Рейтинг@Mail.ru Сайт ВТБ В начало
 
  В номере

№ 1 2005

| Корпоративные СМИ ВТБ


Культура

Шагал в Москве
«На выставку привезли больше картин, чем это было возможно»

ВЫСТАВКА КАРТИН МАРКА ШАГАЛА «ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА!», ПРОШЕДШАЯ В ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ В ФЕВРАЛЕ 2005 ГОДА, СТАЛА САМОЙ МАСШТАБНОЙ ЭКСПОЗИЦИЕЙ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЗНАМЕНИТОГО ХУДОЖНИКА В РОССИИ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ. ВПЕРВЫЕ МОСКОВСКАЯ ПУБЛИКА ПОЛУЧИЛА ВОЗМОЖНОСТЬ УВИДЕТЬ СОБРАННЫЕ ВМЕСТЕ РАБОТЫ ШАГАЛА РАЗНЫХ ПЕРИОДОВ ЕГО ЖИЗНИ. ОДНАКО, КАК РАССКАЗАЛА ГЛАВНЫЙ ХРАНИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ И КУРАТОР ВЫСТАВКИ ЕКАТЕРИНА СЕЛЕЗНЕВА, БЫЛ МОМЕНТ, КОГДА ОРГАНИЗАТОРЫ ЧУТЬ НЕ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ ЕЕ ПРОВЕДЕНИЯ.

Екатерина Леонидовна, как возникла идея проведения выставки Марка Шагала?
Во-первых, отчасти из чувства вины. Марк Шагал был под запретом почти все годы советской власти. Его приезд в 1973 году и фактически единственная выставка здесь же в Третьяковской галерее стали возможными исключительно благодаря стараниям министра культуры СССР Екатерины Фурцевой. Но тогда была устроена «потемкинская деревня» в советском духе - выставка для самого Шагала, которую почти украдкой удалось посмотреть сотрудникам музея да некоторым избранным из советской номенклатуры. Потом, еще при жизни художника, галерея была вынуждена несколько раз отказывать в предоставлении его работ на выставки во Франции. Впрочем, в этом не было какого-то злого умысла: музей делал вид, что этих произведений у него просто нет - кто знает, как бы власти поступили с картинами опального художника? Могли, к примеру, продать или подарить какому-нибудь миллионеру - любителю искусства. Поэтому картины у нас и не выставлялись и даже не были отреставрированы.
Но как только появилась возможность - уже с наступлением перестройки, когда формальный запрет на имя и творчество художника был снят, - мы отреставрировали работы. И Шагал, кстати, сразу стал нашим главным «кормильцем» - «свобода» сопровождалась оскудением государственного финансирования, а Марк Захарович оказался одним из самых востребованных зарубежными музеями российских художников.
Во-вторых, мы совершенно уверены - организация большой выставки в России была горячим желанием самого художника. Он неоднократно говорил, писал о том, что тяжело переживает об «оторванности» от Родины, сравнивал себя с деревом, корни которого висят в воздухе. Горевал, что в Советской России его не понимают и не принимают.После своего единственного приезда в СССР он часто вспоминал об этом событии, с радостью сознавая, что на самом деле его помнят и по-настоящему понимают.

А что необыкновенного было в представленных работах?
Никогда еще Шагал не был представлен в нашей стране с такой полнотой, нам удалось привезти многие лучшие его работы. Мы также показали шедевры из коллекции нашей галереи - семь живописных панно, которые были созданы в 1920 году для Государственного еврейского камерного театра в Москве. Когда Марк Шагал приехал в СССР, он просто не мог поверить, что эти панно, созданные полвека назад, сохранились. Для него это было настоящим чудом, и, как мне кажется, он расценил это как некую скрытую форму признания его творчества соотечественниками: если хранили, значит, ценили. Он так растрогался, увидев свои холсты, что подписал каждое панно, причем от волнения путал кириллицу с латиницей.
Работы действительно сохранились чудом, их нашли в 1950-х годах в мастерских Большого театра. По легенде полотна обнаружил знаменитый художник Александр Тышлер.
А на выставку нам удалось привезти даже больше картин, чем это возможно, - у нас экспонировалась работа «Авраам и три ангела», сделанная для музея «Библейского послания Марка Шагала» в Ницце. Согласно завещанию художника, она никогда не должна была покидать стен этого музея, - для нас было сделано единственное исключение.

Сложно было организовать такую крупную выставку?
 В какой-то момент некоторые их моих коллег были близки к тому, чтобы совсем отказаться от этого мероприятия. Денег не хватало. Когда много работ привозится из-за границы, это стоит дорого. Практически половина бюджета выставки, как это было и в нашем случае, уходит на страхование произведений. К счастью, помог, буквально спас положение Внешторгбанк.
Была и другая трудность - бюрократическая. Незадолго до открытия выставки нам позвонили из Дирекции музеев Франции и сказали, что возникли проблемы с возвращением картин другого художника, которые показывались в одном из российских музеев. Поэтому Дирекция не может решиться отправить нам работы Шагала. Оказалось, наше государство ввело таможенный сбор «за вывоз временно ввозимых товаров». Под эту категорию попали и предметы искусства, а у музеев лишних денег нет. Чтобы спасти мероприятие, мы заплатили вперед. А это злополучное правило отменили еще до окончания работы выставки, до момента возвращения картин во Францию.

Удалось ли привезти в Россию все работы, какие были запланированы?
Нет. Да все никогда и не удается, знали бы вы наши аппетиты! Например, мы мечтали привезти работы из музея Стеделик в Амстердаме, но наши коллеги, как кажется, просто побоялись предоставить их для показа. Дело в том, что продолжается судебная тяжба этого музея с наследниками Казимира Малевича из-за картин художника, находящихся в коллекции Стеделик. Так что они, на всякий случай, решили подстраховаться и под формальным предлогом отказали нам в выдаче работ Шагала.

Что вы можете сказать о ближайших планах Третьяковской галереи?
Планов много, все и не перечислишь. Следующий год для Третьяковской галереи юбилейный - 150 лет со времени основания музея. Впрочем, про одну выставку я могу сказать, ее спонсором согласился выступить Внешторгбанк. Это выставка шедевров французской живописи и скульптуры второй половины XIX - начала XX вв. из парижского музея Орсе. Почему у нас в галерее русского искусства выставляются иностранцы? Дело в том, что существует немало параллелей в развитии искусства Франции и России того времени. И еще, примечательно, что если Павел Михайлович Третьяков, основатель нашей галереи, собирал преимущественно произведения русских художников, то его родной брат, Сергей Михайлович, увлекался коллекционированием по большей части зарубежного, в том числе и французского искусства. Сейчас в Париже в музее Орсе проходит выставка русского искусства второй половины XIX века, куда мы предоставили работы из нашей коллекции. А из Парижа нам привезут более 50 произведений таких всемирно известных мастеров, как Коро, Курбе, Мане, Моне, Писсарро, Сезанн, Ван Гог, Гоген, Тулуз-Лотрек, Роден, Майоль и другие. Вот такой обмен.

Мерет Мейер,
внучка Марка Шагала
«Невозможно описать словами волнение и эмоции, которые мы испытывали, глядя, как русская публика напряженно рассматривала произведения Марка Шагала. Мы видели внимательных людей.
Но мы даже не можем представить себе волнение, которое испытал бы наш дед, если бы ему довелось пережить вместе с нами эти мгновения счастья. Если бы нашему взгляду удалось воспарить над этими крышами и устремиться ввысь, это приблизило бы нас к ощущениям Шагала, окрашенным в живые, яркие, поэтические цвета. Тем более что он навсегда сохранил сильные впечатления от того, как вдумчиво и углубленно русская публика рассматривает произведения искусства, пытаясь проникнуть в суть замысла художника. Я помню, как он говорил об этом - надолго замолкая, а спустя некоторое время произносил: «Ах, вот ведь какая штука!»


Белла Мейер,
внучка Марка Шагала
«Дедушка нам много рассказывал о своей России, по которой он так скучал. Он полагал, единственное, что он может сделать для своей страны - это писать картины. Хотел поделиться с родиной своей живописью, пониманием красоты и любви. Писать картины было дня него своеобразной молитвой, осознанием собственного «Я», борьбой за художественную свободу».


Михаил Швыдкой,
руководитель Федерального агенства по культуре и кинематографии
«Кому-то это может показаться невероятным, но факт есть факт: огромная часть произведений Марка Шагала на родине, в России, никогда представлена не была. Мне могут напомнить, что Марк Шагал родился и начал творить в Витебске, то есть в Белоруссии, но в сказанном нет противоречия. Сам художник считал своей родиной Россию и больше всего страдал из-за того, что она от него демонстративно отворачивалась. «Ни царской России, ни советской России я не нужен. Я им непонятен, я чужой». А сколько боли и надежды скрыто всего в его одной короткой фразе: «Быть может, Европа полюбит меня, а вместе с ней и моя Россия».
Сегодня справедливость восстанавливается - в отечественной культуре Марк Шагал постепенно занимает место, которого он по праву достоин. Первым шагом к этому стала выставка «Здравствуй, Родина!», озаглавленная так по названию одной из его картин. Благодаря Третьяковской галерее мы смогли впервые увидеть и оценить собранные вместе произведения этого горячо любимого и наименее понятого, величайшего художника XX века».


Жан Кадэ,
посол Франции в Российской Федерации
«Это была крупнейшая из когда-либо проводившихся в России выставок, посвященных Марку Шагалу. Мы воздали должное самому яркому художнику XX века, родившемуся в России, великому мастеру, который был также очень привязан к Франции».


ТЕКСТ РОМАН ФРОЛОВ


 

Добавить комментарий

Имя: *
Фамилия: *
E-mail: *
Текст: *
Введите код: *
 


21 октября 2016

ВТБ снижает ставки по ипотечным кредитам

20 октября 2016

ВТБ снижает ставки по кредитам для компаний малого и среднего бизнеса в рамках программы Корпорации МСП