Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Михаил Задорнов: «Мы знаем свою эффективность»

 
01.04.2011

2011-04-01_Задорнов_2_m.png

Менять госслужбу на коммерческий бизнес и наоборот, – вот что совершенно необходимо для профессионального роста, уверен Михаил Задорнов, президент – председатель правления ВТБ 24. Эффективность рецепта г-н Задорнов проверил на себе: бывший министр финансов, депутат Госдумы и «яблочник», он возглавил розничную «дочку» ВТБ и сделал из нее динамично развивающийся банк. Сегодня ВТБ 24, когда-то выросший из купленного за 1 млн рублей Гута-банка, принялся за поглощения: группа ВТБ приобрела «железнодорожный» ТрансКредитБанк (ТКБ) и Банк Москвы. 


– В начале 2011-го, когда нефть стоила 70-75 долларов за баррель, вы говорили, что при такой цене России грозит стагнация. Сейчас нефть дороже 100 долларов. Нас снова ждут тучные годы?

Тучные годы нас точно не ждут. Сегодняшние цены на сырье - одно из отражений накопившихся дисбалансов в глобальной экономике, ведь она еще не начала уверенный рост и кредитование заморожено не только в России, но и практически по всему миру. В этих условиях сырье стало тем инструментом, куда инвесторы могут временно направить свою ликвидность, чтобы заработать. Именно поэтому мы наблюдали колоссальное повышение цен на золото, нефть, продовольствие... И именно поэтому нынешний цикл подъема цен будет короче, чем предыдущий, длившийся с 2001-го по 2008-й. Думаю, уже в ближайшие три-четыре года мы увидим падение. Тем не менее текущие нефтяные цены добавят к росту ВВП дополнительные 1-1,5% по итогам этого года.

– А как дорогая нефть отразится на других макроэкономических показателях России?

Такие цены позволяют нам завершить 2011 год с дефицитом бюджета в пределах 1%. Для этого есть все предпосылки. Главное – не допускать значительных дополнительных расходов в конце года. Они возникают, когда правительство понимает, что заработало больше, чем планировало, и осенью принимает дополнительные расходные статьи. Если правительство не станет увеличивать расходы, а Центробанк примет правильные меры по изъятию излишков ликвидности, у нас будут шансы удержать инфляцию в рамках 8,5%.

– Прошлым летом вы отмечали, что в борьбе с инфляцией нам не хватает самого важного – политической воли...

Ее нет и сейчас. Засуха и пожары не были единственной и главной причиной инфляции в 2010 году. Главной причиной стали как раз рост бюджетного дефицита и большое эмиссионное финансирование этих расходов со стороны Центробанка и Минфина. Денежная масса (агрегат М2) в 2010-м увеличилась на 28%, хотя ЦБ до последнего времени давал прогноз в 25%. О чем говорит подобное расхождение между оценками и фактом? О том, что сам Банк России не ожидал, что такой объем дополнительных денег вольется в экономику в конце года. И вторая причина -это высокая индексация тарифов естественных монополий. В начале 2011-го мы видим ровно туже картину: хотя тарифы выросли и не так сильно, как год назад, но вполне достаточно, чтобы подбросить поленья в костер инфляции.

– Сегодня и предприятия, и население предпочитают накапливать деньги, а не тратить. Как переломить эту тенденцию?

Люди много тратят в двух случаях. Либо в негативном – когда высокая инфляция и они понимают, что деньги обесцениваются; либо в позитивном – когда есть вера в стабильность, политическую и экономическую, и в завтрашний день. Как бы банально это ни звучало, но человек будет брать ипотеку, только если у него есть уверенность, что за пять-десять лет он рассчитается. Предприятиям нужно то же самое. Первое – ощущение, что рынок их товаров или услуг растет. Второе – экономическая ситуация, позволяющая делать инвестиции. Подразумевающая в том числе низкий уровень инфляции и, соответственно, низкие ставки по кредитам.

– А не получится ли так, что и инфляция не заоблачная, но и радужных перспектив не видно? То есть стимулов тратить по-прежнему не будет?

В этой ситуации мы уже оказались. Не случайно с сентября прошлого года рост розничного товарооборота и потребительского кредитования в стране очень умеренный, чуть опережающий инфляцию. Декабрьского бума продаж просто не было.

– Чем ВТБ 24 как крупный государственный банк лучше Сбербанка?

Мы поменьше. И уже поэтому гибче. Все наши процессы, все изменения происходят быстрее, чем у более крупной организации. Условия по продуктам у нас лучше, чем у Сбербанка. Например, ставки по депозитам в среднем на 0,5-1,5% выше. Эта разница стала особенно ощутима в прошлом году. 2009-й и 2010-й были уникальными для российской банковской системы: впервые за 20 лет средние ставки по вкладам опережали инфляцию. Но Сбербанк, думаю, в 2010-м потерял на рынке розничных депозитов 1,5-2%. Причина – низкие ставки. Продуктовый ряд ВТБ 24 более разнообразный и гибкий. Наши офисы лучше: меньше очередей, качество и культура обслуживания выше. У нас есть и технологические преимущества. Одно из очевидных- единая централизованная IT-платформа, которая позволяет применять принцип экстерриториальности. То есть вы можете обслуживаться в любом отделении: скажем, открыть счет в Москве, а пополнить его или закрыть во Владивостоке. Этаже IТ-платформа дает нам возможность буквально в один день запускать новый продукт сразу во всех 535 точках продаж.

– А вы не боитесь потерять это ваше преимущество - гибкость, начав активно расти, покупая другие банки?

Да, ВТБ 24 уже не так гибок, как три года назад, когда у нас было в 2 раза меньше клиентов. Но мы стараемся подстраиваться, чтобы максимально сохранить эту гибкость. Вот те же три года назад у нас насчитывалось 50 филиалов. Сегодня их семь – по одному в семи федеральных округах – плюс еще один филиал для private banking. Таким образом, менеджеры ВТБ 24 в регионах теперь тратят меньше времени на подведение балансов, общение с местными налоговыми службами и представителями власти и больше – на обслуживание клиентов и продажу наших продуктов. Кроме того, ряд технологических изменений позволил нам в 2-3 раза сократить время, необходимое для открытия депозитов в системе «Телебанк», для реализации потребительских кредитов... Есть и другая причина, почему мы не боимся поглощений. Мы знаем свою эффективность и эффективность банков, которые покупаем. Знаем количество продуктов на одного клиента, производительность труда нашего персонала. Например, мы в 3,5-4 раза более эффективны, чем Банк Москвы, если сравнивать портфель кредитов или депозитов физических лиц на одно розничное отделение. Соответственно, клиенты банков, которые мы приобретаем, со временем получат качественно другой сервис и продуктовый ряд. Мы же получим дополнительную клиентскую базу.

– Каков критерий покупки той или иной кредитной организации? Вот, кстати, бельгийцы продают Абсолют Банк. Вам это интересно?

Если группа ВТБ приобретает ТрансКредитБанк или Банк Москвы, это не значит, что мы готовы покупать все, что сегодня продают. Главный критерий при выборе – комплиментарность, идет ли речь о клиентской базе или расположении офисов. Взять, к примеру, ТКБ. Во-первых, в системе РЖД работает более 900 тыс. человек. Для нас это дополнительная клиентская база. Во-вторых, сеть отделений ТКБ организована по иному принципу. Примерно 100 отделений этого банка находятся в городах, где нет офисов ни ВТБ, ни ВТБ 24. Притом что отделения ВТБ 24 открыты в 210 городах.

– Но ведь ваш банк ориентируется на представителей как минимум среднего класса. Возможно, эти 100 городов - не то место, где следует искать клиентов?

У работника РЖД, как правило, доход вдвое выше среднего по региону. Так что это как раз наш сегмент. Из других привлекательных сторон ТрансКредитБанка назову развитый карточный бизнес, который базируется на тех же технологических модулях, что и наш процессинг. Это, естественно, облегчит интеграцию. А еще у ТКБ обширная банкоматная сеть. Несмотря на то что банк занимает 14-15-е место по размеру активов, у него пятая по величине сеть банкоматов. К тому же до кризиса он демонстрировал отдачу на капитал на уровне 30%. Это очень рентабельный банк.

– Когда ВТБ в 2004 году купил Гута-банк, перед вами были поставлены конкретные задачи. Все задуманное удалось?

Да, все цели первой стратегии полностью достигнуты. Сеть из 500 офисов построили. Правда, планка в 500 отделений была минимальной, но в кризис мы притормозили. А намеченные 10% на рынке розничного кредитования мы заняли даже на год раньше, в конце 2009-го. И по отдаче на капитал ВТБ 24 перекрыл цели первой стратегии. Итог 2010 года: ROE = 20,5% [return on equity, коэффициент рентабельности собственного капитала - отношение чистой прибыли компании к среднегодовой величине акционерного капитала. - Прим. "РБК"].

– Новые цели определены?

Еще в конце прошлого года наблюдательный совет утвердил следующую, трехлетнюю стратегию. Если раньше ВТБ 24 строился как продуктовый банк, то теперь перед нами стоит задача сделать именно клиентский банк. Это значит – классифицировать клиентов не только по уровню доходов, но и по их активности, возрасту, привычкам (скажем, кто-то предпочитает интернет-банкинг или, напротив, живое общение в офисе). Исходя из всех этих критериев, мы формируем клиентские группы и предлагаем им набор продуктов и услуг. Наша задача - сделать так, чтобы максимум банковских продуктов, которыми пользуется наш клиент, были продуктами ВТБ 24. Причем у нас не только банковские услуги, но и страховые, а также пенсионные программы. Мы ожидаем, что в этом году фондовый рынок покажет большую доходность, чем депозиты, и готовы предоставить клиентам инвестиционные решения. Если же говорить о конкретных цифрах, то вот одна из них. Мы ставим перед собой цель увеличивать на 1 процентный пункт в год свое присутствие как на рынке кредитов, так и на рынке депозитов. И это лишь за счет органического роста, без учета слияний.

– Планирует ли ВТБ 24 выходить за пределы России?

Он уже выходит. Наши специалисты помогают становлению розничного бизнеса группы ВТБ в странах СНГ: на Украине, в Белоруссии и Казахстане. Плюс во Франции буквально перед Новым годом мы запустили интернет-банкинг. Уже есть первые результаты, и они хорошие. Так что сегодня ВТБ-Франция и ВТБ-Австрия привлекают деньги физлиц на депозиты через систему интернет-банкинга.

– Нет опасений, что развитые финансовые рынки станут серьезным испытанием?

Никаких. Нам надо обеспечить фондирование наших зарубежных банков деньгами с местных рынков. Эту цель мы с успехом реализуем.

РБК, №4/2011

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....