Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Валерий Лукьяненко: «Сейчас у нас нет ни одного зависшего платежа»

 
14.03.2016

© Пресс-служба Банк ВТБ (ПАО)

В 2014 г. российская оборонная промышленность столкнулась с западными санкциями, которые едва не остановили расчеты с зарубежными партнерами отрасли. А в прошлом году — с новым законом, который до предела ужесточил правила расходования бюджетных средств, выделенных на закупку вооружений. Согласно этому закону предприятие-производитель под каждый контракт должно открывать отдельный спецсчет, отчитываться о его состоянии ежесуточно и не тратить деньги ни на что, кроме того, что непосредственно необходимо для исполнения контракта. Многие директора оборонных заводов считают, что это парализует и внутренние расчеты оборонной промышленности.

Банк ВТБ — крупнейший кредитор российской оборонки с кредитным портфелем в несколько сотен миллиардов рублей — и сам попал под санкции и столкнулся с тройным вызовом. Куратор оборонного сектора в ВТБ, член правления банка Валерий Лукьяненко рассказывает, как банку в этой нервной атмосфере удалось нормализовать зависшие расчеты «Рособоронэкспорта» и объяснить своим клиентам, как продолжать внешние расчеты, не нарушая санкций, и внутренние — соблюдая новый закон. Для работы по этому закону ВТБ пришлось нанять больше сотни новых сотрудников — и паралича исполнения гособоронзаказа не будет, уверяет Лукьяненко. Санкции и кризис только поспособствуют росту компетенции менеджеров российской оборонной промышленности, уровень которых за последние годы стал гораздо выше, чем раньше.

 С прошлого года заработали поправки в закон о гособоронзаказе, которыми предприятиям предписано вести отдельный учет операций с бюджетными средствами по гособоронзаказу, открывать для них спецсчета. Это вызвало массовые опасения в отрасли, что новый порядок блокирует расчеты между производителями и поставщиками комплектующих и приведет к полному коллапсу финансирования гособоронзаказа уже этим летом. Что ВТБ, как один из уполномоченных банков по открытию таких счетов, наблюдает на практике?

— Изменения в закон 275-ФЗ о гособоронзаказе (оформленные законом 159-ФЗ) вступили в силу с 1 июля 2015 г. Эти изменения касаются банковского сопровождения операций со средствами гособоронзаказа и действуют с 1 сентября прошлого года. Банк ВТБ полностью выполняет требования этого закона и является одним из девяти уполномоченных банков по открытию спецсчетов. Сказать, что эти изменения стали для промышленности неожиданными, нельзя. Департамент оборонной промышленности правительства РФ во главе с Николаем Архиповым, Центробанк, Министерство обороны активно участвовали в подготовке предприятий к выполнению этого закона. Более 10 встреч было проведено только в рамках рабочей комиссии Минобороны во главе с замминистра Татьяной Шевцовой. Также банк выступал со своими предложениями в профильных комитетах Государственной думы и Совета Федерации.

Поскольку закон кардинально меняет использование бюджетных средств оборонными предприятиями, нами тоже было проведено много работы. Целевая задача изменений обусловлена тем, что в нынешней непростой экономической ситуации контроль за расходованием бюджетных средств приобретает особенно важное значение и каждый рубль должен принести отдачу. Эти требования полностью оправданны. Ни для кого не секрет, что, к сожалению, воровство на отдельных предприятиях есть. А новые требования дисциплинируют не только промышленность, но и банки. Вот недавний пример: один из наших крупных клиентов обратился с просьбой открыть спецсчета для выполнения гособоронзаказа для двух своих предприятий. Начинаем проверять — и наша служба безопасности устанавливает, что эти предприятия не находятся по указанным адресам. А автор обращения говорит, что не помнит, подписывал ли его. Есть и обращения открыть такие счета для ООО, руководители которых имеют непогашенную судимость. К сожалению, таких примеров немало.

— Готовы ли предприятия к работе по новым правилам?

— Несмотря на большую подготовительную работу, проведенную заблаговременно, все же потребовались дополнительные разъяснительные мероприятия, поскольку поначалу предприятия оказались не полностью готовы к новым требованиям закона 275-ФЗ. Только наш банк провел свыше 50 семинаров, разъясняя порой весьма сложные вопросы. Взять, например, одного из наших стратегических партнеров, холдинг «Высокоточные комплексы», где мы проводили совещание в конце 2015 г. Это предприятие-экспортер, на которое наложили санкции США и страны Европы. Как известно, наш банк тоже находится под санкциями, и одновременно вступил в силу закон 159-ФЗ. И нам надо было разъяснить, как работать в таких условиях.

Чтобы выполнить требования 159-ФЗ, в банке было создано новое подразделение — служба банковского сопровождения для проведения и мониторинга операций гособоронзаказа. Для этого мы дополнительно приняли на работу 103 человека. Мы также провели обучение сотрудников в операционных офисах и филиальной сети банка — в Нижнем Новгороде, Воронеже и других городах.

Была разработана специальная форма договора под гособоронзаказ, включая оферту, проведена вместе со службой IT доработка платформы для работы с гособоронзаказом. Для этого мы привязали весь пакет документов к платежному поручению клиента, что сделало работу клиентов более удобной. На сайте банка был создан отдельный раздел по сопровождению операций по гособоронзаказу.

В целом наши клиенты проводят сейчас расчеты своевременно, а мы продолжаем им помогать — выезжаем на предприятия, даем консультации в ходе телеконференций и онлайн. Сейчас в банке зарезервировано и открыто более 33 000 счетов. Мы полагаем, что объемы по резервированию и открытию счетов будут возрастать, поскольку закон заставляет головных исполнителей и кооперацию работать в единой связке. В нашей промышленности есть головные исполнители, у которых, например, более 11 000 поставщиков. Понимая, как много таким предприятиям предстоит работы, мы предложили для них упрощенный порядок резервирования и открытия счетов в течение одного рабочего дня. Мы также обнулили тарифы в системе дистанционного банковского обслуживания для работы с гособоронзаказом и убрали комиссию за открытие таких счетов.

— То есть коллапса не ожидается?

— О коллапсе речь вообще не идет. То, что делает Минобороны, мы поддерживаем, поскольку дополнительный контроль необходим. Какой был порядок раньше? Если в течение нескольких лет предприятие создавало крупное изделие, то часть поступивших средств тратилась на его постройку, остальное — на другие оперативные нужды компании, которых всегда много, а потраченное замещалось из будущих платежей. Сейчас эта практика заканчивается, и для банков это весьма комфортно.
На первом этапе ситуация вызывала беспокойство, особенно у наших крупных партнеров — взять, например, «Ростех», где более 600 предприятий. Но, надо сказать, в «Ростехе» работает профессиональная команда, там сильный финансовый менеджмент, а мы взаимодействуем с предприятиями холдинга уже более 14 лет и хорошо их знаем. По этим причинам именно на базе сотрудничества с «Ростехом» мы с успехом отработали взаимодействие по новым правилам работы с гособоронзаказом.

— Есть ли уже необходимость в поправках к этому закону и если да, то каких?

— Мы считаем, что закон, безусловно, правильный, но отдельные положения могут быть доработаны с учетом практического применения. Например, целесообразно сделать так, чтобы отчетность по движению средств на спецсчетах сдавалась не ежесуточно, а еженедельно, — и это предложение находит понимание у регулятора, Министерства обороны и Росфинмониторинга. Кроме того, в ответ на запрос комитета по обороне Совета Федерации мы предложили убрать требование открывать счет под каждый госконтракт и разрешить платить с одного счета по разным госконтрактам с указанием необходимого идентификатора госконтракта непосредственно в платеже. Это позволит значительно снизить количество открываемых счетов и, соответственно, затраты.

— Министерство обороны изменило также подходы к авансированию, отказавшись от крупных авансов в начале года. Как это сказывается на финансовом состоянии ваших клиентов или на банке?

— Минобороны в настоящее время своевременно авансирует предприятия в объемах, позволяющих им в начале года проводить закупку материалов. До 2016 г. авансы выдавались в объеме 80%. Сейчас Министерство обороны заявило, что переходит на квартальный график финансирования, и, по нашей оценке, объем авансов, выдаваемых предприятиям-исполнителям в I квартале этого года, сократится с 80 до 40%. Но это не значит, что госзаказ невозможно будет выполнить, — для большинства изделий этого будет достаточно, чтобы закупить необходимые комплектующие. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы предприятия своевременно выполняли свои обязательства.

— Есть ли в отрасли предприятия, серьезно пострадавшие в результате борьбы ЦБ с проблемными банками (где у них зависли деньги)? Привлекается ли ВТБ для помощи таким предприятиям?

— Предприятиям, которые находятся в отдаленных регионах, часто легче работать с местными банками. В этом есть и плюсы, и минусы. Руководителям проще договариваться на местах и не надо ехать в Москву, но при этом деньги дороже, а рисков больше. Примеры таких пострадавших из-за проблемных банков предприятий есть, и суммы иногда значительные. Я знаю, что Минобороны информирует департамент оборонной промышленности правительства о таких случаях и там такая статистика есть. Не хотелось бы называть эти предприятия, так как среди них есть весьма крупные и солидные, с которыми нам еще предстоит работать. Наша задача — подсказать им, чтобы впредь они таких ошибок не допускали. При этом мы поддерживаем действия Центробанка в отношении проблемных банков и считаем, что банковская система должна стать более упорядоченной.

— Правительство приняло решение отказаться от «кредитной схемы» выдачи госгарантий для кредитного финансирования гособоронзаказа и полностью перейти к авансированию. Как к этому адаптировался банк и его клиенты в отрасли? Выдавались ли госгарантии в прошлом году (в отчете правительства об антикризисных мерах говорится о таких гарантиях, преимущественно ОПК, примерно на 40 млрд руб., в том числе кредитуемому ВТБ НПО «Сатурн»)?

— Действительно, в 2015 г. механизм долгосрочного кредитования исполнения гособоронзаказа под госгарантии почти не использовался. При этом в период с 2011 по 2014 г. мы накопили положительный опыт работы по этому направлению — банк активно кредитовал предприятия, закрывая риски госгарантиями. К счастью, за все эти четыре года у ВТБ не было ни одной проблемной задолженности, связанной с оборонными предприятиями. И это с учетом того, что кредитный портфель по таким предприятиям в ВТБ очень значительный и составляет несколько сотен миллиардов рублей. В 2015 г. такая задолженность появилась — и в «Ведомостях» про нее писали — по строительству космодрома «Восточный». Компания получила кредит почти в 4 млрд руб. и пока долг нам не вернула. Мы неоднократно обсуждали эту ситуацию в Минобороны и надеемся, что деньги, которые выделены на строительство столь важного объекта, будут банку возвращены.

Но несмотря на почти полное прекращение кредитования под госгарантии на рынке и тот факт, что 2015 год был сложным для всей нашей экономики, финансовые результаты по этому направлению за прошлый год были одними из самых лучших в ВТБ за последние 10 лет. В условиях санкций, при сокращении внешнего финансирования чистый процентный и комиссионный доходы значительно выросли. Нам удалось этого достичь за счет расширения целей и взаимодействия с клиентами. Например, мы открыли кредитную линию на сумму 3 млрд руб. компании «Русполимет» сроком на восемь лет под госгарантию. Эта компания планирует производство высоколегированных сталей и сплавов для авиационной и автомобильной промышленности. С АО «НПК «Техмаш» подписано кредитное соглашение на сумму более 0,5 млрд руб. для финансирования дочерних обществ предприятия для реализации инвестиционных проектов по техперевооружению и реконструкции.

 Можете ли вы назвать какие-либо общие финансовые показатели по работе с клиентами ОПК? Каков общий объем кредитов по вашему направлению, средняя процентная ставка, сроки кредитов?

— Могу сказать, что в банке за последние пять лет объем кредитов предприятиям промышленности, в том числе выпускающим продукцию двойного назначения, вырос в разы. Более подробную информацию мы не раскрываем, так как она является банковской и коммерческой тайной. На рынке мы себя чувствуем уверенно, и в целом доля ВТБ в сфере кредитования промышленности, в том числе по производству продукции двойного назначения, сейчас составляет более 20%. Средневзвешенная ставка по кредитам предприятиям двойного назначения с 2011 г. составляет 10,67%, по программе гособоронзаказа — 9,47%. Средний срок кредитов — от одного до трех лет. Хочу отметить, что доля проблемных кредитов в банке по предприятиям двойного назначения примерно в 10 раз ниже, чем в среднем по рынку.

— Были ли у вас валютные кредиты ОПК и аэрокосмической промышленности, если да, то как обстоит дело с их обслуживанием, проводится ли их конвертация в рубли?

— Проблем с валютной задолженностью у предприятий ОПК и аэрокосмической отрасли, как правило, нет — среди них значительное число экспортеров, получающих валютную выручку. Так что текущая волатильность на валютном рынке не сказалась на нашем портфеле. У самого банка сейчас хорошая валютная ликвидность. При этом мы готовы предоставлять кредиты нашим клиентам в любых валютах, в которых они заключают контракты, кроме санкционных (доллар, евро и валюты других стран, объявивших санкции против российских предприятий и банков. — «Ведомости»).

— Но могли быть валютные кредиты, скажем, на закупку импортного оборудования, такие предприятия не обращались с просьбой о конвертации в рубли?

— Несколько незначительных обращений такого рода были, и мы шли навстречу, когда видели риски неисполнения обязательств, но массовым явлением это не было.

— Как сказались санкции против предприятий отрасли и банка на расчетах с иностранными контрагентами предприятий ВПК? Действительно ли была остановка расчетов в 2014 г., решена ли проблема сейчас? Устанавливает ли банк прямые корреспондентские отношения с банками стран — партнеров России по ВТС, минуя расчеты в долларах и евро?

— Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин в своих выступлениях неоднократно говорил о том, что банковское сообщество не поддерживает случаи, когда политические решения влияют на экономику. Те же США больше нуждаются в кооперации с российскими предприятиями, чем выигрывают от их изоляции. Показательным в этой связи является заключенный в декабре 2015 г. контракт Пентагона на закупку российских двигателей РД-180 для ракет-носителей Atlas.
Конечно, санкции доставляют нам много хлопот и работы. Действительно, их введение было неожиданностью для наших предприятий и создало сложности, но только на первом этапе. Мы, наверное, одни из первых финансовых институтов, кто начал системную разъяснительную работу о сути и принципах санкционных ограничений, и не только среди российских предприятий, но и за рубежом. Сначала у иностранных банков превалировало желание отказаться от любых операций с попавшими под санкции предприятиями, да и с нашим банком тоже. Но нам удалось достаточно оперативно показать те возможности, которые остаются у банков для работы с находящимися под санкциями клиентами, не нарушая их режима. И это при том, что у ВТБ более 2000 банков-корреспондентов в самых разных странах мира. Мы неоднократно решали вопросы по проведению задержанных иностранными банками крупных платежей «Рособоронэкспорта», которые не попадали под санкции и должны были быть проведены, но без нашего вмешательства были под угрозой полной блокировки. Сейчас у нас нет ни одного зависшего платежа, хотя такие ситуации еще встречаются у других банков. Так, недавно два исходящих платежа на несколько миллионов долларов были задержаны Bank of America и болгарским DSK Bank, но после разъяснений со стороны ВТБ они были проведены. В настоящее время скорость реагирования банка на задержки платежей такова, что они незаметны для клиентов.
Еще раз подчеркну, что мы полностью выполняем все требования законодательства тех стран, которые ввели санкции против отечественных предприятий и банка.

Из-за введения санкций группа ВТБ ищет новые рынки для работы с нашими клиентами. Так, сейчас приоритетом для группы являются Китай и Индия. В этих странах уже действуют полноценные филиалы ВТБ, а санкции дали дополнительный импульс для перезагрузки их бизнеса.

 Можете ли вы назвать приблизительную отраслевую структуру ваших клиентов в ВПК, кто там преобладает — авиапромышленность?

— Не без гордости могу сказать, что нет такого сектора промышленности, где бы мы не присутствовали. При этом в отраслевом отношении наш портфель сбалансирован.

— Какие предприятия отрасли, на ваш взгляд, наиболее соответствуют современным стандартам корпоративного управления? Встречал мнение, что такие предприятия единичны.

— Я с этим не соглашусь. За последние годы уровень корпоративного управления многократно повысился практически у всех предприятий отрасли. В целом сейчас оборонная промышленность сильно отличается по сравнению с постсоветским периодом. Хотя, конечно, встречаются и акционерные конфликты, бывают и проблемы с загруженностью компаний. В качестве примеров современного корпоративного управления привел бы холдинг «Оборонпром», коллегиальные органы которого всегда своевременно принимают решения по заключению сделок с банком.

У нас стажируются выпускники и российских (МГУ, МГИМО), и ведущих зарубежных (Оксфорд, Стэнфорд) университетов. Могу утверждать, что выпускники наших вузов своими ключевыми компетенциями не только не уступают, но и зачастую превосходят выпускников западных университетов. Вообще, в отрасли сейчас гораздо больше сильных управленцев, чем раньше, а кризис и санкции только способствуют совершенствованию их навыков и компетенций.

— Кредитует ли банк программы в области импортозамещения, можете ли назвать их?

— Импортозамещение — очень важная и актуальная тема для производителей продукции двойного назначения и для экономики нашей страны в целом. Правительство усиленно развивает это направление, большой вклад вносят и сами предприятия, но это процесс не одного-двух лет. Я полагаю, что реальные результаты в этой сфере мы увидим на горизонте трех лет. В качестве примера приведу один проект, который мы кредитуем. Наш клиент НПО «Сатурн» строит специальный стенд для испытаний морских газотурбинных установок, которые ранее закупались у украинского предприятия «Зоря» — «Машпроект». Проект сложный и масштабный, но работы идут в срок по жесткому графику. Недавно руководитель «Ростеха» Сергей Чемезов в телевизионном интервью заявлял, что завод корпорации под Петербургом в этом году закроет 30% потребностей в вертолетных двигателях, которые также импортировались с Украины. Думаю, через год можно будет говорить и о полном закрытии этого вопроса.

Алексей Никольский , Ведомости

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....