Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Михаил Задорнов: «Сырьевая экономика – это не плохое словосочетание»

 
18.02.2014

Михаил Задорнов: «Сырьевая экономика – это не плохое словосочетание».

В прошлом году стало очевидно, что произошла перебалансировка мирового роста и его центром становятся развитые страны. Капитал уходит с развивающихся рынков.

Эпоха роста цен на сырье закончилась и в обозримом будущем не повторится, говорит президент «ВТБ 24» Михаил Задорнов. Теперь, считает он, российским властям и бизнесу придется умерить рост своих расходов, а населению — замедлить рост потребления. При этом, по оценке Задорнова, минимум 5 млн россиян сейчас закредитовано.

О ситуации в банковском секторе, способности россиян выдержать долговую нагрузку и ситуации в глобальной экономике Михаил Задорнов рассказал «Ведомостям».

— Как вы оцениваете происходящее в глобальной экономике — это кажущееся восстановление или новый, неровный этап развития?

— Оценка происходящего в глобальной экономике не меняется с 2007—2008 гг., когда стало ясно, что большой цикл ее роста завершен и что ее перестройка, ликвидация всех дисбалансов, в том числе между США и Китаем, будет идти долго. С сентября 2007 г. прошло уже 6,5 года, но когда завершится этот процесс, до сих пор не ясно.

Мировая экономика в 2000-е гг. действительно росла достаточно быстро, в 2009—2012 гг. более чем наполовину этот рост обеспечивали страны БРИК. Рост вел к экстенсивному потреблению сырья, что было выгодно странам-экспортерам. И это первый урок для нас: как бы ни развивалась дальше мировая экономика, длительный сырьевой цикл завершен, и он скоро не повторится. Такого притока в страну валюты, такого спроса на сырье в обозримом будущем не будет.

Центр роста вновь переносится на развитые рынки. Конкретный пример — Россия. У нас в прошлом году темпы роста были ниже, чем в США, и неочевидно, что они будут выше в 2014 г. Это первая причина, почему уходит капитал. Вторая — сокращение Федеральной резервной системой США финансовой подпитки своей экономики, часть этого излишнего предложения денег возвращается обратно к своим источникам. Третья причина заключается в том, что, когда экономики замедляются, в них падает объем инвестиций. Компании уже не рассчитывают на такую же высокую отдачу, как прежде. Это касается не только России, но и других развивающихся стран, прежде всего Китая.

На фоне общего оттока капитала из развивающихся рынков и обесценения их валют рубль, возможно, и не в числе лидеров, но и не среди «отстающих». Макроэкономическая ситуация у нас лучше, чем у других: низкий госдолг, сбалансированный бюджет, лучше платежный баланс. Но есть и свои минусы: ниже, чем во многих сопоставимых странах, темп роста, меньше инвестиций, а институты, качество госуправления ниже среднего по emerging markets. Поэтому, пока мы не поправим собственную институциональную среду, инвесторы при выборе мест размещения своих активов будут относиться к нам хуже, чем к другим странам.

Пути поиска баланса

— Что надо менять в этой ситуации? И осознают ли власти, что нужно предпринимать?

— Это влечет несколько последствий. Мы не имеем возможности наращивать, как прежде, бюджетные расходы, мы должны быть осторожны в выборе новых проектов, должны выбрать четкие приоритеты по бюджетным расходам, мы больше не можем быстро наращивать уровень зарплат. Правительство должно проводить структурные реформы, реформировать институты. Мне кажется, что пока такого полного, четкого осознания нет. Однако оно постепенно приходит. Пример — еще недавно казавшееся невозможным решение о замораживании тарифов естественных монополий, оптимизация и сдерживание госрасходов, 2014-й будет третьим годом их сокращения относительно ВВП. Но пока это не политика, а скорее поиск компромиссов.

— Все это время, пока темпы России будут ниже мировых, рубль обречен на обесценение?

— Будет продолжаться отток капиталов с emerging markets — будет ослабляться и рубль. Но здесь нет какого-то общего правила для всех стран. Пока у нас еще остается положительным сальдо текущего счета, экспорт товаров достаточно серьезно превышает импорт. Но все заметнее растет дефицит по услугам — за счет туризма, все большего приобретения образовательных и медицинских услуг за рубежом. В 2012 г. положительное сальдо текущего счета было около 3,6–3,7% ВВП, по итогам 2013 г. — всего 1,6%. Отток капитала значительный. И расчеты показывали, что при сохранении обменного курса рубля на уровне начала года к середине года платежный баланс может выйти в ноль.

— Ослабление рубля окажет оздоравливающее влияние на экономику?

— На этот вопрос каждый отвечает в зависимости от своего положения в экономике. Экспортеры, разумеется, выигрывают, поскольку основную выручку получают в валюте, а расходы — в рублях. Выигрывают сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность, напрямую конкурирующие с импортом, который становится дороже в рублевых ценах. Однако люди, работающие в этих отраслях, являются также и потребителями. От обесценения рубля прежде всего страдает население, потому что у него сокращаются возможности потребления. А это, в свою очередь, негативно сказывается на всех отраслях, связанных со сферой потребления: продовольственном ритейле, финансовом секторе, телекоммуникационной отрасли, которая закупает в основном зарубежное оборудование. Плохо для всех отраслей, которые переоснащаются, так как импортное оборудование становится дороже.

— То есть для всей несырьевой экономики?

— Сырьевая экономика — это не плохое словосочетание. За последние годы благодаря высоким доходам она сумела переоснаститься и будет оставаться важной составной частью экономики России. Вопрос не в том, что мы должны искать ей альтернативу. Вопрос в поиске баланса и возможностей грамотно использовать доходы от экспорта сырья, что нам далеко не всегда удается.

Люди и деньги

— После остановки роста цен на нефть основным драйвером экономики остался потребительский спрос, но его рост замедляется из-за торможения роста зарплат и закредитованности населения: есть оценки, что весь прирост потребкредитования в 2013 г. шел не на увеличение потребления, а на выплату ранее взятых ссуд.

— Прирост розничного товарооборота — т. е. потребления — составил 4% в реальном выражении, это, на мой взгляд, очень высокие темпы. И это единственный фактор, который обеспечил 1,3–1,4% экономического роста в 2013 г. При таких темпах роста экономики рост потребления не может составлять 7–8%. Я думаю, что в 2014—2015 гг. он останется на уровне 3–4%.

Зарплаты продолжат расти, но это будет напрямую увязано с борьбой за повышение эффективности. Мы видим, что многие предприятия начинают сокращать численность сотрудников. У «ВТБ 24» порядка 45 000 предприятий на зарплатных проектах — от малого бизнеса до крупнейших компаний с персоналом более 1 млн человек, и подобные тенденции мы можем четко отслеживать.

— Эту тенденцию можно выразить более конкретно — в каких-то цифрах?

— Пока — на уровне принятия решений. «Базовый элемент» закрыл пять наименее рентабельных предприятий алюминиевой отрасли. РЖД объявила о неполной рабочей неделе для части работников. Но ведь мы понимаем, что это временная мера, будут и следующие шаги. Примеры оптимизации уже есть и в малом бизнесе, и в бюджетном, и в государственном секторах. В 2013 г. финансовый результат в экономике ухудшился на 20%. Когда столь существенно падает рентабельность, увеличивать зарплаты при прежней численности персонала уже невозможно. Остается два пути: сохранить зарплату на прежнем уровне или повысить, сократив численность. Первый вариант непродуктивен, поскольку в России очень жесткий, конкурентный рынок труда. Остается оптимизация. При этом мы не видим ощутимого роста безработицы, высвобождаемые сотрудники находят себе новую работу. Поэтому реальные доходы будут все-таки расти.

Розничное кредитование не останавливается. В середине 2012 г. мы прогнозировали рост рынка потребкредитования на 27%. В прошлом году он вырос на 28%. На 2014 г. мы прогнозируем рост на уровне 20%.

— Вопрос же в том, какая часть этого роста идет на погашение старых долгов.

— Вывод, что люди берут кредиты на выплаты по предыдущим ссудам, слишком обобщенный. Мы видим, что большая часть представителей среднего класса, людей с высокими доходами берут только ипотеку. А вот в нижнемассовом и массовом сегментах проблема закредитованности действительно есть. И это касается как минимум 5 млн человек. Но здесь важно понимать: Россия, как и другие развивающиеся рынки, проходит этап потребительского бума. Определенный негатив в формировании «общества потребления», разумеется, есть. Но со временем россияне научатся правильно потреблять.

— Не опасна ли такая закредитованность миллионов россиян, учитывая замедление экономики?

— Это не опасно, так как уже происходит естественное саморегулирование в этом секторе. Банки, специализирующиеся на беззалоговом кредитовании, увидели быстрый рост просрочки, рост рисков. Одновременно с этим ЦБ ужесточил требования, банки даже по хорошим ссудам должны увеличивать резервы, что серьезно влияет на финансовый результат. И видно, что доля «потребительских», как мы их называем, банков на рынке стремительно сокращается. С июня 2013 г. они теряют позиции на рынке кредитования, с сентября — на рынке депозитов. Можно сказать, что они останавливают свой бизнес, меняют свои бизнес-модели. Ни мы, ни Сбербанк не останавливаемся, наши среднемесячные темпы роста кредитования — 2,5–3%. То есть торможения всего рынка не происходит, происходит просто перераспределение.

Банки и люди

— Как кампания ЦБ по чистке рынка повлияла на перераспределение на банковском рынке?

— Я надеюсь, что это не кампания, а политика нормального надзора: если банк нарушает базовые правила и нормативы, то у него отзывается лицензия.

— Проводя политику по зачистке сектора от сомнительных игроков, насколько ЦБ контролирует последствия? Нет ли угрозы снижения доверия населения к банковской системе?

— Кто это вам сказал? Доверие к системе не снижается.

— Частные банки так не считают. Например, в декабре рост депозитов был минимальным за несколько лет.

— В целом за прошлый год рост депозитов составил 18,7%. В условиях замедления экономики, снижения финансового результата и достаточно высоких темпов роста потребления такое увеличение объема депозитов — очень хороший результат. Если ЦБ с осени проводит такую политику, то она должна была, наверное, уже как-то повлиять? Поэтому с вашим тезисом, что падает доверие населения, я совершенно не согласен. Прирост депозитов в конце 2013 г. вполне соответствует нашим ожиданиям.

— Просто происходит переток вкладчиков в пользу госбанков.

— Безусловно. То же самое происходит и в кредитовании: если какие-то банки его сворачивают, то клиенты уходят к нам. Только не к госбанкам, а к устойчивым, крупным банкам.

— Из-за снижения платежеспособности населения сейчас даже крупные банки ужесточают требования к заемщикам. «ВТБ 24» сокращает кредитование клиентов «с улицы», делая упор на зарплатников.

— В 2012 г. у нас до 50% продаж приходилось на открытый рынок, т. е. на новых клиентов «с улицы». Сейчас на этот канал у нас приходится 25–30%. Подчеркиваю: мы вовсе не отказываемся от продаж на открытом рынке. Мы сократили их долю, и, конечно, требования к заемщикам у нас стали гораздо более жесткими, чем год назад.

— Ваш дочерний «Лето банк» уже летом сообщал, что ему пришлось пересмотреть уровень одобрений. То есть банк только начал работать и уже вынужден тормозить.

— Ситуация обратная. На конец 2013 г. мы планировали, что портфель «Лето банка» составит около 20 млрд руб., а по факту — 28 млрд. Предполагалось, что на конец года будет порядка 250 точек продаж, а их 270. У банка действительно кредитные риски выше, чем мы прогнозировали, но это связано с общерыночной ситуацией.

— Но они же, получается, кредитуют тот же сегмент необеспеченных граждан, которые уже и так закредитованы в других банках.

— Клиентская база «Лето банка» — около 0,5 млн человек. Безусловно, есть и закредитованные клиенты. Но многие заемщики вообще впервые обращаются за кредитом. «Лето банк» присутствует в таких населенных пунктах, где другие банки группы ВТБ активно не работают. Уровень одобрений у них существенно ниже, чем мы ожидали на старте проекта, но это не мешает наращивать кредитный портфель.

— То есть вы считаете, что «Лето банк» вовремя вышел на рынок сабпрайм-кредитования, и видите перспективы роста в этом сегменте?

— Мы хотим работать с массовым и нижнемассовым сегментами населения долгие годы. Сейчас ситуация не самая благоприятная, но через 2–3 года она может измениться. А мы к тому времени создадим готовую платформу и воспользуемся новым подъемом на этом рынке. Сейчас другие игроки ограничивают кредитование в этом сегменте, и «Лето банк» будет их постепенно замещать.

— Сколько вы уже инвестировали в «Лето банк»?

— Наша финансовая помощь в 2012 г. составила 1,2 млрд руб., в 2013 г. — 8 млрд, в этом году — еще 9–10 млрд. «ВТБ 24» инвестирует существенную часть своей прибыли на развитие этой платформы. Это важный элемент долгосрочной стратегии розницы группы ВТБ.

Драйверы роста

— Обсуждается ли в группе возможность объединения «ВТБ 24», Банка Москвы и «Лето банка» в одну кредитную организацию?

— В группе вопрос объединения Банка Москвы и «ВТБ 24» сегодня не рассматривается. Сокращение издержек — как операционных, так и неоперационных — один из драйверов роста прибыли группы на ближайшие три года. Но организационная структура группы, возможные объединения банковских сетей — это цели 2017—2018 гг., а не ближайшего трехлетия.

Целью стратегии группы будет рост эффективности, а значит, чистой прибыли группы ВТБ. Рост корпоративного кредитования на 10–15% в год, а розничного — на 20% ежегодно, на которые мы ориентируемся в оценке перспектив российского рынка на ближайшие три года, — это, конечно, ниже темпов 2011—2013 гг. Но все же это очень хорошие темпы роста банковского рынка при любых межстрановых сравнениях.

— Прогноз в 100 млрд чистой прибыли розничного бизнеса ВТБ в 2016 г. сохраняется?

— Да, но это прибыль всех розничных банков группы. Согласно нашей стратегии 2014-й для «Лето банка» будет последним убыточным годом, с 2015 г. он должен выйти в прибыль.

Банк Москвы тоже показал очень хороший рост розничного бизнеса в 2013 г. — банк опережает рынок, и розничный бизнес там уже достаточно хорошо себя чувствует.

— По российской отчетности прибыль «ВТБ 24» в 2013 г. сократилась на 40% до 22 млрд руб. Какой результат по МСФО?

— У «ВТБ 24» чистая прибыль по МСФО в 2013 г. будет немного выше 2012 г. даже с учетом существенных инвестиций в «Лето банк».

— Насколько снизило прибыль повышение резервирования кредитного портфеля, введенное ЦБ в этом году?

— Чистая прибыль по РСБУ у нас сократилась из-за финансовой помощи «Лето банку» на 8 млрд руб. и на 7 млрд руб. — за счет создания дополнительных резервов в соответствии с новой методикой ЦБ. По МСФО политика резервирования не изменилась.

— Ваш результат все сильнее влияет на прибыль всей группы ВТБ — с 2010 г. дивиденды, которые ВТБ получает от дочерних банков, или больше, или сопоставимы с его чистой прибылью. Осознают ли в головном ВТБ возрастающую роль вашего бизнеса и влияет ли это на расстановку приоритетов, распределение финансирования, в том числе по вознаграждению сотрудников?

— Я не могу судить о 2010—2011 гг., надо перепроверять. Российская отчетность не всегда точно отражает ситуацию. Но когда создавался розничный бизнес в группе ВТБ, предполагалось, что он будет приносить большую долю доходов. Сейчас розничный бизнес занимает порядка 25–30% активов группы и приносит более 50% прибыли. У нас возврат на капитал по итогам 11 месяцев 2013 г. был более 25%, для российского рынка это очень хорошая рентабельность. О приоритетах в группе можно судить по распределению капитала. «ВТБ 24» получает от группы дополнительный капитал. На начало года с учетом присоединения ТКБ наш капитал составлял 221 млрд руб., сейчас уставный капитал увеличивается еще на 30 млрд. Это даст нам возможность и дальше наращивать кредитование.

Охота за активами

— Президент ВТБ Андрей Костин недавно заявил о планах оптимизации расходов на персонал в головном ВТБ и «ВТБ Капитале». У «ВТБ 24» таких планов нет?

— У нас предполагается некоторое увеличение численности в этом году. Однако оно в разы меньше, чем плановый рост бизнеса. В этом году мы оптимизируем сеть банка после объединения с ТКБ.

— А зарплаты будут увеличиваться?

— Согласно бизнес-плану планируется повышение оплаты труда, но не по всем сотрудникам. Это будет происходить выборочно. Фонд оплаты труда за счет роста окладов вырастет на 5–6%.

— Как еще группа планирует сокращать свои расходы?

— Мы оптимизируем сети продаж в регионах. Банк Москвы в этом году сокращает свое присутствие в 14 регионах — это 25 отделений. В этих регионах розничный бизнес отойдет «ВТБ 24», корпоративный — ВТБ. Часть клиентов будут переведены в соседние регионы присутствия Банка Москвы.

— Рассматриваете возможность покупки здоровых бизнесов, портфелей тех банков, которые теряют сейчас устойчивость?

— Мы внимательно следим за возникающими возможностями. «ВТБ 24» в качестве агента Агентства по страхованию вкладов выплачивает страховое возмещение вкладчикам банков, у которых отозвана лицензия. Одновременно с этим наши менеджеры работают с зарплатными клиентами этих банков, привлекают малый бизнес на обслуживание в «ВТБ 24». У нас открытие счетов юрлиц и предприятий малого бизнеса в ноябре — декабре 2013 г. было примерно вдвое выше среднегодовых показателей. Группа ВТБ работает в регионах и с собственниками ряда кэптивных банков и страховых компаний. События последних полутора лет подталкивают этих собственников к тому, чтобы избавляться от непрофильного, в том числе банковского, бизнеса. К примеру, «ВТБ 24» в феврале заканчивает перевод сотрудников «Алросы» на зарплатные карты нашего банка, предоставляет им другие банковские продукты. Мы открыли дополнительные офисы в Мирном, Айхале, Ленске, Удачном на базе офисов [кэптивного банка «Алросы»] МАК-банка, уже 25 000 работников «Алросы» стали нашими клиентами.

Наталия Биянова, Ольга Кувшинова , Ведомости

Все публикации раздела



Материалы по теме

Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....