Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 1 (7) 2007

| Корпоративные СМИ ВТБ


Вектор

Кредитные истории
«Большому количеству бюро в России делать нечего»

«НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ» (НБКИ) — ОДИН ИЗ САМЫХ МАСШТАБНЫХ И УСПЕШНЫХ ПРОЕКТОВ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ. ПОЯВИВШИСЬ ДВА ГОДА НАЗАД, ОНО СУМЕЛО ПРИВЛЕЧЬ В ПАРТНЕРСТВО БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО БАНКОВ, НАКОПИТЬ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ ОБЪЕМ ИНФОРМАЦИИ О ПЛАТЕЖНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ РОССИЯН. О ТЕКУЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ НБКИ РАССКАЗЫВАЕТ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЕГО СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ, СТАРШИЙ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ВТБ АНДРЕЙ СУЧКОВ.

Андрей Юрьевич, когда было принято решение об участии ВТБ в формировании кредитного бюро? И, собственно, в связи с чем появилась такая идея?
Само решение было принято ВТБ в прошлом году. В значительной степени это связано с запуском розничного банка группы ВТБ. Хотя по закону информацию в бюро кредитных историй (БКИ) нужно передавать не только по физическим, но и по юридическим лицам, рынком сегодня больше востребованы данные о частных клиентах.
В группе ВТБ рознице уделяется повышенное внимание как одному из главных стратегических направлений. Поэтому закономерно, что мы заинтересованы в создании подобного рода индустрии. Массовое кредитование (и это практика большинства зарубежных стран) невозможно без соответствующей информационной инфраструктуры.

А почему ВТБ выбрал для партнерства именно НБКИ?
Когда в ВТБ принималось решение об этом сотрудничестве, на рынке уже сформировалось несколько подходов к созданию таких бюро. Первая категория — это «карманные» БКИ, организованные крупными финансовыми организациями. Ими двигало желание использовать собственную базу данных и при этом — не делиться своими данными с другими игроками.
Следующая категория — бюро, созданные небанковскими институтами. Пока она представлена только одним участником — «Эксприан-Интерфакс». В большинстве стран кредитные бюро — достаточно доходный бизнес, поэтому неудивительно, что на рынок решили выйти не только банки.
Еще одна категория БКИ — достаточно многочисленная, — это региональные бюро. Они создаются на уровне региональных финансовых институтов или банковских ассоциаций.
Ну и четвертая, особая категория БКИ — кредитное бюро федерального масштаба, появившееся по инициативе Ассоциации российских банков (АРБ), каким соответственно и является НБКИ. Концепция очень простая: это организация, созданная банками в интересах банков. В основе НБКИ лежит равенство всех учредителей вне зависимости от размера финансового учреждения и принятие решений на основе общего согласия. То есть изначально в этой организации заложен принцип доверия. АРБ — это структура, которая пользуется доверием у банковского сообщества не только в Москве, но и в большом количестве регионов — у Ассоциации есть возможность работать с региональными банками через свою сеть. Руководство ВТБ посчитало, что именно эта концепция подходит нашему банку. Мы приняли решение поддержать идею, и, в том числе благодаря нашей поддержке, бюро было зарегистрировано и сегодня является одним из наиболее значимых проектов на рынке.

А каково, на ваш взгляд, будущее у других игроков?
Я думаю, что рано или поздно «карманные» бюро превратятся в реальные рыночные институты, открытые и прозрачные, ориентированные на широкий спектр клиентов, либо будут вынуждены уйти из этого бизнеса. Розница сегодня развивается быстро, на рынке работает уже большое количество активных игроков, поэтому нельзя рассчитывать только на собственную базу.
У бюро, созданных небанковскими организациям, тоже есть определенные сложности: в России БКИ — это еще только зарождающийся институт. Должно пройти время, несколько лет, чтобы сформировался необходимый массив данных, и только тогда это будет действительно реальный бизнес, приносящий доход. Второй момент — когда ты строишь бизнес на обмене информацией, необходим определенный уровень доверия. А его нужно еще заслужить.
Региональные бюро ориентированы на местный рынок, но я тоже не вижу значительных перспектив в их развитии. Во-первых, деятельность таких бюро ограничена территориально. Во-вторых, основная масса кредитов в регионах выдается крупными сетевыми банками, в том числе и московскими, которые пользуются услугами федеральных бюро.

Какова доля ВТБ в капитале НБКИ?
В этом году была зарегистрирована вторая эмиссия акций ОАО «НБКИ», мы расширили число акционеров до 33, участниками бюро являются в большинстве своем банки — не только столичные, но и региональные, крупные и небольшие. В бюро также входят АРБ и наши иностранные партнеры — американская компания TransUnion и итальянская CRIF. Технологиями работы с кредитными историями с нами делится их «дочка» TransUnion — CRIF. Доли у всех практически равные, после последней эмиссии доля ВТБ составляет 3,5%.

Чем сегодня занимается ваше бюро?
НБКИ — быстроразвивающаяся организация, нами уже заключено более 600 договоров с банками об обмене информацией, при этом из топ-50 соглашения заключены с 43 финансово-кредитными учреждениями, из топ-100 — с 73, из топ-200 — со 111 организациями, из топ-300 — со 183. То есть крупнейшие банки, и основная часть средних, уже заключили партнерские соглашения с НБКИ.
В настоящее время идет выстраивание взаимоотношений с организациями, формирование базы данных. Сегодня в бюро собрано более 4 миллионов историй. Это, конечно, немного, и пока такой массив информации не дает достаточных оснований работать на полную мощность и предоставлять данные по всем запросам. Тем не менее развиваемся мы довольно быстро и полагаем, что уже в скором времени в базе НБКИ будет собрано 10 миллионов историй.

Среди партнеров НБКИ есть розничные гиганты — лидеры кредитования?
В числе наших акционеров есть крупные участники розничного рынка — такие как Ситибанк, Альфа-банк, Росбанк, Газпромбанк, Импэксбанк и другие. Наиболее мощные кредиторы — «Русский Стандарт» и «Хоум Кредит энд Финанс банк» — имеют собственные бюро. Сбербанк также создал бюро самостоятельно, но у нас существует с ним договоренность о предоставлении информации по недобросовестным заемщикам, в отношении которых начались судебные разбирательства. Вообще, информация о судебных разбирательствах — открытая, но сама договоренность со Сбербанком, безусловно, позитивный знак, который дает право рассчитывать на расширение сотрудничества. Сегодня Сбербанк — крупнейший кредитор на розничном рынке, имеющий самый большой объем информации, и мы намереваемся с ним сотрудничать. Впрочем, его доля уменьшается за счет активной работы других игроков, поэтому он также должен быть заинтересован в партнерстве.

Какие бюро сегодня являются наиболее крупными?
Если говорить о реальной структуре рынка, то, согласно данным ЦБ России, 95% кредитных историй сосредоточено в четырех бюро: «Глобал Пэйментс Кредит Сервисиз», НБКИ, «Инфокредит» и «Эксприан-Интерфакс». Как себя в дальнейшем будет вести этот рынок, сказать сложно, но, по мнению большинства экспертов, на нем останется всего 3 — 4 участника. В противном случае каждому банку придется заключать соглашения с несколькими кредитными бюро — чтобы получать информацию по каждому заемщику, а это экономически нецелесообразно.

Как вы относитесь к инициативе законодательно подвигнуть БКИ к укрупнению, например, путем утверждения планки по капиталу?
Я отношусь с пониманием к позиции регулятора рынка — Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), которая сегодня не допускает каких-либо кардинальных изменений законодательства. По мнению ФСФР, необходимо посмотреть, как этот рынок будет развиваться. Не спешить с введением новых поправок, а менять правила игры в зависимости от потребностей этого рынка.
Чего сегодня в законодательстве не хватает, так это механизма взаимодействия между кредитными бюро. В действующем законе этому вопросу уделяется недостаточно внимания, а задача взаимодействия между кредитными бюро актуальна. Я думаю, что бюро сами должны определить принципы обмена информацией между собой и затем уже законодательно их закрепить. То есть изменения должны идти от рынка, а не насаждаться сверху.
Следует отметить, что для содействия установлению партнерских отношений между бюро кредитных историй, формирования положительного имиджа бюро, создания современной инфраструктуры, совершенствования законодательства в этой области в настоящее время создается Ассоциация бюро кредитных историй, в которой планируется объединить все 23 кредитных бюро, зарегистрированных ФСФР к настоящему моменту.

Существуют ли другие недостатки в законодательстве?
Сегодня в законе о БКИ правильно определено, что предоставление информации о заемщике в бюро может происходить только с письменного согласия заемщика. Заемщик вправе соглашаться или не соглашаться. Но банк может и не запрашивать разрешения, тогда он не будет обязан передавать информацию в бюро. Поэтому значительная часть кредитных организаций, не желающих связываться с БКИ, может просто обходить это требование стороной. Но, если в законодательство будет внесен пункт, который обяжет банк спрашивать согласие заемщика, это, конечно, сразу же увеличит активность на рынке. Возможно, об этом стоит задуматься.

Будет ли ВТБ сотрудничать с другими бюро кредитных историй?
Мы готовы заключать договоры с другими бюро, но пока такой необходимости нет. Если информация о потенциальном заемщике будет находиться в каком-то другом бюро, мы туда обратимся. Для этого и был создан Центральный каталог кредитных историй при Центральном банке.

Возможно ли привлечение к сотрудничеству с НБКИ нефинансовых организаций?
У НБКИ есть договоры об обмене информацией с «Вымпелкомом» и МТС. Принципы работы с ними такие же, как и с банками — то есть какую-либо информацию можно передать только при согласии заемщика. Учитывая тот объем данных, который сформирован сетевыми операторами даже за последнее время, такие базы, безусловно, интересны. Пока большинство российских граждан еще не имеют кредитных историй, нужно пользоваться любыми свидетельствами платежной дисциплины клиента, в том числе и счетами за мобильный телефон. Кроме того, обсуждается возможность предоставления своих баз жилищно-коммунальными службами и страховыми компаниями.

 То есть информация о нас, гражданах, пользующихся самыми разными услугами, без нашего согласия не попадет в бюро?
Если гражданин даст «добро» на предоставление не только последних, но и более ранних сведений о себе, то попадет. Тут все дело в заинтересованности. На данном этапе заемщика больше всего волнует вопрос о том, может ли его информация куда-то «уплыть» и оказаться на «черном» рынке. И кредитные бюро должны гарантировать заемщику конфиденциальность и неприкосновенность личной тайны. Для этого используемые средства информационной защиты должны пройти сертификацию. Второй принципиальный момент — доверие между банками-кредиторами и БКИ. Для банков главное — чтобы информация оставалась конфиденциальной и правдивой. Только в этом случае они будут передавать данные и пользоваться ими.

Как НБКИ решает технический вопрос предоставления информации в банки?
У бюро есть все необходимые лицензии и сертификаты, то есть технические требования соблюдаются. Что касается систем хранения информации и аппаратной базы, мы пользуемся услугами сертифицированных хранителей этих данных. Само программное обеспечение предоставлено TransUnion — CRIF, у этой компании есть опыт работы в Америке, Азии и в Европе, и оснований не доверять этому опыту у нас нет.

Предусмотрены ли в НБКИ санкции за незаконную передачу информации в третьи руки?
Только те, что предусмотрены законом. Вообще, НБКИ — открытая организация, она контролируется как минимум 33 акционерами, среди которых — крупнейшие банки, которые за этим вопросом тщательно следят. Я думаю, что любое несанкционированное предоставление информации здесь выявить проще, чем в закрытой организации. Тот тип структуры, который был создан в НБКИ, обеспечивает высокий уровень контроля за деятельностью сотрудников.

Существуют ли в тарифах на услуги НБКИ преференции для его акционеров?
Для акционеров никаких льгот не предусмотрено. Тарифы рассчитываются в зависимости от того, сколько запросов делает банк в кредитное бюро и какой объем информации сам в него предоставляет. Но это — общепринятая практика.

Каков ваш прогноз развития рынка на ближайшие пять лет?
По словам наших западных партнеров, имеющих богатый опыт в организации кредитных бюро в различных странах мира, информационная закрытость и недоверие на этапе становления характерны не только для развивающихся стран, но и для стран с развитой рыночной экономикой, например Италии. Показателем эффективности кредитного бюро служит hit rate, который характеризует наличие информации в базе данных бюро о том или ином заемщике. При достижении этим показателем уровня выше 50%, мы можем говорить о кредитном бюро как о работающем инструменте снижения рисков. По информации менеджмента, в настоящее время в НБКИ hit rate составляет около 40%. В ближайшие пять лет у нас будет сформирована полноценная база данных, и получение положительного ответа на запрос о кредитной истории клиентов банков станет возможным уже более чем в 50% случаев. Тогда от введения института БКИ можно будет ждать реального результата — в конечном счете он выразится в удешевлении кредитов и ускорении принятия решений о выдаче ссуд. Кроме того, клиенту, имеющему положительную кредитную историю, легче будет взять кредит в банке, он сможет рассчитывать на более низкие ставки и более высокую сумму кредита.

Почему место председателя совета директоров НБКИ было отдано представителю именно ВТБ?
В этом году прошло собрание акционеров, где меня выбрали председателем на второй срок — без какого-либо давления со стороны ВТБ. Когда объединяются крупные банки, это всегда непросто — у каждого свои амбиции, и то, что в итоге акционеры приняли такое решение, говорит об уровне доверия банковского сообщества к нашему банку.

Когда НБКИ планирует выйти на самоокупаемость?
В течение двух лет, где-то к середине 2007 года. Мы постепенно расширяем список услуг — кроме всего прочего предлагаем скоринговые услуги для тех банков, которым дорого покупать готовые разработки на рынке. Также мы готовы делать анализ по профилю заемщика или мониторинг клиентской базы. Все это — дополнительные источники дохода. Когда у нас будет собрано 10 миллионов историй, мы получим достаточную базу для эффективной работы. Вообще, это бизнес доходный, но при значительных объемах деятельности. Поэтому даже с учетом масштабов нашей страны, большому количеству бюро здесь делать нечего. В США, где объемы кредитования во много раз выше, чем у нас, действующих крупных кредитных бюро — единицы.

ТЕКСТ СВЕТЛАНА ФЕДОСЕЕВА


 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП