Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

«Русь» изначальная

 
30.08.2013

© ВУАЦ

Банк ВТБ в 2013 году выступил генеральным спонсором Международного авиационно-космического салона в Жуковском. Аэрошоу в Подмосковье превратилось в крупнейшую бизнес-площадку для предприятий высокотехнологичных отраслей России. А еще это огромный праздник для сотен тысяч людей. Подлинным украшением МАКСа всякий раз становится выступление пилотажных групп. «Русь» — неизменный участник воздушного праздника в небе Жуковского. Об истории и сегодняшнем дне легендарного коллектива рассказывает директор Вяземского учебного авиационного центра, ведущий группы Марунько Анатолий Михайлович.

— Как появилась пилотажная группа «Русь»?

— Группа на базе Вяземского центра ДОСААФ возникла в 1987 году. У наших военачальников возникала идея: за рубежом есть пилотажные группы, почему не сделать и в России? Нам была поставлена задача — выступить на день Воздушного флота СССР в Тушино. Летчики центра это задание восприняли с большим энтузиазмом. Ведь основная работа летчика-инструктора рутинная — воспитание, обучение, а тут появилась возможность показать свое мастерство. Конечно, было очень сложно, потому что никто этого раньше у нас не делал, мы были закрытым государством. Нашли какие-то видео о зарубежных группах, сами придумывали фигуры, рисковали, отрабатывали их. И выступили в Тушино в 1987 году в количестве 9 самолетов.

— Получается, что «Русь» — это первая пилотажная группа в России?

— Официально так и есть. Мы отметили недавно свое 25-летие. «Стрижам» и «Русским витязям» по 21 году, нам 26.

— Почему группу назвали «Русь»?

— Изначально мы назывались просто пилотажная группа ДОСААФ. Но как раз в это время начался распад страны, а у нас среди пилотов были и россияне, и белорусы, и украинцы. И кто-то сказал: давайте назовем «Русь». Все разбегаются — а мы будем выступать как объединяющее начало.

— Черно-золотые самолеты очень эффектно выглядят с земли. Кто придумывал такую окраску самолета?

— Сначала мы летали на самолетах в камуфляже. Но однажды группу пригласили в Чехию, поскольку мы летаем на самолетах чешского производства. И в качестве подарка чехи предложили нам перекрасить самолеты. После этого мы долго летали в бело-синей расцветке. Очень красивые были самолеты, но со временем краска выцвела. Кроме того небольшой светлый самолет теряется на фоне неба. Надо было придумать что-то более яркое. Начали думать, какие цвета выбрать. В мире каких только раскрасок нет — и красные, и синие, и как пчелы полосатые. Но мы не могли превращать самолет в игрушку, потому что само название требовало строгости и солидности. Люди, знающие историю России, сказали, что исконно русские цвета — это черный и золотой. Хотели все сделать золотым, но это очень сложно технически. От потока красители слезают. Решили сделать самолет черно-желтыми, а называние «Русь» на бортах написали золотистым цветом.

— Скажите, а насколько самолет L-39 подходит для группового пилотажа?

— Самолет очень удобен для обучения. Он ведь и создавался в качестве «воздушной парты». Он симпатичный по дизайну, очень комфортный, у него очень хороший обзор, и по оснащению он достаточно современен. Молодые курсанты иногда даже пугаются, увидев его приборную доску, хотя для опытного пилота оснащение кажется достаточно простым и даже примитивным. Но что касается группового пилотажа, то есть определенные сложности — самолет имеет малую тяговооруженность. Чтобы выполнить группой петлю или бочку необходима скорость, а скорость мы можем достичь лишь за счет высоты. Чтобы набрать высоту, необходимо время, в результате между фигурами образуются разрывы, и нам приходится делать программу совместно с солистом, который заполняет паузы. В чем еще сложность — самолет инертный, со слабой приемистостью, чтобы вывести двигатель на максимальные обороты нужно 9–12 секунд. Если ведомый летчик чуть отстал, то ему надо сначала выйти на максимальные обороты, догнать и заранее притормозить, чтобы по инерции встать на свое место.

— Из пилотов кому в группе сложней всего?

— У всех свои сложности. Когда ведущий, к примеру, делает крен, а второй повторяет этот крен, то, естественно, это происходит с каким-то запаздыванием, потому что все-таки человек работает, а не робот. У замыкающего получается еще большее запаздывание, т. е. ему надо еще быстрее работать. Если ведущий самолет работает на оборотах, близких к максимальным, то крайнему самолету в группе уже не хватит даже 100% оборотов. Задача ведущего сделать так, чтобы было комфортно ведомым: точно рассчитать, точно вывести, плавно сделать. Задача ведомого — удержаться. Физически, конечно, тяжелее замыкающему. Но психологически труднее всего ведущему.

— Какая из ваших фигур является самой сложной?

— Все групповые фигуры сложны. Это и «Колокол», когда без скорости самолет падает, это то же «Сердце» — надо точно рассчитать, чтобы оно получилось красиво и понятно для тех, кто смотрит с земли, это и групповые бочки. В общем то, перечислять можно бесконечно, все полеты на предельно малых высотах считаются особо сложными.

— Вы программу каждого полета наизусть учите? Шпаргалки в кабине не используете?

— Конечно, наизусть, как иначе? Смотреть некогда, летчик не имеет права оторвать взгляда от самолета ведущего даже на доли секунды. Косит иногда взглядом на приборы. Есть красная черта, за которую не должны выходить стрелки, и короткого взгляда достаточно, чтобы убедиться, что все нормально.

— А как тренируется групповой пилотаж?

— Изначально на земле просчитывается радиус разворота, скорости сближения, углы визирования и так далее, затем пробной парой работаем в воздухе, затем количество самолетов увеличивается и тренировки, тренировки, тренировки.

— Какие возникают перегрузки?

— На высшем пилотаже — порядка 5–6 g.

— На каком расстоянии находятся самолеты в момент выполнения группового пилотажа?

— Между крыльями 3–5 метров.

— Аварии бывали? Катапультироваться летчикам приходилось?

— Все бывало…

— Как живется группе «Русь» в современных экономических условиях? Чем сейчас занимается Вяземский центр ДОСААФ?

— Раньше мы готовили летчиков запаса по заказу Министерства обороны. Затем выполняли функции тренировочной базы для молодого летного состава, которому давалось недостаточно налета в училищах. Учили также летчиков-истребителей и летчиков-штурманов для Белоруссии. Но на данный момент мы обучаем только любителей, потому что заказов от Министерства обороны нет, и, соответственно, помощи от государства никакой. Живем в основном за счет пилотажной группы.

— А какие программы обучения у вас есть?

— Есть различные программы: и для начинающих, и для совершенствования опытных пилотов. Например, есть программа подготовки пилотов гражданской авиации к экстремальным ситуациям: полет на минимальной скорости, крутые спирали, штопор. Этому летчика в гражданской авиации не обучают, и когда они попадают в сложные ситуации, то возникает нервозность, которая может привести к печальным результатам. На Западе авиакомпании уже обучают этому. Мы пока лишь ведем переговоры.

— Если человек пришел и говорит, что всю жизнь мечтал летать, можете его научить?

— Да, конечно. У нас уже есть список довольно солидный людей, которые пришли, научились и летают самостоятельно. Есть даже такие, кто освоил высший пилотаж.

— Сколько стоит научиться летать «с нуля»?

— До первого самостоятельного полета нужно налетать не меньше 20 часов — это только «взлет-посадка». Час полета на L-39 стоит около 100 тыс. руб. Одного топлива на час нужна тонна, а это уже 40 тыс. Вот и считайте.

— Пилотажная группа в России может существовать за счет выступлений?

— Мы делаем порядка 15 выступлений в год. Это примерно 30 млн рублей. Но чтобы группа существовала нужно порядка 70 млн. Что такое 30 млн? У нас фонд заработной платы — 1,8 млн. в месяц. При этом зарплата летчика крайне низкая, не говоря уже о других службах.

— А зарубежные турне есть?

— Приглашают много, но летать за рубеж из России очень накладно. К тому же за рубежом не очень хотят раскошеливаться.

— Как взаимодействие с МАКСом осуществляются?

— С МАКСом у нас все нормально, у нас прекрасные взаимоотношения с ОАО «Авиасалон», организатором авиашоу. Они нас всегда приглашают. Понимая финансовое положение группы, даже выплатили аванс еще до начала аэрошоу.

— Вы пилотажная группа ДОСААФ. Неужели совсем нет поддержки?

— ДОСААФ, который нас курирует, не имеет никакой финансовой возможности нас поддерживать. Капитальный ремонт стоит больше 20 млн. рублей за один самолет, и мы сами, конечно, это не потянем. У нас сейчас летающих осталось 6 самолетов. Обновление парка не идет, стареют самолеты, соответственно и люди стареют. Парадокс. В ВВС США запретили демонстрационные показы из-за плохого финансового состояния, а у нас три группы ВВС, но поддержать маленькую «Русь» никто не в состоянии.

— Вас перевели на полное самофинансирование?

— Все говорят: вы конечно нужны, как же без вас! Ни в коем случае «Русь» не должна погибнуть! Но она, возможно, погибнет уже к зиме, потому что сезон окончится и самофинансирование наше прекратится. Мы писали, к примеру, в Олимпийский комитет, что предлагаем пронести олимпийские кольца в воздухе по всем значимым городам России. Ответ пришел: это было бы замечательно, но, увы, денег нет. Вот такая ситуация. Выполняя показы, видим, что у всех от мала до велика глаза мокрые, когда мы летаем. Слезы радости. И молодежь говорит: круто! Более правильного образа для патриотического воспитания не существует. Сейчас молодежь меньше тянется в небо. Профессии летчика и даже космонавта уже не кажутся молодыми людям престижными и завидными. А раньше часто произносили слова поэта Феликса Чуева, что не зря страна считает цветом нации тех, кто был, кто есть и кто будет в авиации.

В 1986 году Феликс Чуев написал стихотворение «Пилоты XX века». Поэту тогда и в голову не могло, наверное, прийти, чем обернется последнее десятилетие века для России. Но тем пронзительнее сейчас звучат эти строки, которые как нельзя лучше подходят к летчикам «Руси».

Мы прилетим в события другие,
в иные, голубые времена,
чему-то удивленные впервые,
сошедшие с небес, как с полотна.
Мы долетим до вас, как марсиане,
на старом, допотопном корабле,
однако, в том заслуженном сиянье,
какого и не знали на Земле.

Леонид Ситник , vtbrussia.ru

Все публикации раздела



Материалы по теме

Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....