Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «Рынок сейчас хрупкий»

 
08.10.2010

В Москве проходит инвестиционный форум «Россия зовет!», организованный ВТБ Капиталом. В нем участвуют премьер-министр РФ Владимир Путин, высокопоставленные российские и зарубежные чиновники, главы крупнейших отечественных и международных компаний. Каких инвесторов ищет ВТБ при продаже своих акций, за счет чего удалось увеличить прибыль, будут ли снижать ставки, как конкурировать со Сбербанком? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью Бизнес-ФМ в кулуарах форума ответил президент – председатель правления банка ВТБ Андрей Костин.

– Приватизация, ваш общий подход к этой теме. Если пакет акций группы ВТБ будет продаваться стратегическому инвестору, а не на рынке, должна ли это быть продажа с премией к рынку, и о какой премии может идти речь?

– Вы знаете, я не называл бы инвестора «стратегическим», потому что у нас под стратегом часто понимают акционера, который заинтересован каким-то образом быть вовлеченным в основную деятельность Банка. Это не так. Мы ищем инвесторов финансовых, портфельных, то есть тех, у которых заинтересованность в одном – купить акции дешевле и по возможности их когда-то продать дороже. Собственно, они не определяют, они не являются профильными, это не должно быть, чтобы банки, конкурирующие с банком ТБ и так далее. Поэтому мы говорим об инвесторах с долгосрочной стратегией. Мы хотели бы, чтобы эти инвесторы были не теми организациями или фондами, которые заинтересованы как можно быстрее и не способны быстро выходить или входить в какие-то акции, а те, у которых есть долгосрочный взгляд, которые готовы инвестировать на срок 1, 2, 3 года. Я бы сказал, скорее, клубная сделка может быть, а не вход каких-то стратегов. Я думаю, что рынок должен определить эту стоимость. Слишком рано говорит о цене, это процесс, который будет согласовывать с правительством РФ, как главным продающим акционером, это их акции, на самом деле. Поэтому посмотрим.

– Все же собранный пакет даже для портфеля инвестора всегда чуть ценнее, чем разбросанные просто?

– Нет. Во-первых, не будет собранного пакета, там будет не один, не два инвестора. И каждый владеть будет не очень большим процентом. Поэтому очень рано об этом говорить. Цену определяет рынок во многом, рынок очень волатильный сейчас, и многое зависит от конкретных условий конкретной сделки. Я бы сейчас это не уточнял, потому что об этом рано говорить. Мы ведем поиск инвесторов, одновременно работаем с правительством по выработке нормативных документов по такой транзакции. Нам кажется, сделка будет. Если она состоится, то будет знаковой, потому что она позволит другим компаниям пойти по этому пути и вообще продемонстрирует интерес инвесторов к нашему рынку. Я бы сейчас не торопился, не уверен, что сделка в этом году будет. Мы планируем ее, если не в этом, то в следующем году. Это большая и очень напряженная работа.

– Но ВТБ будет первым, скорее всего?

– Ох, это я не знаю. Вы знаете, ну как я могу сказать?! Первое – я не владею ситуацией по другим компаниям. Может, кто-то сейчас сидит и упорно трудится, и уже подписывает последние документы, я этого знать не могу. Но мы считаем, что мы работаем и движемся, но, повторяю, рынок сейчас хрупкий. Видите, он остается очень волатильным, поэтому трудное время для такого рода сделок. Но мы исходим из того, что такие сделки будут, а они будут хорошими вообще для капитализации российского фондового рынка. Кстати, сегодня очень интересно инвесторы выступали. Один даже выступил с таким докладом, как посткитайская эпоха. Говорил о том, что на смену Китаю, как главному такому движителю экономического мирового роста, способны прийти другие экономики, в частности России, и упоминал позитив российского фондового рынка. Но, тем не менее, ситуация такая еще пока…

– Посткитайская.

– Пока еще сложно говорить о том, что этот рост, этот интерес такой стабильный. Очень много в мире факторов неустойчивости осталось.

– Теперь собственно о результатах ВТБ. По первому полугодию этого года вы представили очень хорошую отчетность, на нее рынок хорошо отреагировал. Благодаря чему рост прибыли достигнут? Это повышение маржинальности, то есть там, не знаю, рост кредитных ставок, или, может быть, ликвидация каких-то старых «хвостов», сокращение резервов по плохим…

– Я бы назвал несколько причин. Первое – то, что мы и в кризис наращивали свой основной бизнес, он у нас рос, он у нас увеличивался. К сожалению, в 2009 году необходимость повышать резервы под плохие кредиты привело к тому, что у нас был отрицательный результат с прибылью. В 2010 году быстрый рост резервов или рост плохих кредитов прекратился, приостановился. Мы пика своего достигли. Отчасти потому, что мы, я думаю, все зачистили в прошлом году, и у нас сейчас ситуация понятная. А с другой стороны, и поэтому собственно прибыль, которая дает основной бизнес, она стала проявляться. И второе,

– То есть это не рост маржинальности текущей?

– И маржинальности тоже. Нам удалось добиться маржинальности роста, я бы сказал, одному из немногих банков в этом году за счет того, что мы серьезное внимание обратили на пассивы, все-таки в мире сегодня достаточно много дешевой ликвидности, мы это использовали, мы сделали заимствования на Западе, более дешевые, чем делали раньше. В частности использовали не только глобальные рынки, но и локальные. Мы заняли в Швейцарии в швейцарских франках, заняли в Сингапуре в сингапурских долларах, и сумели найти использование этим деньгам, и в России, как вы знаете, ставки понижались и по депозитам, и по фондированию. Нам удалось

– ВТБ 24 попал под раздачу, как раз там на него пожаловались на одной из встреч с президентом на высокие ставки. Как бы вы прокомментировали такие жалобы?

– Раздача – дело хорошее, на пользу нам идет, поэтому мы, конечно, прислушаемся к мнению и посмотрим, к сожалению, бывают места, где иногда задирают ставки. Это не всегда укладывается в русло общей политики Банка. Но будем контролировать и будем поправлять ситуацию, она должна быть рыночной.

– Последний вопрос короткий. Сбербанк, имея огромную розничную сеть, имеет преимущество перед вами, имея дешевую ресурсную базу в виде дешевых депозитов, самых дешевых, у них самые низкие ставки. Вот как с этим преимуществом Сбербанка ВТБ будет бороться, потому вы примерно в одной нише?

– Я думаю, что бороться нам с кем-то не обязательно. Я думаю, что если у кого-то есть преимущество, то ну и, слава Богу. Мы не собирались никогда повторять путь Сбербанка в плане того, что действительно разный исторический генезис. Поэтому мы расширяем наш розничный бизнес, мы делаем ставку на новых формах, на интернет-бэнкинг, мы делаем ставку на развитие малых форматов офисов, широкое применение высоких технологий новых.

– Просто на деньги из финансового рынка, а не на депозиты как таковые?

– Нет, почему, мы же задачу ставим – увеличение розницы, она обязательно будет. Нет, я думаю, депозиты очень важны. Депозитная база, как корпоративная, так и розничная очень важна, даже в структуре пассивов. Это правильно воспринимается инвестором. Это признак стабильности Банка. Поэтому будем работать. Я не могу сказать, что Сбербанк демпингует на рынке, поэтому я думаю, вполне можно работать, и нет каких-то сговоров. Но на самом деле, конечно, рынок присматривается к ставкам Сбербанка, и мы как раз считаем, что по надежности никак не уступаем Сбербанку. Поэтому наши ставки примерно должны быть в том же уровне. А дальше если и вести борьбу, мне кажется, за качество обслуживания. Это то, от чего наши клиенты у Сбербанка только выиграют. Если банки будут конкурировать, а не вести борьбу, в плане не ценового, а больше качественных показателей, то я думаю, это будет точно на пользу потребителей.

Беседу вел Илья Копелевич,
Бизнес-ФМ, 05.10.2010

...

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....