Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Колонка Владимира Потапова, Руководителя бизнеса портфельных инвестиций ВТБ Капитал Управление Активами, для Ведомости-онлайн

 
4 Июля 2011

Количественное смягчение и его последствия для финансовых рынков


Текст написан в соавторстве с Алексеем Воробьевым, Заместителем Руководителя Управления аналитических исследований ВТБ Капитал Управление Активами


В обычной практике среди основных мер денежно–кредитной политики используется изменение номинальных процентных ставок. Однако в экстраординарных условиях, например при дефляции, применение политики нулевых процентных ставок бывает недостаточно, тогда центральный банк использует дополнительные меры денежно–кредитной политики в виде количественного смягчения (quantitative easing). Применение политики нулевых процентных ставок вместе с количественным смягчением корректирует номинальные процентные ставки, фактически приводя их к отрицательным значениям в целях противодействия дефляции и стимулирования совокупного спроса. В свою очередь, количественное смягчение представляет собой не что иное, как увеличение баланса центрального банка за счет выкупа финансовых инструментов с рынка.

В ходе количественного смягчения центральный банк может принимать к выкупу различные финансовые инструменты в зависимости от поставленных целей. В период последнего кредитного кризиса количественное смягчение проводили фактически все ведущие центральные банки, многие из которых продолжают эту практику. Особенно в этом процессе преуспел американский регулятор. В рамках количественного смягчения ФРС объектами выкупа выступали ипотечные ценные бумаги и долги федеральных ипотечных агентств для поддержки ипотечного кредитования и рынка недвижимости, а также казначейские обязательства для поддержки кредитных рынков. В общей сложности в рамках двух количественных смягчений на баланс ФРС было выкуплено более 2,3 трлн. долларов США рыночных активов, что заметно сгладило последствия кредитного кризиса и в целом способствовало восстановлению ликвидности финансовой системы.

Ирония заключается в том, что завершение очередного раунда количественного смягчения ФРС в июне 2011 г. совпало с рыночными ожиданиями ухудшения глобального экономического цикла. В 2010 г. ухудшение перспектив американской экономики привело ко второму раунду количественного смягчения, которое сопровождалось дополнительным выкупом казначейских обязательств. Однако сегодня все по–другому. Основные причины прекращения или, как минимум, приостановки количественного смягчения следующие.

Во–первых, с момента запуска в конце 2008 г. первого раунда смягчения произошло существенное восстановление финансовых активов, снижение стоимости которых в период кредитного кризиса было основной головной болью ФРС. За счет мер количественного смягчения регулятор в достаточной степени простимулировал корпорации и домохозяйства к переходу от денег к их эквивалентам в виде финансовых активов. Дальнейшее использование этого механизма может привести к росту издержек в процессе восстановления мировой экономики. Это может произойти вследствие роста стоимости сырья и дальнейшего усугубления диспропорций на рынках долгового капитала, когда низкие доходности долговых инструментов сопряжены с высокой долговой нагрузкой и чрезмерными фискальными дефицитами.

Во–вторых, если рассматривать количественное смягчение как инфляционный налог с целью стимулирования конечного спроса, то можно признать, что во многом эта конструкция дала определенный эффект. Конечно, восстановление глобальной экономической активности сопровождалось эффектом низкой базы кризисного периода и восполнением товарно–материальных запасов, однако процесс инфляцирования определенно заработал. Если в первую очередь он затронул страны с развивающейся экономикой, то теперь инфляция набирает обороты и в странах с развитой экономикой. На наш взгляд, повсеместно растущая инфляция угрожает реализацией стагфляционного сценария в краткосрочной перспективе и определенно выступает против введения очередного раунда нестандартных мер денежно–кредитной политики. Очевидно, что исключительно мерами количественного смягчения невозможно разрешить долгосрочные проблемы, такие как высокие фискальные дефициты, повышенную безработицу и т. д. Монетарные стимулы не способны разрешить проблемы, возникшие в процессе трансформации кредитного кризиса последних лет в социальную напряженность в обществе. Это хорошо видно на примере периферийных стран зоны евро. В то же время количественное смягчение позволяет держать в форме кредитные рынки, стимулируетденежное предложение и облегчает бремя большого долга государства, корпораций и домохозяйств.

В–третьих, в действиях ФРС присутствует явная нерешительность в применении очередного раунда количественного смягчения. С одной стороны, это определенно сигнализирует о возможности сохранения политики нулевых процентных ставок в течение продолжительного времени, с другой, серьезная дискуссия среди членов правления ФРС по поводу возрастающей инфляции явно не дает поводов для продолжения количественного смягчения. ФРС заинтересована в сохранении низких доходностей по казначейским обязательствам для минимизации издержек в процессе привлечения федерального долга. Это диктует необходимость использования переходной конструкции в денежно–кредитной политике. Достичь этого позволит сохранение политики реинвестирования платежей, поступающих от погашения казначейских обязательств. Из более чем $1,5 трлн. казначейских обязательств, находящихся в настоящее время на балансе американского регулятора, ежегодно будут реинвестироваться около $300 млрд. Таким образом, эта мера не приведет к увеличению баланса ФРС и одновременно позволит смягчить последствия сворачивания количественного смягчения для кредитных рынков.

Принимая во внимание эти аргументы, можно констатировать, что количественное смягчение принесло ожидаемые плоды. По крайней мере, в текущем экономическом цикле этот инструмент сработал и выглядит логически завершенным. Для мировых рынков капитала это определенно означает ограничение дополнительного источника ликвидности, что наряду с прочими факторами выступило четким сигналом к снижению цен финансовых активов, начавшемуся в середине апреля. Пока этот процесс носит неоднородный характер: в стоимость рисковых активов, прежде всего акций и сырьевых товаров, завершение количественного смягчения во многом уже заложено, в то время как рынкам облигаций еще предстоит серьезное испытание на прочность в будущем.


Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....