Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 3 (15) 2008

| Корпоративные СМИ ВТБ


Story

Путь в президенты
Школьники Нью-Йорка поставили авторитет Франклина Рузвельта на второе место – после Иисуса Христа

ФРАНКЛИН ДЕЛАНО РУЗВЕЛЬТ БЫЛ РАЗНОСТОРОННИМ ЧЕЛОВЕКОМ И СОЧЕТАЛ В СЕБЕ СОВЕРШЕННО РАЗНЫЕ НАЧАЛА. ГОСУДАРСТВЕННИК, ПОСТАВИВШИЙ СТИХИЮ РЫНКА ПОД КОНТРОЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА. ДЕМОКРАТ, ПРИСЛУШИВАВШИЙСЯ К ПРОСТЫМ ЛЮДЯМ И В ТО ЖЕ ВРЕМЯ УМЕЛО УПРАВЛЯВШИЙ ИХ ВОЛЕЙ. ЭКОНОМИСТ, ВОЗРОДИВШИЙ АМЕРИКАНСКИЙ БИЗНЕС. ПОЛИТИК, ПРИЗВАВШИЙ В ДРУЗЬЯ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ. ЖИЗНЕЛЮБ, СТАВШИЙ ИНВАЛИДОМ, НО НЕ ПОТЕРЯВШИЙ ВКУС К ЖИЗНИ.

Мог ли Клаус ван Роозвельт, перебравшийся в Новый Свет из Голландии незадолго до 1643 года, предположить, что его династия даст ХХ веку двух президентов США — Теодора Рузвельта и Франклина Делано Рузвельта? Последний приходился Теодору двоюродным племянником. Мать Франклина, Сара, еще при рождении мальчика 30 января 1882 года настояла, чтобы тот взял второе имя по ее девичьей фамилии — Делано, подчеркивая тот факт, что род Делано ведет происхождение от Вильгельма Завоевателя.

Маленький джентльмен

Аристократизм семьи, жизнь в поместье в Гайд-парке недалеко от Нью-Йорка, частные гувернантки и приватное образование до 14 лет не сделали из мальчика сноба. Напротив, дисциплина, заведенная в семье, закаляла: подъем в семь, завтрак в восемь, несколько часов занятий с преподавателями каждый день. Джеймс Рузвельт, ставший отцом Франклина в 54 года, души не чаял в сыне, но всегда учил отрока двум вещам — быть джентльменом и выносливым, спортивным мужчиной. В восемь лет Фрэнки мог самостоятельно проскакать на лошади 20 миль — расстояние между Спрингвудом и Альгонаком. К верховой езде летом прибавлялось плавание и велосипедные прогулки, а зимой коньки и буер (скольжение под парусом) по льду Гудзона.

Жизнь в поместье вовсе не означала замкнутости. С трех лет родители брали его с собой в Европу, где бывали ежегодно. Париж, Лондон, Баден-Баден. В десять лет Франклина на шесть недель отдали в народную школу в Германии. Он с удовольствием ходил туда с толпой сверстников и вовсе не чувствовал себя иностранцем. С тех пор свободно общался на немецком, но прекрасно знал и французский (что впоследствии оценил генерал де Голль).

Рос ли мальчик амбициозным? Он, конечно, видел, что его семья имеет вес среди сильных мира сего. Как-то, когда Франклину было всего пять лет, отец взял его в Белый дом, где Джеймсу должны были предложить пост посла в Нидерландах. Впервые попав в Овальный кабинет, маленький джентльмен был представлен президенту Кливленду. Мальчику запомнились его слова: «Мой маленький мужчина. Я выскажу тебе странное пожелание. Пусть ты никогда не будешь президентом Соединенных Штатов».

Родители, особенно мать, никогда не хотели, чтобы сын стал политиком. Преуспевающий адвокат, потомственный землевладелец, крупный предприниматель — другое дело. Когда подростком Франклин заявил, что поедет учиться в военно-морскую академию в Аннаполис, отец пришел в ужас и не пожалел черных красок, чтобы донести до сына все тяготы жизни морского офицера.

Франклин старался не перечить родителям, но всегда делал самостоятельный выбор и с детства привык отстаивать свое мнение. Поэтому, выслушав отца, Фрэнки все же связал свою жизнь с морем. Сначала, получив в подарок на шестнадцатилетие первый собственный парусник, Франклин обошел на нем чуть ли не все атлантическое побережье США, а затем, спустя годы, накануне Первой мировой войны, стал заместителем морского министра. Мальчик все же добился своего.

Обучение в элитной школе Гротон и престижном Гарвардском университете добавили Рузвельту лидерских качеств, хотя преподаватели относились к Франклину скептически, мол, «заметен в своем классе, но отнюдь не блестящий ученик. Физически он был слаб и поэтому не мог достичь успеха в спорте». Рузвельт позднее отплатил им той же монетой, написав о курсе госправа: «Он был похож на электрическую лампу, только без шнура» и о другом важном предмете: «Четыре года я зубрил экономику в университете, и все, чему меня научили, не согласовывалось с истиной». Сформировавшееся жизненное кредо Франклин выразил в курсовой работе «Семья Рузвельтов в Новом Амстердаме»: «Одной из причин жизненной силы Рузвельтов — возможно, главной — является их откровенно выраженный демократический дух. У них никогда не было ощущения, что благодаря преимуществам, данным от рождения, они могут засунуть руки в карманы и благоденствовать, ничего не делая».

Фамильный брак

Что заставило Франклина Рузвельта жениться на дальней родственнице, бывшей ему кузиной в пятом поколении — Элеоноре Рузвельт? Привязанность? Знакомство с детства, когда он, пятилетний мальчишка, катал двухлетнюю девчонку на спине? Родственные связи? Элеонору, потерявшую мать в восемь лет, опекал Теодор Рузвельт, ставший сначала губернатором Нью-Йорка, а в период сватовства Франклина — президентом США. Все это, наверное, имело значение. Но главным все же были чувства. Искренние, взаимные. Весной 1902 года Франклин встретил Элеонору в поезде. В свои девятнадцать она выглядела свежо и зрело, поразив эрудированного студента Гарварда умом и начитанностью. Ревнивая мать, чувствуя, что упускает сына навсегда, попыталась расстроить их отношения, ставя сыну в пример отца, женившегося первый раз в 33 года, когда «стал человеком, сделавшим имя и добившимся положения». Франклин, воспитанный в любви к родителям, новое чувство терять не захотел и попытался убедить Сару: «…Сейчас я самый счастливый и удачливый человек в мире. Дорогая мамочка, знай, что ничто и никогда не может изменить то, чем мы всегда были друг для друга. Только теперь у тебя двое любимых и любящих детей». Элеонора тоже была счастлива: «Я обрела такое чувство уверенности, какое никогда не испытывала раньше».

75 лучших полицейских охраняли президента Теодора Рузвельта, приехавшего 17 марта 1905 года на свадьбу Франклина и Элеоноры в Нью-Йорк. Думал ли тогда высокопоставленный дядя, что молодой, венчающийся сейчас родственник затмит его славу и станет самым популярным президентом Америки? 23-летний Франклин уже увлекался политикой, но в тот день наверняка мечтал не о своей карьере в демократической партии, а о предстоящем медовом месяце в Европе.

Кто мог знать, что в Париже молодожены встретят ясновидящего, предсказавшего Франклину: «Вы, молодой человек, обязательно станете президентом Соединенных Штатов Америки». Об увлечениях мужа во время турне Элеонора писала: «Франклин покупает книги, книги — всюду, где может». Но в горах Италии спокойствие молодой супруги было нарушено. В Кортина д’Ампеццо на горнолыжной прогулке красавец Франклин оторвался от Элеоноры и укатил далеко вперед со старой знакомой.

О супружеских изменах обоих супругов ходило немало сплетен. Являлись ли они обоснованными или все это — досужие вымыслы, судить не нам. Важным было другое: несмотря ни на что, Элеонора всегда оставалась для мужа главной советчицей во всех делах, будь то бизнес, политика или дети. А детей в этом браке родилось шестеро: пятеро сыновей и одна дочь.

Страшный диагноз

В делах Франклину Рузвельту, казалось, всегда сопутствует успех. После должности заместителя морского министра, в 1920 году его товарищ по яхт-клубу миллионер Ван-Лир Блэк предложил ему занять пост вице-президента Fidelity and Deposit Company of Maryland, третьей по величине финансовой компании США. Конечно, заманчиво выглядел и предложенный оклад — $25 000 в год, что в пять раз превышало министерское жалование. В обязанности Франклина входило юридическое обеспечение сделок, а главное, привлечение с использованием связей фамилии Рузвельт именитых клиентов. Компания страховала предприятия и выпускаемые ими акции, размещала их на Нью-Йоркской бирже, занималась проверкой платежеспособности и надежности клиентов, рейтингами. В январе 1921 года Франклин Рузвельт был принят в круг избранных финансистов Уолл-стрит. На банкете в честь этого события выступил председатель Федеральной резервной системы Уоррен Гардинг. Рузвельт восемь лет, вплоть до своего избрания губернатором штата Нью-Йорк, работал в офисе на Бродвее. Его трудами компания стала крупным владельцем ценных бумаг штата Нью-Йорк, приобрела таких клиентов, как знаменитый бизнесмен и государственный деятель Уильям МакАду и нефтяной магнат Эдвард Догени.

Но мир, представший перед Рузвельтом во всем блеске и великолепии красок в начале года, померк в августе. Во время рыбалки Франклин неожиданно упал с яхты в холодную воду. Ему даже не могло прийти в голову, что это падение как-то отразится на его здоровье. Однако уже ночью поднялась температура, а наутро Франклин с трудом встал, еле волоча левую ногу. Через день подняться он уже не смог: нижняя часть тела оказалась парализованной.

Доктор, поставивший первоначальный диагноз — тромбоз сосудов, прописал усиленный массаж ног и прислал счет за визит — $600. Массаж только усугубил дело. Лишь 25 января другой врач поставил верный, но страшный диагноз: полиомиелит. Это был приговор. Паралич ног в 39 лет, шансов ходить почти никаких, вряд ли получится даже сидеть.

В борьбе с неподвижностью победил характер. Элеонора самоотверженно поддерживала мужа: «Твоя работа и карьера в политике станут лучшим лекарством». Она (сама из рода Рузвельтов), как могла, противостояла Саре (из рода Делано), которая уговаривала сына сменить бурлящий Нью-Йорк на тихий, подходящий, по ее мнению, для инвалида Гайд-парк.

Франклин каждый день заставлял себя тренироваться на брусьях, вскоре его руки и грудь стали как у настоящего атлета. Многие часы Франклин проводил в бассейне. Три сезона — в 1924 — 1926 годах ходил под парусом на большой яхте «Ларуко» к берегам Флориды. Купил землю у термальных источников Уорм Спрингс в штате Джорджия и восстановил курорт для себя и других американцев. Вода и солнце, а главное, воля возвращали к жизни: хотя и с посторонней помощью, но к середине 1920-х годов он уже мог вставать и даже передвигать ноги.

Здоровые амбиции

Рузвельт сделался фаталистом. До конца поверил в свою особую миссию. И четко, так, как профессиональный менеджер управляет людьми, пошел к президентству. Главный шаг на этом пути был сделан в 1928 году — жители штата Нью-Йорк избрали его своим губернатором. Да, демократы, к лидерам которых принадлежал Рузвельт, были традиционно сильны в штате номер один. Но Франклин очаровал избирателей особо: казалось, его интересовала жизнь каждого человека, состояние дорог, школ, тюрем. В нем видели хозяина.

Уже тогда умелый пиар делал свое дело. Летом 1930 года на экраны вышла одна из первых звуковых картин «Что сделал Рузвельт». Тогда же Франклин пригласил репортеров на свой лечебный осмотр, в котором участвовали 22 страховые компании. Эксперты объявили, что 48-летний губернатор штата Нью-Йорк здоров как 30-летний мужчина. Страховщики выдали ему полисы на $560 000 и готовы были поднять покрытие до $1 млн, рекордную по тем временам сумму.

Однако на долю Рузвельта выпало испытание, которого он боялся с детства. Еще живы были воспоминания, как его отец Джеймс терял свои капиталы во время кризисов. Но обвалы XIX века — всего лишь мелкая рябь по сравнению с цунами «черного четверга» 24 сентября 1929 года, накрывшего всю Америку. За один день испуганные инвесторы продали 12,9 млн акций. Пул, созданный Морганом, отсрочил основной обвал. Но 29 октября разразился настоящий кризис, в панике инвесторы продали 16 млн акций. Разорились тысячи мелких и средних вкладчиков.

Рузвельт это предвидел и не раз предупреждал, чем могут закончиться биржевые спекуляции. Но не в его характере было сетовать, ничего не делая. Когда один из экономистов посчитал, что нужно подождать, когда народ намучается и сам изобретет рецепты, Франклин отрезал: «Люди не скоты, вы должны это знать». «У меня нет никаких сомнений в том, что для страны пришло время на целое поколение стать радикальной, — писал он в 1930 году. — История показывает, что там, где это случается, нации избавлены от революции».

Антикризисная политика в штате Нью-Йорк становилась примером для всей Америки. Созданная здесь чрезвычайная администрация TERA выделяла каждой безработной семье мизерное пособие в $23, но оно позволяло не умереть с голоду. В других штатах семьи получали по $2 — 3, и то, если там работали благотворительные организации.

Губернатор Рузвельт, в отличие от Наполеона при Ватерлоо, призвал сделать ставку на «пехоту»: «Ни одна нация не сможет существовать, наполовину обанкротившись. Мэйн Стрит, Бродвей, фабрики, рудники закроются, если половина покупателей не сможет покупать».

Решив идти на президентские выборы в 1932 году, он сформировал «мозговой трест» из преданных и даровитых помощников, а также «яйцеголовых» политологов и экономистов Колумбийского университета. Его доверительные радиобеседы и личное обаяние сначала подкупили конвенты демократической партии по всей стране, а затем и 27 млн рядовых избирателей. Веря в перспективы, высказанные Рузвельтом, в фонд демократов не поскупились сброситься Джозеф Кеннеди, Пьер Дюпон и другие «большие» люди той эпохи.

Тем временем «мозговой трест» по тезисам шефа формулировал «новый курс». Опустившим руки, безработным правительство должно было помочь не только ежемесячными пособиями. Заняться делом, поверить в себя им предстояло через обширную систему общественных работ — строительство дорог и мостов, посадку лесов, благоустройство. Рузвельт предлагал отменить сухой закон, дотировать фермеров, снизить ставки по ипотеке. Следовало открыть экономику США миру, урезав до минимума таможенные пошлины.

Его улыбка заряжала окружающих оптимизмом. Журналисты не давали ему прохода. Катер с репортерами неотступно следовал за двенадцатиметровой яхтой «Миф», когда кандидат в президенты позволял себе выходить на рыбалку у берегов Новой Англии.

Франклин Делано Рузвельт вошел в историю как человек, избиравшийся президентом США четыре раза подряд (народ сделал для него исключение, поскольку конституция допускает лишь два срока). В первый год своего президентства, в 1933-м, он восстановил дипломатические отношения с СССР. Конечно, действуя в интересах Америки, он открывал корпорациям новый рынок для экспорта и приобретал на Дальнем Востоке союзника в лице России для сдерживания милитаристской Японии.

Что касается роли Франклина во Второй мировой войне, то ее трудно переоценить. Наверное, он был единственным политиком того времени, который реально оценивал последствия прихода к власти Гитлера. И в то время как политики Европы аплодировали «мюнхенскому сговору» 1938 года, Рузвельт отнесся к Гитлеру крайне настороженно, словно предвидел: от него можно ожидать удара в любой момент.

Выведенный из кризиса, Новый Свет обеспечил союзникам поставки оружия, техники и провианта. Рузвельт не любил коммунистов и диктаторов. Но ради победы над «безумным наци» он вошел в коалицию со Сталиным, воевал с немцами на море и в Африке, открыл второй фронт в Европе. Франклин не дожил нескольких дней до встречи советских и американских солдат на Эльбе.

При жизни его популярность была повсеместной, а авторитет непререкаемым. Рузвельт стал национальным героем. Это подтверждает тот факт, что во время одного из опросов школьники Нью-Йорка поставили Франклина Рузвельта на второе место после Иисуса Христа.

ТЕКСТ ОЛЕГ НИКИТИН


 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП