Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «Скальп Бородина мне не нужен»

 
16.05.2011

Андрей Костин
В интервью «Ведомостям» Андрей Костин рассказал о том, какие переговоры сейчас ведет ВТБ с бывшим президентом и совладельцем Банка Москвы Андреем Бородиным, как ему работается с властным тандемом и чем новый глава Наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин отличается от прежнего – Алексея Кудрина.

 Когда вы решили купить Банк Москвы?

 Когда стало понятно, что новый мэр намерен реализовать активы, принадлежащие городу. Мы с ним встретились в начале ноября, я выразил интерес к покупке этого актива, а он - к быстрой продаже за хорошую цену.


 При Юрии Лужкове у вас таких желаний не было?

 Не было возможности.

 А сейчас она появилась? Вы же понимали, что капитала ВТБ не хватит на покупку 100% Банка Москвы?

 Это не совсем так, особенно учитывая то, что в июне, после распределения прибыли за 2010 г., капитал ВТБ существенно увеличится. Капитала у нас достаточно на приобретение не только контрольного, но и практически 100%-ного пакета акций Банка Москвы.

 Вопрос в цене. Если вы будете приобретать по такой же цене, как и у города, достаточность капитала первого уровня у ВТБ снизится с 12,4 до 9,5%.

 Согласно нашим подсчетам, достаточность капитала останется выше 10%. Думаю, часть акций к нам может перейти вместе с другими активами. В частности, тот пакет, который находится у страховой компании. Цена покупки у тех акционеров, которые недавно вошли в капитал Банка Москвы, будет зависеть от времени продажи.

 ВТБ заинтересован в консолидации 100% акций Банка Москвы?

 Да.

 Вы сейчас ведете переговоры с Бородиным?

 Лично я – нет, но мои представители ведут переговоры с его представителями. Он является владельцем активов, которые были приобретены на кредиты Банка Москвы. Мы обсуждаем вопрос либо об обслуживании или возврате кредитов, выданных этим организациям, либо о передаче этих активов.

 Это ключевые вопросы при увеличении доли ВТБ в капитале Банка Москвы?

 Нет. Просто вместе с этими активами к нам могут перейти, например, 17,3% акций Банка Москвы, которые принадлежат Столичной страховой группе.

 Этот пакет контролирует Бородин?

 По моим данным, да. Кстати, уже после приобретения ВТБ пакета акций Банка Москвы принадлежащая банку компания «Финансовый ассистент» продала две акции ССГ неизвестным офшорам, лишив нас контроля над страховым бизнесом. У нас осталось 50% минус 1 акция.

 То есть если вы покупаете у него непрофильные активы, то он передает вам акции Банка Москвы, принадлежащие ССГ?

 Речь идет о передаче тех активов, приобретение и работа которых финансировалась Банком Москвы и у которых есть задолженность перед банком. ССГ – один из них. Можно это называть выкупом, но вообще речь идет о компенсации и возврате кредитов, которые могут осуществляться либо в денежной форме, либо в форме отступного или какого-то другого механизма.

 Вы хотите отнять эти активы у Бородина?

 Если заемщик должен деньги, то для нас предпочтительнее возврат кредитных средств. Мы хотели бы увидеть именно этот сценарий. Если возврата нет, то в отдельных случаях может происходить передача залогов или имущества заемщиков.

 О каких активах идет речь?

 Список уточняется. Кредитный портфель Банка Москвы делится по своей структуре на две части: регулярные и инвестиционные кредиты. С первой ситуация понятна, и состояние кредитного портфеля не вызывает озабоченности. За счет инвестиционных кредитов финансировалась покупка и развитие многочисленных предприятий в различных отраслях, таких как лесопереработка, сельское хозяйство, страхование, алкогольная промышленность и кинобизнес. Как мы понимаем, значительная часть инвестиционного портфеля банка объемом в несколько миллиардов долларов была выдана Бородину и [его бывшему первому заместителю] Дмитрию Акулинину на покупку активов. Сейчас начались проблемы с обслуживанием долга этими заемщиками. Мы усматриваем в этом нежелание расплачиваться по долгам банку. Более того, перед уходом из банка бывшие руководители предприняли попытки вывода активов, расторжения договоров залога. Проверяется информация о возможной подмене решений кредитного комитета. К нам приходят бизнесмены, рассказывающие о том, что им поступают предложения о выкупе тех или иных активов, якобы уже очищенных каким-то образом от кредитов банка. Даже здания, в которых расположены офисы Банка Москвы, в ряде случаев не являются собственностью банка, а арендуются банком у фирм, подконтрольным Бородину и Акулинину. В этих условиях в целях обеспечения наиболее полного возврата средств мы будем настаивать на передаче активов, купленных на кредитные средства, под контроль самого Банка Москвы.

 Вы говорите, что кредиты плохо обслуживаются. Какой рост просрочки это может вызвать?

 Пока трудно говорить. Возможно, предприятия и могут обслуживать долг, но не могут или не хотят наладить дисциплину по обслуживанию кредитов. Большая их часть обслуживалась. Вопрос, за счет чего. Просрочка пока невелика.

 Может, у них временные трудности? Или вы считаете, что бенефициары этих компаний не смогут обслуживать кредиты?

 Бенефициары не скрывают, что в ближайшее время у них не появится желания наладить процесс обслуживания долгов. Тем более что для успешного развития этих активов требуются дополнительные инвестиции, средств на которые у них сейчас нет. В этих условиях они сами выражают готовность о передаче активов под контроль банка.

 Эти активы принадлежат Бородину и Акулинину?

 Я это утверждать не могу, структура собственности достаточно сложна. У нас есть основания полагать, что ко многим компаниям Бородин имеет прямое отношение.

 Какая часть кредитного портфеля приходится на эти активы?

 Трудно оценить, потому что сложно подтвердить право собственности. Но эта часть значительна. Она измеряется миллиардами долларов.

 Неужели вы купили банк, ничего не зная о качестве и структуре его портфеля?

 После того как мы зашли на банк и поставили наших менеджеров, у нас появилась возможность детально изучить эти проблемы. О качестве знали. Какие кредиты выданы компаниям Бородина, сложно комментировать.

 Они обеспечены?

 Мы сейчас это изучаем.

 Почему у вас не заладился диалог с Бородиным?

 Мы столкнулись с нежеланием миноритарного акционера вести конструктивный диалог. Более того, он предпринимал попытки воспрепятствовать сделке с городом.

 И тогда вы решили инициировать проверку Счетной палаты?

 Это нормальное явление. Она проверяет ВТБ каждые два года.

 А уголовное преследование Бородина?

 Все те дела, которые сейчас рассматриваются следственными органами, насколько мне известно, были инициированы еще при старом руководстве города, задолго до того, как ВТБ задумался о покупке акций Банка Москвы.

 То есть это случайное совпадение?

 Я считаю, если ты работаешь, нарушая закон, надо рано или поздно за это отвечать.

 Ваши действия не нарушают негласное правило, сложившееся в российском бизнесе, – о неиспользовании властных и силовых структур в разрешении споров?

 Я не использую силовые структуры в разрешении этого спора. У нас нет спора с Бородиным. Я оперирую только фактами и на их основе делаю оценки. Мне скальп Бородина не нужен. Дыру в балансе им не закроешь. Моя задача  обеспечить возврат средств, которые Бородин, по моим предположениям, мог вывести из банка и которые он должен вернуть в том объеме, в каком он может это сделать.

 Выдача кредитов компаниям, аффилированным с менеджментом, требует особого порядка одобрения. Может, вы заблуждаетесь в своих предположениях?

 Порядка там было мало. Некоторые кредиты выдавались без подписанных кредитных соглашений. Задача нового менеджмента – навести порядок.

 Как можно навести порядок, если вы начали все делать без порядка? Покупали банк без аукциона, а купив более 30% акций, не выставили оферту миноритариям.

 Мы покупали банк в соответствии с законом. Мы работали с главным акционером и купили у него пакет по рыночной цене. Эти средства пошли в городской бюджет и будут использованы на социальные нужды, строительство дорог и др. Если мы будем вести переговоры о приобретении доли других акционеров, наши действия также будут предприниматься в соответствии с законом.

 Структуры Лужкова и Елены Батуриной были акционерами Банка Москвы?

 Я такого не обнаруживал.

 В чьих интересах действовал Виталий Юсуфов, покупая акции банка?

 Мне кажется, в своих.

 Бородин говорил, что у Юсуфова была договоренность с ВТБ о том, что он со временем перепродаст эти бумаги ВТБ...

 Если вы верите всему, что говорит господин Бородин, то вы очень наивная девушка.

 Но вы же хотите консолидировать 100% акций.

 Безусловно.

 Логично предположить, что Юсуфов появился в сделке, чтобы потом продать эти акции вам.

 Юсуфов для меня более комфортный акционер, чем Бородин. Он портфельный инвестор и не противодействует работе главного акционера банка – ВТБ. В отличие от Бородина, удовлетворявшего собственные потребности за счет банка, его цель - повышение капитализации банка и выход из этих акций. То же я могу сказать и про Сулеймана Керимова.

 Вы создали для себя комфортную ситуацию: ВТБ не является держателем контрольного пакета, но де-факто более 70% акций принадлежит вам либо близким к вам бизнесменам.

 Эта ситуация сложилась не в результате моих действий или намерений.

 Когда вы узнали об интересе Юсуфова к акциям Банка Москвы?

 До Нового года. Но мы тогда еще не были акционерами и не могли повлиять на этот процесс. Бородин вел переговоры и продавал свои акции.

 Если говорить о ваших планах по увеличению доли, то первоочередным является получение доли, принадлежащей ССГ?

 Мы хотим завершить переговоры и посмотреть, какой пакет может быть у ВТБ. Сейчас наша задача - нормализация работы Банка Москвы, дестабилизированной за последние месяцы. Клиенты должны почувствовать, что пришла новая команда и акционер. Сейчас мы вырабатываем стратегию банка. Мы должны консолидировать внешнюю сеть Банка Москвы - зарубежную и региональную. В Москве и области весь корпоративный средний бизнес ВТБ будем переводить в Банк Москвы. Розницу будем развивать как в Банке Москвы, так и в ВТБ 24. Уже к концу года вы увидите другой Банк Москвы.

 Вы видите еще достойные объекты для приобретения? Или Банк Москвы – это вершина ваших достижений?

 Я, как альпинист, считаю, что главные вершины должны быть впереди. У меня есть одна задумка, более крутая, чем Банк Москвы, но об этом рано говорить. Голову сносить не должно. На предстоящий год у нас задача правильно распорядиться покупками, которые мы сделали.

 Что вы еще не сделали в бизнесе?

 Хочу, чтобы ВТБ был брендом мирового уровня. Пока мы создали основу для этого.

 ВТБ будет заниматься экспресс-кредитованием?

 Мы думаем над этим, рассматривали и вариант собственного развития, и партнерство с «Хоум кредитом» и BNP Paribas. Пока решение не принято.

 «ВТБ страхование» далеко от первых строчек в рейтинге, но ВТБ заявлял об амбициозных планах.

 Наша страховая компания растет на 60% в год и переместилась с 32-го места на 18-е. Но 18-е – неудобное для нас место. Поэтому мы планируем в ближайшее время консолидировать компании группы ССГ, где у нас блокпакет и мы будем увеличивать долю. Еще одна возможность – партнерство с итальянской Generali, например через создание СП.

 Будет ли ВТБ полностью выкупать и интегрировать СГ МСК (МСК, «Спасские ворота» и еще несколько компаний)?

 Это входит в периметр переговоров с Бородиным.

 Что для ВТБ изменится в связи с заменой в Набсовете Алексея Кудрина на Сергея Дубинина?

 Думаю, Дубинин сможет уделять большую часть своего времени работе в качестве председателя совета директоров и может быть задействован в работе банка. Надеюсь, он будет выполнять и часть работы с инвесторами, клиентами. Он будет как играющий тренер или работающий председатель совета. На Западе применяется такая практика.

 Вам не кажется, что государства слишком много в российском бизнесе?

 Государство это понимает. Масштабная программа приватизации нацелена в том числе на то, чтобы роль государства снизить. В некоторых секторах, например в сталелитейном, угольном, нет госкомпаний. Большая часть наших клиентов – частные компании.

 Государство – эффективный собственник?

 В разных случаях разный. Частные собственники также не всегда эффективны. Банк Москвы и Межпромбанк – яркие примеры. В целом управление государства неплохое.

 Когда будет вторая приватизация госпакета?

 Рынок в последнее время плохой. Потребность в приватизации есть, но у государства нет острой потребности в дополнительных доходах. Главная цель – идеологическая: сокращение доли государства. Если фискальный вопрос не будет довлеющим, можно быть гибким с точки зрения времени.

 ВТБ может понадобиться капитал на развитие.

 Если мы это почувствуем, то сможем убедить правительство в том, что нужна не продажа акций, а допэмиссия.

 Вам нравится ваша работа?

 Я кайфую от своей работы. Это уже не работа, а стиль жизни. Нравится то, что организация растет, сам учишься и растешь с ней. В Банке ты видишь весь срез страны – всю экономику и регионы. Это учреждение, в котором потрясающе интересно работать.

 Вы работаете пять дней в неделю?

 Иногда и семь. И хотелось бы больше, но время ограничено. В Банке всегда больше возможностей сделать бизнес, чем на это хватает времени, денег и усилий.


Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....