Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Александр Ястриб: «Партнеры ценят нашу оперативность»

 
26.07.2010

член правления ОАО Банк ВТБ Ястриб Александр Григорьевич
Механизм государственных гарантий, забуксовавший было вначале, в итоге стал одной из самых эффективных антикризисных мер правительства. Общий объем кредитов под госгарантии в 2009 году достиг 146 млрд рублей. О том, как происходила «обкатка» процедуры кредитования в ВТБ, а также о результатах участия Банка в этой программе рассказал член правления ВТБ Александр Ястриб в интервью «Энергии успеха».

– Александр Григорьевич, что представляет собой механизм государственных гарантий? Для чего он был введен?

Во время кризиса российский реальный сектор начал испытывать трудности с получением кредитов. Ликвидность на рынке резко сократилась, у предприятий обесценились активы, а банки стали требовать, чтобы под все займы было предоставлено обеспечение – недвижимость, оборудование и т.д. Возникла парадоксальная ситуация: предприятиям просто нечего было передать в залог, поскольку часть активов многих компаний и так уже была заложена, а оставшиеся оценивались недорого. 
И тогда государство предложило решение: недостающую часть залога покрыть с помощью механизма госгарантий. Другими словами, если предприятие хотело взять кредит, но не обладало активами достаточной стоимости, оно могло получить государственные гарантии, компенсирующие Банку часть залога. 
В итоге правительство разработало два постановления: № 103 – для системообразующих предприятий (к их числу относятся почти все крупные российские компании, такие как «Транснефть», РЖД, «Совкомфлот», «Аэрофлот – Российские авиалинии» и другие) и № 104 – для стратегических предприятий (сюда входят предприятия, которые обеспечивают обороноспособность страны). Размер покрытия гарантиями по кредитам для первой группы компаний достигал 50% фактически предоставляемой суммы кредита, второй – 70%.
В целом же механизм госгарантий был одобрен на совещании в правительстве в ноябре 2008 года. Тогда и началась основная работа банков в этом направлении. Так, ВТБ вступил в продолжавшуюся почти все первое полугодие 2009 года дискуссию с Минфином по поводу правил использования предложенного механизма, чтобы максимально облегчить процесс предоставления таких кредитов. Ведь помимо отсутствия залогов предприятия столкнулись и с другой проблемой: выручка по итогам 2008 года сократилась, финансовые результаты стали негативными. Между тем при кредитовании под госгарантии предъявлялись серьезные требования к финансовому положению компаний.

– Насколько эффективным является этот механизм? Стало ли с его запуском кредитование компаний реального сектора более массовым?
 
Перед государством не стояло задачи сделать кредитование предприятий более массовым и восстановить кредитование по всей стране. Основной целью введения механизма госгарантий являлась выдача кредитов важнейшим для страны предприятиям, оказавшимся в период кризиса в тяжелой финансовой ситуации и столкнувшимся с необходимостью реструктурировать задолженность перед банками. 
К тому же гарантии стали далеко не единственной мерой господдержки компаний. Например, предприятия получили взносы в уставные капиталы со стороны государства, субсидирование процентных ставок, защитные меры таможенно-тарифной политики и т.п. Все это в комплексе способствовало восстановлению кредитования в России и стабилизации экономической ситуации.

– А сколько времени в среднем занимает процедура получения кредита под госгарантии? 

Механизм здесь следующий. Сначала специально созданные межведомственные комиссии принимают решение, целесообразно ли оказывать конкретному предприятию господдержку. При этом учитывается мнение профильного минис терства и банка-кредитора, осуществляющего оценку финансового состояния заемщика. Затем готовится протокол этого решения. Далее Банк заключает с предприятием кредитный договор, который отправляет в Минфин. А Минфин на основании предоставленных документов принимает решение о выдаче госгарантий. 
В первой половине 2009 года вся эта процедура была довольно долгой, и за тот период времени не было выдано ни одной госгарантии. Дело сдвинулось с мертвой точки после того, как вопрос о невыдаче гарантий был поставлен на уровне аппарата правительства. Тогда правительство дало жесткие поручения, 30 июня 2009 года были внесены существенные изменения в постановления № 103 и 104, и сделки по первым компаниям у нас были оформлены в течение тридцати дней.

– С чем связан тот факт, что львиная доля кредитов под государственные гарантии в настоящее время выдается госбанками? 

В первую очередь с тем, что в 2009 году коммерческим банкам было объективно тяжело выдавать кредиты: у них самих были проблемы с ликвидностью. 
А это как раз связано с сокращением объемов кредитования. К тому же механизм госгарантий, где сроки кредитования достигают пяти лет, требует очень активной работы не только внутри банка, но и с Минфином, и с Внешэкономбанком. Наверное, не каждый коммерческий банк мог позволить себе комплексно организовать такую масштабную работу. Поэтому на ранних стадиях в этом процессе начали активно участвовать лишь госбанки: Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ. А значит, именно они в дальнейшем получили конкурентное преимущество.

– Как вы оцениваете роль ВТБ в механизме кредитования под госгарантии? 

Как одну из ключевых. Мы очень активно работали над самим механизмом, и большая часть наших предложений была учтена правительством, что, в свою очередь, способствовало сокращению сроков выдачи кредитов. В результате мы наравне со Сбербанком получили основной объем госгарантий. ВТБ принял под эти гарантии риски на сумму более 132 млрд руб., причем мы были первым банком, выдавшим кредиты под госгарантии. 
Одна из самых первых сделок по выдаче кредита под госгарантию прошла в течение одного дня. Заемщиком выступал крупный производитель угля – «Белон». Мы заранее получили положительные решения всех необходимых инстанций, дал одобрение Внешэкономбанк, проверил документы Минфин. Мы закрыли сделку в рекордные для всех участников процесса сроки.

– Как происходило взаимодействие между Банком и клиентами? 

Не все шло гладко. Много проблем возникало при оформлении документов в региональных филиалах. Например, и Минфин, и ВЭБ должны знать, имеет ли право наш сотрудник подписывать кредитное соглашение. А мы нередко кредитовали клиентов еще до получения госгарантий, а потом уже рефинансировали этот кредит. За это время ответственный сотрудник мог уже поменять место работы – а мы должны были разыскать его, предоставить образец его подписи в ВЭБ. Вот такие, на первый взгляд незначительные, факторы в реальности останавливали процесс выдачи госгарантий. 
Еще пример. Из-за разницы во времени документы часто приходилось подписывать в неурочный час. Например, у клиентов ночь, а в Москве все еще работают, и бумаги необходимо срочно передавать в следующую инстанцию. Наши сотрудники и представители клиентов с пониманием относились к таким моментам. Если было необходимо, то работали до утра. Сотрудники «Белона» проявили настоящую самоотверженность: прилетели из Новосибирска для подписания договора с Минфином и ВТБ. При этом главному бухгалтеру предприятия в тот момент по состоянию здоровья вообще нельзя было лететь на самолете… Но все сработали очень четко, и уже ночью договор о предоставлении государственных гарантий был подписан.
В общем, приходилось вести много организационной работы, похожей на диспетчерскую. И такая работа позволила доказать, что ВТБ – не просто госбанк, обслуживающий клиентов, а партнер, готовый действовать нетривиально. И клиенты оценили нашу работу. Например, в «Уральских авиалиниях» не скрывают, что для них факт быстрого предоставления госгарантий стал решающим при выборе банка. До этого компания пользовалась услугами других кредитных организаций. Так что наша оперативность позволила привлечь в Банк нового крупного клиента. На совещаниях в правительстве отмечали высокий уровень нашей работы и ВТБ неоднократно приводили в пример другим банкам.

– Если сравнить процедуру выдачи первых кредитов и самых последних, стала ли она проще после «обкатки»?

Требования к документам остались прежними, а сама процедура – довольно сложной. Что действительно изменилось? 
Не стало напряженности, царившей на протяжении всего 2009 года. Ведь все основные объемы по госгарантиям были выполнены еще в прошлом году. 
Для наших клиентов существенно упростило ситуацию то, что ВТБ в отличие от других банков уже на первом этапе сформировал группу квалифицированных специалистов, контролирующих взаимоотношения между клиентом, нами, Внешэкономбанком и Минфином. На любой стадии процесса мы знали, где находятся документы, по каким из них есть вопросы, каких документов не хватает. И работали на опережение: не дожидаясь получения официальных запросов от Минфина и ВЭБа, сообщали клиенту, какие недоработки необходимо устранить. 
К нам даже неоднократно обращались за советом предприятия, планирующие получить кредиты под госгарантии в других банках.

– Сколько клиентов уже получили кредиты ВТБ под госгарантии? Насколько в результате прихода этих клиентов увеличился кредитный портфель Банка? 

На сегодняшний день кредиты под госгарантии получили 29 клиентов ВТБ. Это предприятия ОПК, черной металлургии, автомобильной промышленности, сельского хозяйства, энергетики, сферы авиаперевозок. Среди них – группа «Соллерс», «КамАЗ», Михайловский ГОК, «Уралвагонзавод», Группа ТМК и другие. 
Насколько в результате увеличился кредитный портфель ВТБ, сказать сложно. Помимо кредитов под госгарантии мы выдавали еще и обычные кредиты. Кроме того, часть клиентов ранее уже сотрудничала с Банком.

– Были ли в практике работы ВТБ по госгарантиям уникальные сделки, требовавшие, к примеру, особенно сложного согласования?

Все сделки с участием госгарантий в своем роде уникальны, а работа по таким кредитам организована индивидуально. Взять, например, сделку с «КамАЗом». Мы сотрудничаем уже много лет, и с точки зрения Банка с ним было проще работать по госгарантиям. Кроме того, квалифицированный менеджмент и финансовый персонал «КамАЗа» избавили нас от необходимости объяснять, как подготовить документы на межведомственную комиссию 
и в Минфин, – они сами все сделали очень быстро и грамотно. И самое главное, кредитный риск предприятия нам тоже был понятен, поэтому банку фактически оставалось только правильно организовать работу. Более того, во многих случаях «КамАЗ» сам брал на себя часть работы: помогал развозить документы, подписывать протоколы и оказывал максимальную поддержку всему процессу в целом. 
И мы, в свою очередь, старались подходить к нашим клиентам максимально гибко. Часто предлагали более удобную схему финансирования и делали все возможное, чтобы клиент мог получить госгарантии. Например, в случае с «Уралвагонзаводом» ВТБ предоставил предприятию «каникулы» по уплате процентов, выдал дополнительные средства, а затем перевел долги компании под госгарантии.

– Были случаи, когда ВТБ отказывал клиентам в выдаче кредитов под госгарантии?

Да, были. К нам обращалось довольно много компаний, но некоторым после тщательной проверки мы отказывали. Следует помнить, что основная суть госгарантий – это компенсация залога, а не потенциальных потерь Банка. 
Иногда компании и сами отказывались от участия в механизме, после того как им предлагали собрать пакет необходимых документов, подготовить программу (которая обещала бы не только улучшение финансового состояния, но и сохранение числа сотрудников на предприятии), отказаться от бонусов высшему менеджменту и выполнить ряд других требований. Многие к этому просто не были готовы.

– Насколько своевременно производят выплаты заемщики, получившие кредиты по госгарантиям? Были случаи, когда в компаниях возникали финансовые сложности? 

Финансовые сложности в той или иной степени испытывали все заемщики, тем не менее просрочки по кредитам у нас нет. Все клиенты платят вовремя. Это свидетельствует о том, что механизм госгарантий был изначально хорошо выстроен и на самом первом этапе отсекал недобросовестных заемщиков. Например, в каждом из отраслевых ведомств создавались свои рабочие группы, которые еще до вынесения вопроса на комиссию по госгарантиям сами рассматривали бизнес-планы предприятий. 
Сейчас государство тоже очень тщательно контролирует предприятия, получившие госгарантии. Минпромторг, например, ежеквартально заслушивает отчеты стратегических предприятий о выполнении обязательств по кредитным соглашениям.

– Что из вашего опыта пригодилось вам для решения проблем с госгарантиями? 

В первую очередь понимание того, что нет ничего невозможного, если слаженно действует вся команда.

– А какие задачи по участию в механизме кредитования под госгарантии стоят перед Банком сейчас?

В этом году комиссии уже не принимают новых решений, сейчас оформляются гарантии по вынесенным ранее решениям. Поэтому основная задача Банка на этом этапе – оформить оставшиеся гарантии и выдать заемщикам кредиты, а также продолжить мониторить качество исполнения клиентами своих обязательств. С этими заемщиками мы в дальнейшем постараемся расширить сотрудничество, предоставляя им дополнительные кредиты и другие банковские услуги, поскольку теперь мы хорошо представляем себе их финансовое положение. 
В целом сейчас мы гораздо больше внимания уделяем разработке другого механизма господдержки – предоставления госгарантий под реализацию инвестиционных проектов. Соответствующее постановление в настоящее время готовится в правительстве.
Смысл этого шага в следующем: для реализации инвестиционных проектов предприятия смогут получить госгарантии по облигациям, размещаемым для привлечения финансирования, либо под банковский кредит. Мера очень важная, поскольку сейчас сложно запустить проектное финансирование, особенно это касается инфраструктурных проектов. Хотя острая фаза кризиса миновала, инвесторы по-прежнему очень аккуратно просчитывают риски предприятий, тщательно оценивая потенциальные объемы дополнительных средств для расчетов по инвестиционным проектам. Это уже совершенно другая история, отличная от той, когда мы финансировали текущую деятельность компаний. В данном случае на момент принятия решения Банком у клиента еще нет источников погашения кредитов, зато есть много рыночных и технологических рисков, связанных с реализацией проектов, а также рисков увеличения бюджета последних. Поэтому, запуская механизмы финансирования инвестпроектов, необходимо создавать механизм господдержки наиболее важных для государства объектов финансирования. И тогда уже инвесторы, а не государство, начнут вкладывать средства в эти проекты. 
ВТБ намерен принимать самое активное участие в этом процессе. С одной стороны, у Банка уже есть отработанные процедуры взаимодействия с Минфином и ВЭБом, с другой – к нам относятся как к учреждению с квалифицированными сотрудниками, высокими стандартами качества работы и репутацией надежного Банка. В работе с механизмом гарантий по инвестпроектам это, безусловно, откроет перед нами дополнительные возможности и даст свои результаты.

Наталья Гайдаш

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....