Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 5 (11) 2007

| Корпоративные СМИ ВТБ


Story

Путь Оракула
Секреты мастерства Уоррена Баффета

«ЕСЛИ ВСЕ ТАКИЕ УМНЫЕ, ПОЧЕМУ Я ОДИН ТАКОЙ БОГАТЫЙ?» — ЭТА ЗНАМЕНИТАЯ ФРАЗА ПРИПИСЫВАЕТСЯ ОБАЯТЕЛЬНОМУ АМЕРИКАНСКОМУ СТАРИЧКУ-МИЛЛИАРДЕРУ. ЭКСЦЕНТРИЧНЫЙ СТАРИК С ВНЕШНОСТЬЮ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ПРОФЕССОРА ПРОЖИВАЕТ В СКРОМНОМ ДОМЕ В ОМАХЕ И ЧАСТО РАЗЪЕЗЖАЕТ НА СТАРЕНЬКОЙ «ХОНДЕ», КУПЛЕННОЙ 10 ЛЕТ НАЗАД НА ВТОРИЧНОМ РЫНКЕ ЗА КАКИХ-ТО $700. НА МАШИНЕ КРАСУЕТСЯ НОМЕРНОЙ ЗНАК С НАДПИСЬЮ THRIFTY, ЧТО ПЕРЕВОДИТСЯ КАК «РАСЧЕТЛИВЫЙ». ИМЕННО ПО ЭТОМУ ЗНАКУ ВСЯКИЙ АМЕРИКАНЕЦ УЗНАЕТ АВТОМОБИЛЬ УОРРЕНА БАФФЕТА — САМОГО УСПЕШНОГО ИНВЕСТОРА И МИРОВОГО БОГАЧА ПО ПРОЗВИЩУ «ОРАКУЛ ИЗ ОМАХИ».

Имя Уоррена Баффета на слуху даже у тех, кто ничего не смыслит в финансах и экономике, но время от времени переключает телевизор с мыльных сериалов на новости. Это объясняется просто: первые три места в легендарном списке мировых богачей журнала Forbes в последнее время не обходились без имени Баффета, заработавшего за свои 76 лет более $40 млрд. Удивительно, что с момента первой сделки Уоррена Баффета прошло ровно 70 лет, то есть Баффет заключил ее в шестилетнем возрасте!

Детские уроки

Будущее Уоррена Баффета было предопределено еще до его рождения. Отец величайшего инвестора всех времен и народов был биржевым трейдером, что, естественно, отразилось на воспитании малыша Уоррена. Уже в шестилетнем возрасте ребенок с честными глазами перепродавал по двойной цене родственникам банки кока-колы, приобретенные в лавке деда, а в семь записывал мелом на черной доске котировки акций в конторе своего отца.

Детство Баффета было насыщено деловыми начинаниями инициативного подростка, ум которого стремился к познанию скрытых механизмов рыночной экономики. Но свой главный детский урок он получил в 11 лет, когда решил попробовать себя в биржевых спекуляциях. Выманив скромные сбережения у сестры Дорис и объединив их с собственными капиталами, при помощи отца он купил три привилегированные акции Cities Service Preferred по $38 за штуку и стал ждать. Сразу после покупки цена акций упала до $27, а потом выросла до $40. Юный Уоррен продал бумаги, заработав на сделке $6. Это можно было бы считать серьезным успехом, если бы не одно «но». Через несколько дней цена акции Cities Service превысила $200. Уоррен, запершись в своей детской комнате, сжимал в руках скромную выручку и рыдал. Он пообещал себе никогда больше не торопиться.

Весна 1973 года, Уолл-стрит, Уоррену Баффету 43 года. В связи с небывалым нефтяным кризисом в США падают цены на акции, в том числе — на ценные бумаги издательской группы и газеты The Washington Post, которую так любит читать Баффет. Вопреки всем законам инвестиционной логики, под удивленные взгляды брокеров, он начинает скупать акции газеты.

К июню 1973 года он купил 467 000 акций по средней цене $22,75 на общую сумму в $10,6 млн (к слову, в конце 1972 года акция The Washington Post стоила $38). В августе безбензинового лета цена акций снизилась до $20 за штуку. Но Баффет по-прежнему вел себя «странно»: вместо того чтобы срочно продавать ценные бумаги и ограничить убытки, он невозмутимо взирает на фондовую лихорадку. К концу года акции продавались по цене ниже $20 за штуку. Зато весной 1974-го стоимость ценной бумаги неожиданно выросла, а в июне одна акция стоила уже $21. Естественно, все инвесторы кинулись продавать акции The Washington Post. Но только не Баффет — слишком хорошо он помнил свои слезы в 11 лет, когда упустил из-за нетерпеливости скачок акций Cities Service.

Уже в сентябре ценные бумаги The Washington Post упали до низшей отметки за все время торговли ими на Нью-Йоркской бирже. Уоррен Баффет снова не реагировал на резкие колебания курса. И даже когда год спустя цена на акции издательской группы превысила цену первоначальной покупки, Баффет не кинулся за призрачной прибылью. Он выждал 20 лет, и все это время терпеливо скупал акции любимой газеты, понимая, что The Washington Post еще «выстрелит» и некоторые проекты издательской группы в один прекрасный момент начнут приносить доход. Его расчет оправдался: The Washington Post стала одной из самых авторитетных и уважаемых газет мира. А в портфеле Баффета сегодня 1,7 млн акций, или 70% ценных бумаг The Washington Post общей стоимостью $1,239 млрд. За 30 лет пакет Уоррена Баффета увеличился в стоимости примерно в 100 раз.

Секреты мастерства

Уоррен Баффет завоевал симпатию и зависть финансистов всего мира не столько размером своего богатства (от большей части которого, кстати, он уже избавился), сколько высокими результатами своей инвестиционной деятельности и устойчивостью в неспокойной финансовой пучине. Сегодня его инвестиционный фонд The Berkshire Hathaway владеет акциями крупнейших транснациональных компаний, а его бизнес стал синонимом стабильности и успешности. Миллионы инвесторов по всему миру пытаются разгадать секреты мастерства инвестиционного гуру Баффета.

Впрочем, по большому счету разгадывать ничего не надо. Простодушный и открытый Уоррен Баффет сам все рассказал. Интересен, например, вот такой случай.

В 1972 году Баффет за $25 млн купил компанию — производителя шоколадных конфет See’s Candies. По всем раскладам это была чудовищно невыгодная сделка. Объективная стоимость предприятия составляла $8 млн, но его прежний хозяин See’s Candies, надувая щеки, не хотел продавать дешевле $30 млн. Естественно, покупателей не находилось. Пока в один прекрасный день Уоррен Баффет не начал торговаться с владельцем шоколадной компании. И в итоге выторговал «скидку» — стоимость была снижена до $25 млн.

Акционеры Berkshire, которые должны были одобрить сделку, безоговорочно доверяли Уоррену Баффету, но все-таки недоумевали: зачем переплачивать втрое? Но тот оригинально развеял сомнения своих компаньонов по бизнесу. Он съел на их глазах конфету See’s Candies и сказал: «У конфет потрясающий вкус, это само по себе их доказанное конкурентное преимущество». И Баффет пообещал, что в ближайшие четверть века фабрика будет приносить неплохие доходы. Прозорливость финансиста оказалась потрясающей — через несколько лет цена компании выросла в несколько раз и по темпам роста обогнала прирост индекса Dow Jones.

В этом и состоит секрет успешных инвестиций Баффета: покупать то, что нравится. На сегодняшний день Berkshire владеет крупнейшими мировыми брендами, которыми в повседневной жизни пользуется Уоррен. Он запивает гамбургеры кока-колой, расплачивается карточками American Express, читает The Washington Post, летает самолетами Executive Jet, смотрит мультфильмы Уолта Диснея, бреется бритвой Gillette. «Приятно осознавать, черт побери, что, когда ты просыпаешься по утрам, миллионы мужчин по всему миру бреются твоими бритвами», — кокетничает Баффет.

Впрочем, к принципу «покупай, что нравится» Уоррен Баффет пришел не сразу. Во время учебы в университете он познакомился с известным теоретиком инвестиционного бизнеса Бенджамином Грэхемом, чья книга «Интеллектуальный инвестор» была на тот момент библией всех биржевых игроков.

Грэхем исповедовал традиционный принцип инвестирования: смотри на цифры, а не на то, что производит предприятие, которое ты хочешь купить. Он считал, что надо вкладывать средства в заниженные котировки и умирающие компании, а не в качественные бизнесы по справедливой цене. Но Баффет не был бы Баффетом, если бы поддался традиционной доктрине инвестирования. В один прекрасный момент его осенило, что нужно делать все с точностью до наоборот. Его «метод маразма», как называли стратегию Уоррена коллеги-инвесторы, оправдался в долгосрочной перспективе на все 100%. За эти годы он заработал больше, чем все его критики вместе взятые.

Империя в глуши

Парадоксально, но офис империи самого успешного инвестора Berkshire Hathaway Inc. находится в захолустье — в городе Омаха, штат Небраска, где вырос Уоррен Баффет. Зато на сегодняшний день активы холдинга превышают $135 млрд, и среди них — акции Coca-cola, Gillette, American Express, Freddie Mac, Wells Fargo, Walt Disney, Washington Post Co. и многих других известных и не очень мировых и американских компаний.

Собственно, и саму Berkshire Hathaway Inc. Баффет приобрел не совсем традиционным способом. В 1969 году, когда стоимость его первого паевого фонда Buffett Associates достигла $102 млн, Уоррен Баффет неожиданно для всех распустил фонд и купил небольшую текстильную компанию Berkshire Hathaway, которая в то время находилась в тяжелом кризисе. Акции фирмы расходились по $8, однако объективная цена их составляла около $20. За три года Баффет выкупил половину ценных бумаг компании и, как показала жизнь, сорвал неплохой куш. Но он не стал развивать производство. Наоборот, все доходы предприятия Баффет инвестировал. Чем все в итоге обернулось? О Berkshire Hathaway сегодня знает каждый финансист.

Несмотря на то, что холдинг имеет сложную структуру и у него имеются 42 подразделения, занимающихся самыми разными видами бизнеса — от страхования до производства мороженого и кирпичей, — в штатном расписании компании значатся всего 14 сотрудников. При этом аналогичные по капитализации американские холдинги владеют огромными штаб-квартирами, в которых трудятся тысячи сотрудников!

Многие считают, что Уоррена Баффета спасает то, что он практически никогда не вмешивается в дела предприятий, акциями которых владеет. По словам самого Баффета, руководители его подразделений никогда не отчитываются о методах ведения бизнеса. Например, когда в 2003 году Berkshire приобрела компанию McLane, занимающуюся оптовой торговлей продовольствием, Уоррен выслушал ее гендиректора Грейди Розье и сказал, что он готов получать те отчеты, которые Розье писал для предыдущего собственника — Wal-Mart Stores. Розье недоумевал еще больше, когда в будущем Баффет так и не потребовал детальной информации. «Уоррен просто мне не звонит», — говорит Грейди Розье.

Зато однажды директору McLane пришлось позвонить Баффету самому, чтобы обсудить покупку двух самолетов для компании. Но Уоррен Баффет даже не стал его слушать. «Это твое решение, — сказал он. — Это бизнес, которым ты управляешь». «Wal-Mart тоже нас не беспокоила вниманием. Но все-таки не до такой степени», — в шутку недоумевал Розье.

Если вы не допускаете ошибок, то не научитесь принимать решения. Просто не стоит на них зацикливаться — вот главный принцип Баффета при управлении Berkshire.

Аскет с миллиардами в кармане

Несмотря на заработанные миллиарды долларов, в обычной жизни Уоррен Баффет прост и спокоен. Большую часть дня он проводит в одиночестве в своем кабинете — не проводит собраний, не пользуется услугами советников и старается избегать пустых формальностей. Зато инвестиционные решения он принимает молниеносно. «Если я не понимаю этого в течение 5 — 10 минут, значит, не пойму и за 10 месяцев», — говорит Уоррен.

Если бы посторонний наблюдатель смог заглянуть в его офис, то увидел бы такую картину. Баффет, перекинувшись несколькими словами с помощниками, идет в свой небольшой, но уютный кабинет. В нем нет компьютеров, терминалов с котировками и отчетами с финансовых рынков. Только с выключенным звуком работает телевизор, по которому идут финансовые новости CNBC. На его столе стоят два черных телефона-«вертушки», по которым можно напрямую звонить брокерам на Уолл-стрит. Если телефон звонит, Баффет берет трубку, выслушивает брокера и мягким голосом произносит две-три фразы — так он дает инструктаж. Впрочем, его понимают с полуслова.

Уоррен Баффет не спешит привыкать к современным техническим новинкам. В командировках он лишь иногда носит в кармане мобильный телефон, зато, находясь в Омахе, не пользуется им вовсе. В его кабинете невозможно найти калькулятор — все расчеты он производит в своей чудо-голове. Впрочем, как говорит сам Баффет, точные цифры ему не нужны, его инвестиционная стратегия строится на других принципах.

Равнодушие Уоррена Баффета к технологическим новинкам объясняет тот факт, что в начале 2000-х он не поддался всеобщей моде на инвестирование в акции высокотехнологичных компаний. Инвесторы, скупавшие ценные бумаги во время интернет-бума, посмеивались над Баффетом, решив, что чудо-инвестор наконец-то утратил чутье. Но прогорели в итоге они, а не Уоррен. Просто он, как и прежде, не инвестировал в то, чем не пользовался в обычной жизни. И лишь недавно лучший друг Уоррена Баффета — Билл Гейтс — уговорил инвестора купить компьютер, чтобы Баффет мог играть в покер по Интернету. После этого в штат компании ввели программиста — обслуживать игровой компьютер знаменитого инвестора.

Уоррен Баффет и внешне не выглядит на свои миллиарды долларов. Он живет в доме, который приобрел больше 40 лет назад, одежду покупает на распродажах или в недорогих магазинах для среднего класса. Он может неделями носить один и тот же галстук и предпочитает разъезжать по родной Омахе на видавших виды автомобилях. «У меня есть только то, что есть», — улыбнувшись, сказал однажды Баффет в аэропорту таможеннику, когда тот не узнал инвестиционного гуру и спросил, что он везет.

Но недавно Уоррен еще раз дал всем понять, что деньги его по большому счету не интересуют, а все эти годы ему гораздо важнее был сам процесс игры на бирже. Баффет решил потратить большую часть своего состояния на благотворительность. $37 млрд из своих $44 млрд он намерен передать в благотворительный фонд, принадлежащий самому богатому человеку в мире Биллу Гейтсу и его супруге Мелинде. На экономную жизнь он обрек и своих детей. В своем завещании Баффет указал, что его семье отойдет лишь 1% его состояния, а остальное будет потрачено в благотворительных целях.

Молодые инвесторы, пытаясь разгадать все тайны мастерства Баффета и изучая его инвестиционные механизмы, порой забывают, что Уоррен добился успеха во многом благодаря своим человеческим качествам. Он всегда был честным и порядочным в деловых отношениях, шел к своей цели и верил в свои силы. Уоррен Баффет никогда не стеснялся признаваться в своих ошибках и сохранял выдержку и спокойствие даже в самых критических ситуациях на бирже. Возможно, во многом благодаря этому он стал одним из самых популярных и любимых богачей мира.

ТЕКСТ АЛЕКСАНДР МЕДВЕДЕВ


 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП