Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 1 (19) 2009

| Корпоративные СМИ ВТБ


Story

Story

Реформатор из будущего
Реформатор из будущего
Госсекретарь всея Руси

ОЦЕНИВ УМ И СПОСОБНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЧИНОВНИКА МИХАИЛА СПЕРАНСКОГО, НАПОЛЕОН БОНАПАРТ КАК-ТО ПРЕДЛОЖИЛ АЛЕКСАНДРУ I ОБМЕНЯТЬ ГОССЕКРЕТАРЯ НА ОДНО ИЗ ЕВРОПЕЙСКИХ КОРОЛЕВСТВ. В 1812 ГОДУ ЭТОТ «АНЕКДОТ» ПРИПОМНИЛИ НЕ В ПОЛЬЗУ СПЕРАНСКОГО — ЦАРЕДВОРЦЫ ОБВИНЯЛИ ЕГО В ШПИОНАЖЕ, ВЕДЬ ПРАВОВАЯ РЕФОРМА В РОССИИ, ПРЕДЛОЖЕННАЯ МИХАИЛОМ МИХАЙЛОВИЧЕМ, ОСНОВЫВАЛАСЬ НА КОДЕКСЕ НАПОЛЕОНА. В ОБЩЕСТВЕ СУДАЧИЛИ, ЧТО ОН ПРОДАЛСЯ ПРОТЕСТАНТАМ И МАСОНАМ, ЧТО ПРОТАЛКИВАЛ ПРОЕКТЫ НАВЕРХ, СРЕДИ КОТОРЫХ, КСТАТИ, БЫЛО НЕМАЛО И ЕГО СОБСТВЕННЫХ «ПРОЭКТОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ».

Князь Алексей Куракин сыграл значительную роль в судьбе СперанскогоМихаил Михайлович Сперанский родился в 1772 году в семье бедного священника села Черкутино Владимирской губернии. Будучи физически слабым от рождения, мальчик проводил больше времени в одиночестве, чем со сверстниками. Еще ребенком он обнаружил способности к чтению, языкам, наукам. Благодаря доброму к нему расположению протоиерея Андрея Афанасьевича Самборского Михаил был записан во Владимирскую семинарию, где и получил свою фамилию Сперанский — от латинского глагола sperare — надеяться. Выбор фамилии был не случайным: юный семинарист действительно подавал большие надежды.

Чиновник от Бога

Богословские и научные таланты быстро привели молодого Сперанского в Петербург, где в 1789 году его приняли «на казенное содержание» в семинарию при Александро-Невском монастыре, по окончании которой он был определен учителем физики, математики и красноречия, а чуть позднее философии. Тогда же Михаил Михайлович стал домашним секретарем князя Алексея Борисовича Куракина. Живя в его доме, он подружился с гувернером Брюкнером, приверженцем Вольтера и других энциклопедистов.

Под влиянием либеральных взглядов или по другим причинам Сперанский решает, что духовная и преподавательская карьера не для него. В 1797 году он устраивается в канцелярию генерал-прокурора, на мелкий чин титулярного советника. Через три месяца становится коллежским асессором, то есть получает чин, приносивший потомственное дворянство. Через десять месяцев — новое назначение, а через два года, в 1799, ему предложен генеральский чин статского советника. О весе Сперанского во властных кругах судили по его участию в коронации Александра  I. Михаил Михайлович приложил руку к правке текста «Грамоты российскому народу» в связи с вступлением императора на престол.

Михаил Сперанский. Работа Д. А. Гиппиус, 1822 годЮный царь стремился к переменам: новый век требовал перешить камзол монархии по-европейски, заменить архаичные законы, дать хозяйству буржуазные стимулы. В свою команду, названную «Негласным комитетом», 23-летний Александр I ввел своих доверенных сверстников — Строганова, Чарторыйского, Новосильцова, Кочубея. Правда, все «проэкты» поначалу кончались легковесными фантазиями и пустопорожними разговорами. Дело изменилось, когда документы для комитета стал готовить Сперанский.

Энциклопедист во всем

Преобразовать коллегии, созданные Петром Великим, в министерства решили еще при Павле  I. Но, как водится, процесс затянулся. Прописывать функции новых органов управления пришлось Сперанскому. Указом от 8 сентября 1802 года в России утверждалось восемь министерств: внутренних дел, финансов, иностранных дел, военное, морское, юстиции, коммерции, народного просвещения. Министры получали право личного доклада царю, который утверждал их мероприятия.

Министром внутренних дел был назначен граф Кочубей. После церемонии назначения он вызвал к себе Сперанского: «Михаил Михайлович, — обратился граф к чиновнику, — Его Величество Государь Император дал согласие, чтобы вы переходили на службу в министерство внутренних дел и взяли на себя труд готовить проекты государственных преобразований».

Так выглядел Санкт-Петербург в XIX векПочему выбор пал именно на Сперанского? Может быть, высоких покровителей подкупали его ум и энциклопедические знания по истории и праву?

На столе Михаила Михайловича с давних пор прописались «История славянских законодательств» Вацлава Мацеевского и «История Англии» Дэвида Юма, труды, в том числе и на латыни, Гроция, Гоббса, Монтеня, Руссо. Действительно, чтобы затеять реформу в ту пору, требовался талантливый энциклопедист. Узких профессионалов, скажем, в юриспруденции или экономике, попросту не готовили. Михаил Михайлович поясняет царю и Негласному комитету, с чего начать, в серии политических записок: «Об устройстве судебных и правительственных учреждений в России», «О коренных законах государства». 1807 год принес Сперанскому новое повышение — до должности статс-секретаря императора, а позднее, и товарища министра юстиции. При этом удачливый чиновник видит в своей карьере лишь инструмент. Инструмент для творчества. Наконец-то он сможет сотворить историю страны.

Мариинский дворец в Санкт-Петербурге. Здесь проходили заседания Государственного совета. XIX векКрамольный документ

Апрельским утром 1809 года Сперанский вошел в кабинет императора, чтобы вручить план государственных преобразований. Золотом на кожаной папке было вытиснено: «Введение в уложение государственных законов». Пожалуй, никогда раньше письменный стол царя не видел столь крамольного документа. «Европе характерен переход от феодального правления к республиканскому», — считал Михаил Михайлович. России также не избежать перемен, но нужно подвести страну не к республике, а к конституционной монархии. Сперанский провозглашал принцип разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. Дворяне и люди среднего сословия наделялись правом избирать представителей в местные Думы и центральную Государственную Думу, а также в суды вплоть до губернского. Высший суд — Сенат — назначался императором из числа представителей, избранных губернскими Думами. Законодательная власть мыслилась как совместное действие императора и Госдумы.

Санкт-Петербург. Здание Министерства внутренних дел, XIX векА что же с исполнительной? Ее «нерасторопность» и нежелание перемен Михаил Михайлович испытал на себе. О профессионализме на российской службе даже и речи не было. С петровских времен чин коллежского асессора, а с ним и потомственное дворянство, высокий оклад и привилегии можно было получить по выслуге лет, то есть без образования. Теперь же, по царскому Указу от 1809 года, подготовленному Сперанским, соискатель был обязан иметь университетский диплом или сдать экзамены по специальной программе: русскому и одному иностранному языку, римскому, государственному и уголовному праву, всеобщей и русской истории, экономике, физике, географии и статистике России.

Эти новации Сперанского вызвали негодование дворян. Его, известного сановника царя, стали приглашать в дворянские семьи все реже. Кому же понравится, что он отменил еще Екатериной II заведенный порядок, когда даже не состоявшие на госслужбе дворяне могли получить звание камер-юнкера или камергера и полагающиеся привилегии.

Зал заседаний общего собрания Государственного совета России. XIX векФинансовый план

Монархи мира пытались увековечить себя, чеканя свой профиль на монетах. Сперанский знал и оборотную сторону этой медали: редкая денежная реформа не будоражила народ. Но если не он, то кто решится ввести в стране металлический стандарт денежной системы, по которому в XIX веке начинала жить вся Европа? Без этого не быть рублю твердым и конвертируемым.

В России со времен Екатерины II в обращении ходили ассигнации. Курс их безудержно падал: если в 1788 году за бумажный рубль давали 92 копейки серебром, то в 1810 — всего 46 копеек. Михаил Михайлович знал талантливых экономистов, кого можно было привлечь в соавторы «плана финансов». Не проходило дня, чтобы в кабинете государственного секретаря не собирались профессор Петербургского педагогического института Балугьянский (потом он станет первым ректором Петербургского университета) и председатель департамента государственной экономии Госсовета адмирал Мордвинов. За считанные недели родился «План финансов 1810 года». Согласно ему основой денежной системы страны должен был стать серебряный рубль. Предполагалось создать новый эмиссионный банк, выпускающий в обращение кредитные билеты и производящий их размен на серебро. Прежние ассигнации подлежали изъятию и публичному сожжению.

Сперанский не призывал к конфискациям. Переход намечался постепенный и без ощутимых потерь для подданных Его Величества. Манифест от 2 февраля 1810 года объявлял выпущенные в обращение ассигнации долгом государства и обещал погасить указанный долг. Для этого предполагалось выпустить внутренний заем, на который население могло обменять ассигнации. Манифестом от 20 июня 1810 года в качестве всеобщей счетной денежной единицы объявлялся серебряный рубль с содержанием 4 золотника и 21 доли (18 г) чистого серебра. Медная монета становилась разменной.

Александр I долгое время покровительствовал СперанскомуПроросшие зерна

Тем временем недовольство дворянства деятельностью Сперанского росло и в конечном итоге вылилось в козни и сплетни, чинимые вокруг обласканного властью реформатора. Неосторожные упреки Михаила Михайловича в адрес Александра I довершили дело. 17 марта 1812 года государственный секретарь был срочно вызван в Зимний дворец. После разговора оба собеседника — Александр Павлович и Михаил Михайлович — выглядели бледными. У ворот дома Сперанского уже ждали сани с полицейским чином, а в прихожей — министр внутренних дел Балашов с предписанием покинуть столицу. Бюрократия и дворянство ликовали: наконец-то им не будут надоедать разными новшествами, император займется светской жизнью, а не правом и экономикой. Министр финансов Гурьев поспешил свернуть денежную реформу. Высочайший манифест от 9 апреля 1812 года вновь объявил ассигнации счетной денежной единицей. О монометаллизме забыли на десятилетия. Налоговую реформу, увеличивавшую обложение дворян, свернули в том же году. Из нововведений Сперанского оказались востребованными лишь Государственный Совет и построение министерств и департаментов.

К счастью, Александр I не был злопамятен, ссылки в Нижний Новгород и Пермь оказались не вечными, и в 1819 году Сперанский получил пост генерал-губернатора Сибири, а через два года вернулся на почетное место в столицу. Михаил Михайлович пережил своего государя Александра Павловича. Следующий император, Николай I, преобразований России не желал. Однако именно Михаилу Михайловичу царь поручил составление Полного собрания законов Российской империи в 45 томах. Ему же он доверил преподавать юридические науки своему наследнику. Мог ли предположить консервативный отец, что уроки Сперанского дадут всходы в великих реформах Александра II? 

ТЕКСТ ОЛЕГ НИКИТИН


 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП