня мы все говорим о зимней Олимпиаде. А почему до сих пор не думаем о летней? Кажется, еще можно не торопиться? А поезд уже тронулся, скоро к станции придет, а мы еще стаканы с чаем не подготовили.

Но, несмотря на все это, мы достойно конкурируем с сильнейшими странами. Я считаю, что на Олимпиаде любая медаль — это успех. Другие государства за всю Олимпиаду получают одну бронзовую медаль. А мы бронзу уже не считаем за медаль. Вместо того чтобы медали считать, давайте скажем спасибо атлетам, которые приехали на Олимпиаду, просто потому, что многие страны на эти соревнования вообще не попадают. Если брать баскетбол, то посмотрите — сербы, итальянцы, турки, французы не смогли пробиться на Олимпиаду. Если говорить о женском баскетболе, то на Играх впереди были Америка и Австралия, но из европейских сборных мы — сильнейшие.

Существуют ли «медальные планы» по женской сборной на ближайшие европейские и мировые первенства?
Конечно, существуют. Мы уже разработали и сдали комплексно-целевую программу на Олимпиаду в Лондоне, куда входит все: кадровая политика, омоложение состава, финансы, вопросы материально-технической базы. Разумеется, подготовлен и план-прогноз, показывающий, чего мы хотим от каждого мероприятия, в котором участвуем. Например, в этом году мы обязательно должны быть в финале чемпионата Европы. В следующем году на чемпионате мира мы должны быть в тройке. А через чемпионат Европы мы обязательно должны стать первыми. На золото рассчитываем и на Олимпиаде в Лондоне. Такие стоят задачи.

 «Медальные планы» по женской сборной – золото на Олимпиаде в Лондоне

А на кого из игроков женской национальной сборной возлагаются особые надежды? Сейчас на слуху один из лидеров сборной — Бекки Хаммон.
Она натурализованная американка, поэтому к ней сразу приковывается внимание. Но у нас есть и наши девочки — например, новый игрок Валерия Мусина, которую мы из Америки привезли. Она русская, но там тренируется и играет в этой системе. Вообще, у нас много молодых перспективных спортсменок: Татьяна Щеголева, Марина Карпунина. Маша Степанова хоть и считается ветераном, но ведь она попала в сборную в 17 лет и далеко не ветеран по возрасту. Есть такая баскетболистка Елена Торникиду, 1965 года рождения, играла в нашей юношеской сборной, так она и по сей день одна из сильнейших в чемпионате Испании. Света Кузнецова, моя личная воспитанница, играет в итальянском клубе, тоже 1965 года рождения.

Интеллектуальный спорт

Если говорить об отечественном баскетболе вообще, какое место занимает Россия на международной арене?
Недавно прошла европейская конференция в Каннах, где был оглашен официальный рейтинг. Он складывается из выступлений национальных сборных команд, из выступлений резервных сборных, клубов. По этим показателям Россия везде присутствует в пятерке лидеров. По некоторым показателям мы занимаем третье место.

В свое время победу мужской сборной на чемпионате Европы называли началом большого пути, тенденцией, и вдруг такой провал на Олимпиаде...
Это баскетбол. Если взять 16 команд на Олимпиаде, то 12 из них могут быть первыми — а могут оказаться и последними. Это не синхронное плавание, здесь очень серьезная конкуренция. К примеру, сербы на чемпионате мира в 2000 году были первыми и при этом не попали на Олимпиаду. А американцы у себя дома на чемпионате мира оказались шестыми. И это была сборная профессионалов, не рядовые ребята.

Если мы говорим о женском баскетболе, то пока остаются три сильные страны — Америка, Австралия, Россия. На прошлом чемпионате мира первой была Австралия, вторые — мы, третьи — американцы. На Олимпиаде же все поменялось: первые — США, вторые — австралийцы, мы — на третьем месте.

В мужском баскетболе лидерами попрежнему остаются американцы и испанцы. Да, мы стали чемпионами Европы. Но сразу делать вывод, что мы будем постоянно выигрывать, я бы не стал. Честно говоря, если бы на том чемпионате Европы мы сыграли десять игр со сборной Испании, то выиграли бы всего две, а проиграли восемь. Просто у нас в решающей игре что-то сошлось — и действия игроков, и действия тренеров, а у испанцев, напротив, разладилось. Они играли при своих зрителях, в присутствии короля, от них ждали только победы, а над нами ничто не довлело. Вот, например, Пол Газоль — сильнейший игрок сборной Испании, а допустил шесть промахов со штрафных. И сломались испанцы в конце игры совершенно, задрожали и все тут. Они могли бы после этого раза у нас четыре из четырех игр выиграть, а эту — проиграли.

Рассуждая об успехах клубного отечественного баскетбола на международной арене, сразу вспоминаешь ЦСКА. При этом у клуба иностранный тренер, много легионеров. Можно ли считать, что это российский клуб?
Здесь надо оценивать по другим критериям. Когда клубы играют в чемпионате и на международной арене, там присутствует аудитория фанатов этого клуба. Естественно, они болеют за тот клуб, который выбрали. И если он числится не за Израилем, например, а за Россией, это российский клуб. К тому же мы говорили о рейтинге, а он учитывается для российских клубов, и не имеет значения, кто там тренер.

Теперь о легионерах. У нас ограничено их количество. В каждой игре на национальном чемпионате допускается только пять иностранцев, семь должно быть русских. При этом двое россиян обязательно должны быть на площадке. Испания, к примеру, таких ограничений не вводит, и, несмотря на это, они чемпионы мира. В моем понимании, в спорте должна быть конкуренция. И если ты сегодня сильнейший словенец, или американец, или россиянин, тебя любой тренер будет ставить на площадку. Так, Андрея Кириленко все равно будут ставить, будь то Этторе Мессина, Дэвид Блатт или Сергей Чернов.

В наших клубах в последние годы игрокам стали выплачиваться завышенные деньги. В какой-то мере это расхолаживало россиян. Они были уверены, что если приглашенному иностранцу платят много, то и им должны. И даже если игрок еще не заслуживает таких зарплат по своему профессиональному уровню, ему приходилось тоже повышать оклад, поскольку количество легионеров ограничено, и русские обязательно должны быть на площадке. Это, в свою очередь, ведет к тому, что иногда отсутствует конкуренция, которая обязательно должна быть в спорте — борьба за место в стартовой пятерке, в команде, в лидерах.

Последние успехи российских футбольных клубов на международной арене привели к тому, что болельщики потянулись к этому виду спорта. Баскетбол тоже демонстрирует отличные показатели, но можно ли говорить, что число его болельщиков растет?
Проблема с болельщиками — головная боль не только России. Мы рассматривали этот вопрос и на европейской конференции. Если сравнивать эти два вида спорта, можно сказать, что футбольная аудитория более широкая, чем баскетбольная. Как правило, на баскетбольных играх присутствуют одни и те же люди, которые хорошо разбираются в правилах, потому что, скажу откровенно, правила в баскетболе очень непростые.

Чем отличается баскетбольная аудитория? Я считаю, что баскетбольные болельщики более эрудированные, более интеллектуальные. Если на футбол в основном приходят болельщики-мужчины, то на матчах по баскетболу много женщин и детей — болельщики приходят семьями. На баскетбольных играх спокойнее и безопаснее, это немаловажный фактор для прекрасного пола.

А Вы согласились бы поменять баскетбольную интеллектуальную аудиторию на более широкую?
Как вам сказать... Например, для Америки баскетбол это практически спорт номер один. И, с одной стороны, посещаемости игр НБА можно позавидовать. А с другой — не все так просто. Я бывал на играх НБА. Это зрелищность, это счет за 100 очков, команды практически не играют в защите. У них и операторы отлично работают и красиво все показывают — настоящее шоу. Главное там — не просто забить мяч, но сделать это красиво, на публику. В моем понимании это уже не спорт.

Историческая победа

Сергей Викторович, хотелось бы подробнее узнать детали Вашей биографии. В первую очередь, почему Вы выбрали именно баскетбол, ведь начинали в футболе?
Не совсем так. Начинал я как раз в баскетболе, а потом ушел в футбол. Мы тогда жили у Даниловского рынка, а потом отцу дали квартиру, и мы переехали на Проспект Вернадского, близко к «Лужникам». И там я, разумеется, начал заниматься футболом. И вот, когда я уже бросил баскетбол и два года играл в футбол, я как-то шел по «Лужникам» после тренировки. Там было много площадок возле Малой спортивной арены. Увидел знакомых ребят, тренер меня узнал, велел быстро переодеваться и играть.

А после баскетбольного матча я снова пошел на футбол — так и занимался и там, и там. Потом отец пошел на родительское собрание и сначала решил зайти к тренеру по баскетболу. Так все и решилось.

Довольно долго играл, заслужил звание мастера спорта СССР. Потом, когда уже учился в Институте физкультуры, заработал травму. Об этом узнал заведующий кафедрой и одновременно руководитель Федерации баскетбола СССР Николай Владимирович Семашко. Сказал мне: «Ну, починят тебя, а через год опять сломаешься, и так постоянно. Зачем это тебе? Давай на тренерскую». Вот так и пошел в тренеры.

А каким образом Вы попали в экзотическую сборную Мавритании?
В те времена, в 1980-е годы, я был уже перспективным тренером, а в Союзе меня «зажимали». Считалось, что тебе должно быть под 60, чтобы ты был «на коне» и мог тренировать серьезные команды. А мне было 20 с чем-то — и я уже тренировал юношескую сборную СССР. Кому это понравится? Была такая ситуация: предложили мне взять женскую сборную, готовить ее к Европе. Я подготовил, но с моей сборной на чемпионат поехали другие (победили, кстати). Несколько раз так получалось, и я отказался дальше работать. Тогда мне нашли контракт, я уехал в Мавританию, где через три месяца мы выиграли первенство континента — Сенегал обыграли.

Там это называли исторической победой.

Поначалу, конечно, были трудности с языком. Приходилось самому показывать все необходимые движения и элементы. Потом игроки стали подсказывать какие-то слова, фразы, постепенно освоился.

Через год после возвращения из Мавритании Вас назначили государственным тренером СССР — что означала эта должность?
Сегодня за все отвечает президент Российской федерации баскетбола. А в то время, при государственной власти, федерации были проформой — просто общественными организациями. Президентами федераций могли стать космонавты, артисты, просто известные люди. Роберт Рождественский, к примеру, был президентом Федерации баскетбола. При этом за все происходящее отвечала государственная система, и была должность государственного тренера, который непосредственно руководил работой с национальными командами. Кстати, в каждой республике тогда был свой гостренер.

Что Вы считаете своим самым ярким профессиональным успехом?
У меня было несколько ярких моментов. Первый, когда я выиграл чемпионат Советского Союза сам, с юношеской командой. Второй — Олимпиада в Сеуле, где я принимал участие в подготовке той самой команды под руководством великого Александра Гомельского. 1992 год — Олимпиада в Барселоне — золото с объединенной женской командой стран СНГ. И, разумеется, 2007 год — золотой дубль наших сборных, который последний раз был у сборных СССР еще в 1985 году.

ТЕКСТ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВ


 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП