Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Екатерина Петелина: «Женская логика»

 
09.08.2010

член правления ОАО Банк ВТБ Петелина Екатерина Владимировна
Екатерина Петелина пришла в группу четыре года назад и сделала здесь стремительную карьеру. О серьезности позиций Екатерины Владимировны можно судить и по тому, что именно она занималась разработкой недавно принятой Стратегии развития группы ВТБ на 2010—2013 годы....

– Принято считать, что банкир – профессия мужская, хотя вы, Екатерина, с такой точкой зрения едва ли согласитесь?

– Как-то не задумывалась... Наверное, финансы – именно та область, где женщины вполне могут добиться успеха.

– Бытовую сторону в расчет не берем. Любая хозяйка знает, как правильнее потратить или на чем больше сэкономить...

– Но ведь мы сейчас говорим о бизнесе. Есть отрасли, где женщинам работать гораздо тяжелее. Я почти год провела в Норильске, где в качестве консультанта работала с «Норникелем». Вот там в этом смысле было куда сложнее. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы от фразы «Девочка, что ты можешь понимать в металлургии?» пройти путь до своеобразного комплимента из уст руководителя завода, который звучал примерно так: «До знакомства с вами, Катя, не думал, что женщины бывают умными...» В банковской сфере все совсем по-другому. Например, глава ВТБ Андрей Костин любит повторять, что женщины – хорошие работники, поскольку менее озабочены карьерным ростом, более лояльны...

– И сколько же представительниц прекрасного пола сейчас входит в правление вашего Банка?

– Ольга Дергунова и я.

– А мужчин там?

– Десять.

– Что и требовалось доказать!

– Но это порой помогает, дает определенные преимущества. Моя работа в ВТБ часто связана с решением сложных системных вопросов, я отвечаю не за конкретный бизнес, а за корпоративное развитие, состыковку различных функциональных направлений в рамках группы. В процессе выработки общего мнения приходится искать компромиссы. Женщине это сделать проще. Я не стесняюсь посоветоваться, если чего-то не знаю или сомневаюсь в правильности решения. Мужчинам этот шаг дается с трудом, поскольку за ним мерещится проявление слабости.

– А слезы в ход пускаете?

– Краткосрочная тактика! Локальной цели добьешься, а уважение потеряешь. Однажды, правда, не сдержалась. На розничном IPO согласовывала маркетинговые материалы с пятью группами юристов – наших и иностранных. Все происходило 8 марта, праздник – не праздник, значения не имело. Процесс шел трудно, закончили за полночь, вроде договорились. А утром 9-го юрист, накануне не присутствовавший на обсуждении, сказал, что не подпишет бумаги, так как не согласен с некоторыми концептуальными вещами. Я принялась убеждать заново, а потом сорвалась и разрыдалась. Видимо, сказались недосып и напряжение. Бедняга от неожиданности испугался и... завизировал документы. Мы теперь с ним очень дружим, но больше не позволяла себе подобного. Плохой метод...

– Как вы вообще попали в финансисты, Екатерина? С дипломом-то филфака Нижегородского университета?

– Если честно, выбор был для многих странный, хотя филологическое образование пригодилось мне в жизни. Я с золотой медалью окончила физико-математический лицей в Нижнем Новгороде, была неоднократным победителем олимпиад, и никто не сомневался, что пойду в науку. Да и родословная к тому располагала. Мой дедушка – известный физик, был членом-корреспондентом еще АН СССР, папа занимался разработкой приборов для космической медицины, он доктор физико-математических наук и кандидат биологических. Бабушка преподавала физику в школе, а потом стала профессором педагогики. Мама долго работала журналистом, была собкором программы «Вести», позже тоже защитила диссертацию и занялась обучением региональных тележурналистов. Словом, мой филфак удивил всех, многие откровенно крутили пальцем у виска, но жизнь доказала: все, что ни делается, к лучшему.
В бизнесе важны коммуникации – письменные и устные. Часто результат труда – некий документ, где надо емко и четко описать позицию, сделать выводы. Базовое образование помогает мне правильно формулировать, внятно излагать. Убеждена, что писать умею хорошо. Кстати, не терплю ошибок в текстах – ни орфографических, ни пунктуационных. Для меня это показатель общей культуры человека. Подчиненные знают мою особенность...

– Но вы не договорили про университет.

– Продолжаю. Отучившись два курса на филфаке, я победила в студенческом конкурсе и по обмену уехала в США. В девятнадцать лет из закрытого Нижнего угодила в свободный и космополитичный Нью-Йорк! Через год вернулась домой другим человеком. Это касалось всех сторон жизни. Скажем, деньги на питание студентам выдавали в виде пластиковых карточек, которыми можно было расплачиваться исключительно в местном кафетерии. Их хватало на два визита в день, а есть хотелось три раза. Как минимум. Вот мы с ребятами из бывшего СССР и скооперировались, решив покупать в том же кафетерии сырые продукты. Они стоили гораздо дешевле готовых блюд. Кашеварили сами. Главным образом у плиты стояла я. Не заставлять же мальчишек! Помню, как на запах борща и тушеного мяса со всех концов кампуса стекались американцы... Словом, веселое было время. Та поездка многое предопределила. Не будь ее, может, не отважилась бы на второй вояж за океан для учебы в университете Эмори в Атланте, входящем в двадцатку ведущих бизнес-школ мира. Правда, тогда мне уже исполнилось 27 лет. До того успела с отличием окончить филфак, выйти замуж, родить двух дочек, поработать в отделе маркетинга нижегородского Банка, поучаствовать в создании первой в России частной школы телевизионного мастерства. Задача, кстати, была интересная – строительство бизнеса с нуля. Причем я отвечала почти за все – от формирования бизнес-плана проекта до составления учебной программы, поиска преподавателей и отбора студентов. Потрясающее ощущение, когда проект превращается в реальность, ты своими руками создаешь прибыльный бизнес и понимаешь, откуда берется твоя зарплата! Эта школа по-прежнему работает, являясь одним из лидеров в России...
Словом, в какой-то момент я почувствовала, что увлеклась менеджментом. Пошла на курсы, которые проводил в нашем городе специалист из Голландии, съездила на стажировку в Амстердам, запустила крупный проект с Медиаакадемией Нидерландов – посмотреть на его результаты в Нижний Новгород в ходе государственного визита в Россию приезжали даже королева Беатрикс и принц Вильям. Это было феноменально! Я вошла во вкус, поняла, что краткосрочных курсов мало, и стала думать, где бы получить специальные знания. И тут на глаза попалась газетная статья с рассказом о конкурсе, дающем шанс поехать в Америку по программе МВА. На постсоветское пространство выделялось четырнадцать стипендий, и одну из них получила я!

– В этот раз на еде экономить не пришлось?

– Ситуация была еще сложнее. Американцы оплачивали обучение и прожиточный минимум, но я-то планировала ехать всей семьей, поскольку не могла даже подумать о том, чтобы на два года расстаться с мужем и дочками. Сначала Тимофей, супруг, отказывался сниматься с места, ломать налаженный и привычный уклад, говорил: «Ну куда ты рвешься, у нас же все прекрасно!» Убедить было непросто, ведь мужу пришлось бы помимо прочего бросить любимую работу, а он к тому времени стал лауреатом ТЭФИ как телеоператор лучшей программы для детей. Но мы с Тимой тысячу лет вместе, с первого класса ходили в одну школу, любим и очень чувствуем друг друга. Это мое главное везение в жизни! В итоге после долгих дискуссий Тима меня поддержал. Дело оставалось за малым: отыскать деньги для жизни семьей в Штатах. Крупных заначек у нас не водилось. Единственный материальный ресурс – трехкомнатная квартира в Нижнем. На семейном совете постановили: деваться некуда, будем продавать. Я обрисовала ситуацию маме и спросила: «Если в Америке ничего не получится, ты же нас не выгонишь?» Она лишь вздохнула. За «трешку» нам заплатили двадцать шесть тысяч долларов. Взяли вырученную сумму и поехали. Да, рисковали сильно, авантюрный эксперимент вполне мог закончиться фиаско, но я очень старалась, училась чуть ли не круглосуточно, и все сложилось удачно. Тима взял на себя дом, занимался детьми, помогал мне. Девочки ходили в американскую школу и выучили английский. В Атланте мы провели два счастливых года, о которых всегда вспоминаем с удовольствием...
В 2003-м я вернулась в Россию, имея приглашение от компании «МакКинзи». Сначала был проект в Череповце, потом на год уехала в Норильск. После окончания командировки попросила дать задание в Москве, чтобы быть ближе к семье. Уже заработала право что-то просить! По заказу ВТБ готовила стратегию развития розничного бизнеса. Завершила работу и... получила предложение возглавить в ранге вице-президента важное управление Банка. Согласилась не сразу, девять месяцев думала.

– Цену набивали?

– Вы о деньгах? Никогда не считала это решающим аргументом в выборе. На первом месте для меня – непосредственный начальник и команда, в которую предстоит влиться, на втором – будущие проекты и только на третьем – материальный аспект. Может, это женская логика, но всегда поступаю именно так. Мы столько времени и сил отдаем работе, что неправильно находиться рядом с людьми, которые не вызывают человеческой симпатии. Консалтинг был мне очень интересен, работая в «МакКинзи», я почти физически ощущала, как «мозги шевелятся». Это отличная компания, прекрасная школа! Потому и думала так долго. Но проведя там два с половиной года, я поняла, что хочу быть ближе к жизни. Пашешь по четырнадцать часов в сутки, порой неделями не видишь семью, а что получится в итоге, не знаешь. Клиент может поставить красивую презентацию на полку и забыть о ней, не воспользоваться ни разу. Ты часто не в силах повлиять на ситуацию. Рекомендовать – это одно, внедрять на практике – совсем другое. Вот я и решила заняться «другим». Интересно пройти с проектом дистанцию от старта и оценить конечный результат.
Взгляните, как за четыре года в ВТБ 24 поставили розницу. Ведь совсем недавно в ВТБ были только депозиты и программы по ипотеке и малому бизнесу. А сейчас без этого Банка не представить ни группу ВТБ, ни финансовый сектор России. Ни в коем случае не говорю, будто это моя заслуга! Но и я тоже приложила руку, чтобы проект реализовался успешно. Поскольку в группе за мной не закреплена конкретная бизнес-линейка, я остаюсь, по сути, внутренним консультантом. Мне нравится заниматься стратегией и корпоративным развитием, вырабатывая решение и давая рекомендации по стратегическим вопросам. Построение системы – это очень интересно! Каждый день возникают новые обстоятельства, которые надо учитывать. Но в процессе поиска компромисса важно не заболтать идею. Как в шутке про арабского скакуна, который превратился в верблюда в ходе бесконечных согласований...

– Программа развития ВТБ в 2010–2013 годах лежала на вас, Екатерина?

– Собственно, я приходила в Банк на разработку стратегии. Правда, период тогда был иной: 2007–2010 годы. Плюс розничное IPO, система управления группой, присоединение «ВТБ Северо-Запад», другие проекты... Но стратегию – и на 2007–2010 годы, и на 2010–2013 й – делала вся команда. Иначе и быть не должно!

– И что вашей «дрим тим» предстоит в ближайшем будущем?

– Если вкратце, раньше мы развивались вширь, а теперь пойдем вглубь, сменив ковровые бомбардировки на точечные удары по ключевым объектам. На каком-то этапе было важно агрессивно расти и диверсифицировать бизнес. ВТБ хотел стать сильным, лидирующим игроком во всех сегментах российского банковского рынка – и добился своего. Еще лет пять – семь назад особняком стоял Сбербанк, остальные группировались в отдалении: «Сбербанк и прочие». Сегодня есть Сбербанк, ВТБ – и прочие. Нам удалось построить платформу, теперь надо думать не столько о расширении бизнеса, сколько о его эффективности.

– А лично вы как расти собираетесь, Екатерина?

– Поверите ли, никогда не думаю о собственной карьере, что называется, вдолгую. Выбираю то, что интересно. Может, поэтому в итоге все и складывается удачно. Если заглянуть лет на пятнадцать вперед, хотела бы преподавать в хорошей бизнес-школе. У меня точно получится! Я в Америке была ассистентом у четырех профессоров, вела практические занятия. Любой человек проживает в профессиональном смысле несколько жизней. Так и со мной: одна история была до Эмори, вторая началась после. Собственно, она продолжается по сей день. Вполне возможно, впереди меня ждет новый поворот судьбы. Но не сейчас – еще столько хочется сделать в ВТБ!


Андрей Ванденко, 

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....