Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 1 (19) 2009

| Корпоративные СМИ ВТБ


Культура

Фрейлины и земледельцы
Фрейлины и земледельцы
Балетное меню Большого театра пополнилось новыми изысканными блюдами

В НОЯБРЕ ПРОШЛОГО ГОДА В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ СОСТОЯЛАСЬ ПРЕМЬЕРА БАЛЕТНОГО ВЕЧЕРА, ОБЪЕДИНИВШЕГО ТРИ ПОСТАНОВКИ. АФИШУ СОСТАВИЛИ «ПАХИТА» МАРИУСА ПЕТИПА, ПОЯВИВШАЯСЯ НА СЦЕНЕ В ОБНОВЛЕННОМ ВИДЕ, «РУССКИЕ СЕЗОНЫ» АЛЕКСЕЯ РАТМАНСКОГО, ВПЕРВЫЕ ПРЕДСТАВШИЕ ПЕРЕД МОСКОВСКОЙ ПУБЛИКОЙ, И «СИМФОНИЯ ДО МАЖОР» ДЖОРДЖА БАЛАНЧИНА, УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ИДУЩАЯ В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ, НО ОРГАНИЧНО ВОШЕДШАЯ В НОВУЮ ПРОГРАММУ. ПРЕМЬЕРА ПРОШЛА ПРИ ПОДДЕРЖКЕ БАНКА ВТБ.

Пройдет премьерное волнение, и «Пахита» оживет, ведь условия для игры в придворных дам и фрейлин в спектакле естьТри одноактных спектакля — три времени, три стиля, три мировоззрения; хореография века девятнадцатого, двадцатого и двадцать первого. В сопоставлении разных эпох есть увлекательная интрига, обещающая своеобразное путешествие на машине времени. Артистам дается шанс проявить стилистическую чуткость и способность к перевоплощениям, а зрителям — сравнить старинные и современные балетные сказки. Ценители балета с особым интересом смотрели премьерные постановки, вошедшие в постоянный репертуар Большого театра — «Пахиту» и «Русские сезоны».

Пиршество классики

Балеты Мариуса Петипа — символы великолепия, незыблемой роскоши и вечного праздника. Вершины творчества балетного гения более столетия не сходят со сцены, нередко затмевая современные зрелища и неизменно заряжая зрительный зал положительной энергией. Торжественным гимном любви, жизнерадостности и гармонии звучит и великолепное гран-па из «Пахиты».

Большой сюжетный балет про похищенную цыганами красавицу Пахиту, с приключениями, роковой любовью и множеством затейливых недоразумений, в 1847 году стал для Мариуса Петипа серьезным профессиональным дебютом. Француз, только что приехавший в Россию и заключивший контракт с дирекцией императорских театров, точно угадал, что нужно публике. В северную столицу он перенес из Парижа спектакль балетмейстера Жозефа Мазилье, в котором сам успешно танцевал. В чужой «Пахите» он многое изменил, добавил блестящих испанских танцев (прекрасно изучив их в самой Испании), скомпоновал новые вариации. В тот год Мариусу Петипа было всего двадцать девять, и он вряд ли собирался оставаться в России навсегда. Конечно, работая над своей первой постановкой в Петербурге, начинающий хореограф не подозревал, что именно ему суждено возглавить русский балет и прославить его на весь мир. За свою долгую жизнь он сочинит около 60 балетов, а к своему «первенцу», к «Пахите», будет возвращаться и в шестьдесят, и в семьдесят лет, меняя и совершенствуя хореографию.

Локальные цвета костюмов (шесть пар – шесть ярких красок) и футуристические шляпы балерин навевают воспоминания о русском авангардеБольшое пространство для балетмейстерской фантазии всегда предоставлял финал — свадьба героини, где уже не было никакого действия, а только танцы. Мариус Петипа разрешал балеринам блистать на этом празднике театра. Желая показать себя с лучшей стороны, примы вставляли в Большое классическое па «Пахиты» любимые вариации из других спектаклей Петипа. Таким образом, торжественный финал постепенно складывался в коллекцию балетных раритетов. Благодаря их красоте и изысканности он превратился в самодостаточное зрелище, в подлинный шедевр, стоящий в одном ряду со знаменитыми «Спящей красавицей», «Баядеркой», «Корсаром»...

Женская красота всегда служила Мариусу Петипа мощным источником вдохновения. Сочиняя вариации для балерин, он, как никто другой, умел подчеркнуть достоинства и неповторимую грацию каждой. Во всех своих балетах Петипа возносил приму-балерину на недосягаемый пьедестал, выстраивая к нему сложную систему «ступенек» и «подножий». Ажурные танцы кордебалета, ансамбли корифеек, па-де-катры и па-де-труа — своего рода хореографический дворец, изысканное обрамление, усиливающее триумф балерины. В гран-па из «Пахиты» глубинная суть творчества Петипа выражена лаконично и точно.

Эту своеобразную квинтэссенцию богатейшей балетной сокровищницы всегда любили академические театры. «Пахиту» исполняли и в Мариинском, и в Большом, и в других ведущих труппах мира, а также в самых сильных выпускных классах хореографических училищ. Время, конечно же, вносило в хореографию Петипа свои коррективы. Юрий Бурлака, новый художественный руководитель балета Большого, попытался вернуть «Пахите» очарование старины. Хореограф-исследователь изучил записи танцев балетного режиссера Николая Сергеева и рисунки премьера Мариинской труппы Павла Гердта, сделанные еще при жизни Петипа, а теперь хранящиеся в Гарвардской театральной коллекции и в Музее им. Ю.А. Бахрушина, внимательно рассмотрел дореволюционные фотографии. Бурлака вернул многим комбинациям их ажурную сложность.

«Симфония до мажор» Джорджа Баланчина уже несколько лет идет в Большом, органично войдя в новую программуНо изменить напористую подачу движений, привычную для танцоров и балерин двадцать первого века, оказался не в состоянии. Поэтому игра в старинный балет пошла по современным правилам. Темой бессюжетной «Пахиты» стало соперничество балерин друг с другом. Каждая старалась перетанцевать другую, ошеломить зал волевыми прыжками, стремительными вращениями или каллиграфически отточенным рисунком пуант. Артисты Большого театра технических трудностей не знают. Но тонких переходов настроений и разнообразия эмоций им пока недостает. Пройдет премьерное волнение, и «Пахита» оживет, ведь условия для игры в придворных дам и фрейлин — шаловливых, кокетливо-капризных, или томно-загадочных — в спектакле есть. Сценограф Альона Пикалова соорудила роскошный дворцовый интерьер с колоннами, арками и парковой панорамой, а художница по костюмам Елена Зайцева разукрасила пачки затейливым черным кружевом, приблизив костюмы к барочным кринолинам.

Имперской атмосферы девятнадцатого века вполне могут добавить торжественные детские полонез и мазурка и изысканное трио. Эти роскошные фрагменты в различных постановках «Пахиты» нередко пропускают, хотя именно в них ключ для понимания всей композиции. Старинное, так называемое золотое па-де-труа, когда-то исполнялось в первом акте забытой «Пахиты», но теперь кажется, что оно всегда было среди балетных вариаций и кордебалетного ажура финального гран-па. Изящные позировки танцора и двух балерин напоминают ожившие фигурки старинных часов. Их стрелки отсчитывают время назад, возвращая волшебное балетное прошлое.

Разноцветные танцы

«Русские сезоны» Алексей Ратманский поставил два года назад для американского театра «Нью-Йорк Сити Балле». Спектакль оказался столь успешным, что хореограф решил перенести его в Большой театр, балетную труппу которого он возглавлял до недавнего времени. Наполненный открытыми, яркими эмоциями, дисгармоничный и колючий, этот спектакль — полная противоположность уравновешенной, безмятежной «Пахите». Шесть танцующих пар повествуют о временах года и временах жизни, о детстве и солнце, горе и радости, мечтах и потерях. Рассказывают о земле, природе, людях и о самом танце. Балет Ратманского, похожий на шкатулку с множеством секретов, на поверку оказывается очень простым. Двенадцать номеров не складываются в единый сюжет, а дробно показывают палитру человеческих состояний и чувств — от наивной шутки до полной безысходности.

Локальные цвета костюмов (шесть пар – шесть ярких красок) и футуристические шляпы балерин навевают воспоминания о русском авангардеДля постановки Ратманский выбрал музыку Леонида Десятникова, написанную специально для знаменитого скрипача Гидона Кремера и его оркестра «КРЕМЕРата Балтика». Двенадцать народных песен Русского Поозерья (районы Псковской, Смоленской и Тверской областей) композитор вписал в сложную, вибрирующую оркестровую ткань. «Христовская», «Качульная», «Плач с кукушкой», «Духовская», «Свадебская», «Последняя»... Каждая из песен соответствует определенному месяцу земледельческого календаря, определенному событию в жизни человека. В хореографии Ратманского экспрессия переживаний отверженных и отвергающих, любящих и любимых, кротких и дерзких. В движения привычной классики врываются неправильные корявости, лихорадка буйного народного танца и вычурные линии свободной хореографии.

За «календарным» сюжетом «Русских сезонов» читается еще один, связанный с историей балета. Для ее знатоков название спектакля слишком значимо. Так называлась антреприза Сергея Дягилева, объединившая в начале двадцатого века русских балетных новаторов и с триумфом выступавшая за границей. Локальные цвета костюмов (шесть пар — шесть ярких красок) и футуристические шляпы балерин (художник Галина Соловьева) навевают воспоминания о русском авангарде. Музыка Леонида Десятникова, активно использовавшего певучий русский фольклор и колючие звучания струнных, вступает в прямой диалог с шедеврами Игоря Стравинского. А среди безымянных персонажей «Русских сезонов» Ратманского то и дело возникают призраки то Жар-Птицы, то Петрушки, то Невесты из «Свадебки», то Пульчинеллы и других образов Леонида Мясина, Брониславы Нижинской, Михаила Фокина, когда-то рожденных в «Русском балете» Дягилева. На мгновение возник даже призрак «Умирающего лебедя». Исторические парафразы, по-своему преломленные Ратманским, складываются в захватывающий пазл, увлекательную головоломку для посвященных. Причудливой машиной времени неожиданно оказался новейший балет двадцать первого века, бегло перелиставший хореографическую историю века минувшего.

ТЕКСТ ЕЛЕНА ГУБАЙДУЛЛИНА
ФОТО ИГОРЬ ВАСИЛЕВИЧ

Юрий БурлакаЮрий Бурлака
Художественный руководитель балета Большого театра, заслуженный артист РФ


В 1986 окончил Московское хореографическое училище. Был ведущим солистом, а в 2007-2008 годах — художественным руководителем театра «Русский балет». В 1993-1996 годах учился на балетмейстерском факультете РАТИ. В 1999 с отличием окончил МГАХ по специальности «педагог-хореограф». Автор возобновлений старинных балетов в театрах России, Австрии, Японии. В Большом театре совместно с А. Ратманским поставил балет «Корсар» (2007). Ведет научную работу в области старинной хореографии и музыки, автор нескольких книг и учебных пособий. Доцент МГАХ.
С 1 января 2009 — художественный руководитель балета Большого театра.


Алексей РатманскийАлексей Ратманский
Хореограф Американского театра балета, заслуженный артист Украины


В 1986 году окончил Московское хореографическое училище.
Был солистом Киевского театра оперы и балета им. Т.Г. Шевченко, Королевского Виннипегского балета, Датского королевского балета. В период 1988-1992 годов учился на балетмейстерском факультете ГИТИСа. Осуществил более 40 постановок в разных театрах мира, в том числе в Большом, Мариинском, в ведущих труппах США, Дании, Голландии, Швеции, Финляндии. Лауреат различных международных премий. С 2004 по 2008 год — художественный руководитель балета Большого театра.

 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП