Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 3 (15) 2008

| Корпоративные СМИ ВТБ


Story

Story

Альфред Нобель, химик, инженер, изобретатель динамита, учредитель Нобелевской премии
Изобретатель бессмертия
Завещание сильнее динамита

МНОГИЕ ЛИ В СУМАТОХЕ НАШИХ ДНЕЙ ВСПОМИНАЮТ ИМЕНА ИЗОБРЕТАТЕЛЕЙ ПОРОХА ИЛИ АТОМНОЙ БОМБЫ? ДА И ДИНАМИТ ДАВНО НЕ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ВО ВЗРЫВНОМ ДЕЛЕ. ОДНАКО ИМЯ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ — ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЯ ДИНАМИТА — ОСТАЛОСЬ В ИСТОРИИ. ПРАВДА, ТЕПЕРЬ ЭТОГО ИЗОБРЕТАТЕЛЯ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СВЯЗЫВАЮТ С УЧРЕЖДЕННОЙ ИМ ПРЕМИЕЙ, ЕЖЕГОДНОЕ ВРУЧЕНИЕ КОТОРОЙ В ТЕЧЕНИЕ БОЛЕЕ 100 ЛЕТ ПРИВОДИТ В ВОЛНЕНИЕ ВСЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО.

Отец будущего основателя премии инженер Эммануэль Нобель имел первый в Швеции завод по производству каучука. Бизнес в провинциальном по меркам Европы Стокгольме прибыли почти не приносил. Окончательно подорвал финансовое положение семьи случившийся в 1834 году пожар. Сгорел стокгольмский дом, построенный по проекту Эммануэля, а также все деньги и облигации. Оставшееся имущество пришлось распродать за гроши. Кредиторы грозили судом. Эммануэль с женой и четырьмя детьми оказались на улице. Младшему, Альфреду, исполнился год. Его старшие братья стали торговать спичками, мать — цветами.

Почти в каждом своем доме Нобель строил лабораториюИменно она, Анриетта, благословила своего мужа, проявлявшего недюжинный талант в технике и архитектуре, попытать счастья в России.

В 1834 году Эммануэль Нобель поехал в Баку, где в то время активно развивался нефтяной промысел. Производство взрывчатых веществ и пороховых мин в Санкт-Петербурге также могло принести прибыль.

В 1842 году, когда в Северную Пальмиру перебралась вся семья, Нобели уже могли позволить себе купить особняк в центре столицы и нанять прислугу.

В начале Русско-турецкой войны, в которую в 1853 году ввязал Россию Николай I, старший Нобель предложил адмиралтейству морские мины собственной конструкции. И они сослужили свою службу: союзники турок, англичане, побаивались вторгаться в российские территориальные воды на Балтике. Эммануэля даже наградили специальной Императорской золотой медалью, что было редкостью для иностранцев.

Все это время семья Нобелей жила в Санкт-Петербурге. На удивление потомкам будущий автор 355 запатентованных изобретений Альфред Нобель никогда не учился в школе. Родители считали, что у мальчика слишком слабое здоровье, чтобы ходить в гимназию. Ему нанимали лучших репетиторов. Альфред свободно говорил по-русски, а царицей наук почитал химию.

Отвергнутая любовь

В те годы иностранцы, приехавшие в поисках лучшей доли в Россию, собирались по четвергам в петербургском салоне мадам Дезри. Юный Альфред, оказавшись здесь впервые, остановил свой робкий взгляд на девушке, которая, казалось, чувствовала себя более уверенно. Ее, дочь хозяйки салона, звали Анной. Датчанка по происхождению, она, в отличие от Альфреда, родилась в Петербурге.

Молодой человек впервые влюбился. Гуляя по паркам, он читал Анне Байрона, романтично рассказывал о своих поездках по Европе и посвящал собственные стихи. В тайне он уже мечтал о свадьбе.

Наивный юноша не заметил, что избранница стала оказывать внимание статному красавцу Францу Лемаржу, австрийцу, служившему в России по дипломатической линии. Как-то молодые люди, выясняя отношения, на спор решали математическое уравнение. Естествоиспытатель Нобель не любил книжных формул. Соперник победил. Альфред возненавидел математику (позже эта наука даже не попала в число номинаций учрежденной им премии). Молодой человек впал в депрессию. Прежде всего — от неразделенной любви. Потребовались недели, чтобы прийти в себя. Он решил доказать всем этим выскочкам, что знание сухих формул ничто по сравнению с изобретательством и предприимчивостью.

Когда Альфреду исполнилось 17 лет, он отправился в путешествие по Европе и Америке. Главным теперь были не встречи с юными парижанками, а посещение известных лабораторий. Знакомство с изобретателем паровой машины и военных пароходов Джоном Эриксоном и его новые идеи произвели на юношу неизгладимое впечатление.

Через три года, в 1853-м, воодушевленный Альфред Нобель вернулся в Россию. В его характере обнаружились черты хваткого, делового капиталиста. Он мог не есть, слыть аскетом, но при этом продвигать свое дело любой ценой. Это было у него от отца. Следуя его примеру, Альфред Нобель намеревался развить деятельность в тех же сферах — нефтяной и оружейной.

Как-то юношу пригласили в гости на соседскую дачу. Ее владелец, известный химик Николай Зинин ставил опыты с нитроглицерином. Эта опасная взрывчатая жидкость, изобретенная итальянцем Асканио Собреро в 1847 году, уже широко использовалась в мире. Ассистировал Зинину другой химик и по совместительству композитор Александр Бородин. Бесстрашные экспериментаторы показали молодому Нобелю, как густая капля, оторвавшись от стеклянной палочки, падает на пол и оглушительно взрывается.

«Прекрасное средство для прокладки дорог. Его купит любая каменоломня!» — подумал Альфред. Ему оставалось только придумать, как нитроглицерин преобразовать в твердую форму, относительно безопасную для перевозки.

От керосина к динамиту

После проигранной Николаем I в 1856 году Крымской кампании количество военных заказов Нобелям изрядно уменьшилось. Конечно, они гордились, что построили для русского флота 11 паровых машин и оснастили такие корабли, как «Вол» и «Гангут». Но на былой славе много не заработаешь.

Нитроглицерин имел хороший спрос в Европе, и отец с Альфредом перебрались в Стокгольм. В России остались другие сыновья — Роберт и Людвиг, продолжавшие заниматься нефтью. Тогда в каждой керосиновой лампе страны горело топливо из бочек с надписью «Нобель». Небольшую прибыль приносило семье и производство паровых машин и узлов для пароходов, строящихся для Волги и Каспия.

В 1867 году Альфред Нобель получил патент на динамит, или безопасный порошок, который к взрыву приводил детонатор, также запатентованный НобелемАльфред, выстраивая свой «взрывной бизнес», пошел по новому для того времени пути. Во-первых, позаботился о финансировании: по совету отца он в 1861 году поехал в Париж и получил заем в 100 000 франков. Во-вторых, подумал о рекламе. Нобель наглядными примерами пытался доказать, что именно его нитроглицерин безопасен при перевозке и хранении. Он брал колбу, на глазах у испуганной публики ронял ее на пол, и жидкость мирно растекалась. «Вот видите, нужен детонатор», — убеждал он потенциальных покупателей, доказывая, что все взрывы, унесшие сотни жизней, произошли от некачественной продукции конкурентов и неправильного обращения грузчиков с веществом. Тут он, конечно, лукавил. 3 сентября 1864 года взорвалась его собственная лаборатория в пригороде Стокгольма Хеленборге. Погиб 21-летний брат Альфреда Эмиль, а отец, узнав об этом, слег, его разбил паралич.

Альфред решил идти наперекор судьбе и осуждению обывателей. В октябре 1864 года он убедил правление Шведской железной дороги использовать нитроглицерин для прокладки тоннелей. Раскрыв пакет заказов перед шведскими коммерсантами, он без труда привлек капитал на строительство нового завода. Кроме того, родная тетка по отцовской линии познакомила Альфреда с финансистом-миллиардером Йоханом Вильгельмом Смитом, который впоследствии и стал основным инвестором фирмы «Нитроглицерин АБ». Смит не прогадал: предприятие с правительственными заказами и закрепленным за Нобелем эксклюзивным правом монопольно производить нитроглицерин по всему миру приносило невиданную прибыль.

Взрывчатая продукция поплыла в Новый Свет для Центральной тихоокеанской железной дороги — компания прокладывала путь через горы Сьерра-Невада. В Штатах, где в 1866 году Альфред провел три месяца и получил патент, он встретился с другим «королем взрывчатки» — Дюпоном. Их пути пересеклись. В нитроглицерине, который был сильнее его пороха, Дюпон увидел серьезного конкурента и попробовал перекупить основанную Нобелем в США компанию «Атлантик Джайнт Роудер энд Ко», но швед не согласился. После встречи с Дюпоном Нобель записал: «По зрелому размышлению жизнь в Америке показалась мне чем-то неприятным. Преувеличенное стремление выжать прибыль — это педантизм, который в состоянии омрачить радость общения с людьми и нарушить ощущение уважения к ним за счет представления об истинных побудительных мотивах их деятельности».

Человек парадоксов

Альфред Нобель создал бизнес-империю, но не любил, когда газетчики называли его магнатом или капиталистом. Он мог совмещать уже в первой своей компании пять должностей, одновременно являясь директором, технологом, заведующим канцелярией, руководителем рекламного отдела и казначеем.

Почти в каждом доме (а судьба постоянно гнала его из Швеции в Германию, из Германии во Францию, из Франции в Италию) он строил лабораторию. На всех заводах (к концу жизни изобретателя их было 93) кабинет ему заменяла персональная комната с ретортами и приборами. Даже на яхте он соорудил уголок для опытов.

Может, его болезнью была любовь к взрывам? Но Альфред Нобель изобрел динамит в мирных целях. И прежде всего для того, чтобы уйти от использования нестабильной взрывчатки — нитроглицерина. А также, чтобы люди получили мощное средство в своих строительных, а значит, созидательных работах. К тому же он мечтал, чтобы появилось «оружие сдерживания», а в человечество бы вселился страх перед ним. «Война — это ужас из ужасов, это самое страшное преступление, — утверждал Нобель. — Мне бы хотелось изобрести вещество или машину такой разрушительной силы, чтобы всякая война вообще стала бы невозможной».

В Париже Альфред, завсегдатай театральных премьер, влюбился в феерическую Сару БернарВ 1867 году Альфред Нобель получил патент на «динамит, или безопасный взрывчатый порошок Нобеля». Благодаря везению, ценой бессонных ночей и упорного труда было найдено природное пористое вещество диатомит, которое как губка впитывало нитроглицерин, превращая неустойчивую жидкость в спокойные спрессованные брусочки. К взрыву их приводил детонатор, также запатентованный Нобелем. Выбирая название для своего изобретения, Альфред взял греческое слово «сила» — и получился «динамит».

«Мирный» вклад новой взрывчатки в прогресс человечества реализовался в грандиозных проектах. С ее помощью проложили длинный Альпийский тоннель для Сен-Готарской железной дороги, расчистили русло Дуная, проложили Коринфский канал в Греции, убрали подводные скалы в Ист-Ривер, штате Нью-Йорк. Наконец, взрывные работы в Баку на нефтепромыслах братьев Нобелей стали более продуктивными и безопасными для производства.

Истории о «русских Рокфеллерах» не сходили со страниц европейских газет.

Гнался ли Альфред Нобель за славой? Напротив. На заискивающие предложения одного издателя написать его биографию он желчно ответил: «Сэр, не надо меня мучить. Это удел знаменитых убийц и актеров. А у меня не хватает времени на работу… А впрочем, можете публиковать. Вот моя биография: Нобель — бедное полуживое существо. Достоинство — держит ногти в чистоте и никому не бывает в тягость. Недостатки — отсутствие семьи, великое терпение, слабое здоровье, но хороший аппетит. Единственное желание — не быть погребенным заживо. Величайший грех — отсутствие любви к богатству… Разве этого недостаточно для смертного?»

Душа романтика

Отчего одни считали Нобеля нелюдимым, а другие называли его богатые обеды на авеню Малакоф в Париже «праздниками веселья»? «Педантичный сухарь» вовсе не был лишен чувств. В Париже Альфред, завсегдатай театральных премьер, влюбился в феерическую Сару Бернар. Суперзвезда своего времени из «Комеди Франсез» очаровала 40-летнего промышленника внешностью и талантом. Он решил сделать предложение, но сначала обратился за советом к матери. «Сынок, я знаю твою пассию не понаслышке, — ответила госпожа Нобель. — Она поразила меня своей игрой в нашем театре еще в прошлом году… Если тебе нужна богема, ты ее получишь… Недаром актеров в старину не разрешали хоронить на кладбище. У них нет души, сыночек!» Будто в воду глядела старая шведка, будто знала, что Сара Бернар на закате лет свою автобиографическую книгу назовет «Моя двойная жизнь».

Альфред Нобель (слева) с братом ЛюдвигомВ отношениях с женщинами Нобель придерживался правила — прощать даже тех, которые ему изменяли. В 41 год он принял на работу секретарем графиню Берту Кински. Дело не ограничилось рабочими обязанностями. Но за спиной патрона Берта встречалась с Артуром фон Зуттером, который был младше ее лет на 12, а потом и обвенчалась с ним в Вене. Как отреагировал Альфред на эту свадьбу, история умалчивает. Однако в подарок молодоженам Нобель прислал конверт с франками. Последующие 10 лет супруги Зуттеры и Альфред Нобель состояли в дружеской переписке. По иронии судьбы Берта поселилась недалеко от бакинских владений Нобелей — в Грузии, написала пацифистскую книгу «Долой оружие» и получила в 1905 году Нобелевскую премию мира.

Последний роман с молоденькой цветочницей вполне соответствовал характеру 45-летнего холостяка Нобеля. Она очаровала Альфреда на австрийском курорте, куда он приехал на воды. Красотке было всего 20 лет. Софи Гесс получила от Альфреда дорогие украшения, квартиру в центре Парижа. И… вышла замуж за мадьяра — призера скачек. На свадьбу Нобель преподнес им также конверт с деньгами…

Кому достанутся миллионы?

Нобеля не тяготило его миллиардное состояние. Он не собирался раздать деньги, как делали многие филантропы, ни бедным людям, ни тем более дальним родственникам. «Пусть сами добьются успеха», — говорил он, начисто отвергая институт наследования.

Бесчисленные патенты Альфреда — а именно изобретение искусственного шелка и каучука, бездымного пороха и прообраза электрического стула — приносили солидную прибыль. В 20 странах мира работали 90 заводов Нобеля.

Но все чаще грудная жаба сдавливала сердце, все меньше помогал проверенный нитроглицерин. И талантливый изобретатель решил: его миллионы не достанутся ни присматривающемуся к его бездетности шведскому правительству, ни родственникам. Но они не растворятся подобно тому, как адсорбируется нитроглицерин в пористой глине. Деньги достанутся людям, работающим на прогресс.

Последняя воля выверялась педантично, как химическая формула: «Все мое движимое и недвижимое имущество должно быть переведено моими душеприказчиками в ликвидные ценности, а собранный таким образом капитал должен быть помещен в надежный банк. Эти средства будут принадлежать фонду, который ежегодно будет вручать доходы от них в виде премий тем, кто за прошедший год внес наиболее существенный вклад в науку, литературу или дело мира и чья деятельность принесла наибольшую пользу человечеству».

10 декабря 1896 года Нобель умер от кровоизлияния в мозг. Внезапно и в одиночестве. На любимой им вилле в Сан-Ремо 63-летнего господина окружали лишь слуги-итальянцы.

«Он решил нас взорвать», — забыв о горе, взвыли дальние родственники после прочтения завещания. Мол, выжил из ума. В доказательство приводили его постоянную депрессию и навязчивый страх оказаться погребенным заживо. К тому же миллиардер не позаботился заверить завещание у нотариуса.

Потрясая 216 любовными письмами, предъявляла свои права на наследство и последняя пассия Софи фон Капирава (Гесс). Цветочнице показалось мало, что Нобель определил ей годовое содержание в полмиллиона шведских крон. «Если не раскошелитесь, — заявила она душеприказчикам, — я придам огласке компрометирующие факты». Письма выкупили у алчной дамы за 12 000 флоринов.

Лишь его племянники из России, несмотря на хор родственников, решили выполнить волю великого изобретателя. Тело было перевезено в Стокгольм, перед захоронением по воле усопшего ему вскрыли вены — убедиться, что это не летаргический сон. И, наконец, огромное состояние перешло в завещанный фонд. Потребовалось время, пока король Швеции в 1900 году соблаговолил официально признать Нобелевскую премию. С тех пор это одна из самых уважаемых премий в мире, лауреаты которой не только получают денежное вознаграждение за свой труд, но и пропуск в историю.

ТЕКСТ ОЛЕГ НИКИТИН


 

Комментарии

16.11.2008 22:33:51 | Тытаренко Олег
Нобель поступил мудро,конечно это мое личное мнение, но если мое изобретение найдет свое продолжение, я поступлю с наследством также,так как с пренебрежением отношусь к"трутням".

 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП