Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «G20 остается основным международным механизмом выработки ключевых решений»

 
07.09.2013

Андрей Костин: «G20 остается основным международным механизмом выработки ключевых решений».

— Андрей Леонидович, добрый день!

— Здравствуйте!

— Первый вопрос — каковы предварительные итоги «деловой двадцатки», с вашей точки зрения? Какие конкретные меры удается принять?

— «Двадцатка» продолжается, и мы чуть позже узнаем итоговые результаты, итоги подведет президент нашей страны Владимир Владимирович Путин. Несмотря на то, что она была рождена как некая антикризисная мера, сегодня в условиях, когда стадия кризиса миновала, потребность в «двадцатке» есть — она продолжает быть основным международным механизмом выработки ключевых решений.

В этом году Россия, будучи председателем «двадцатки», предложила тему экономического роста и создания новых рабочих мест. В мире намечаются изменения к лучшему — в том числе в развитых экономиках — по увеличению рабочих мест. На встрече бизнеса, профсоюзов с лидерами крупнейших стран Владимир Владимирович, подводя итоги, сказал, что лидеры не великие небожители, которые сами вершат судьбы; очень важно, чтобы шел диалог между правительствами, представителями бизнеса, представителями профсоюзных движений как выразителей интересов работающих людей. В этом формате, мне кажется, тоже были достигнуты успехи. Мы работали девять месяцев — сегодня мы совместно, без конфликта с профсоюзами, сумели представить свои рекомендации лидерам.

— Андрей Леонидович, «двадцатка» создавалась как некий антикризисный механизм. Многие наблюдатели говорят о том, что теперь, когда нет этой острой кризисной стадии, стало сложнее договариваться. Так ли это, на ваш взгляд?

— Мне кажется, это не совсем так. Конечно, первоочередные задачи были направлены на улучшение регулирования в сфере финансов, банковского сектора. Здесь наиболее ощутимые результаты «двадцатки» — это фактически коренная реформа регулирования финансовой сферы, введение механизма Базеля-3. Сегодня одна из наиболее животрепещущих тем — это борьба с уклонением от налогов. Было сказано, что бизнес заинтересован платить меньше налогов. Но на самом деле это не так. Только правильная система налогообложения позволяет собирать достаточно налогов, без того чтобы задирать эти ставки до бесконечности. Бизнес, так же как и рядовые граждане, как и государство, заинтересован в том, чтобы была понятная система, единая для всех. Тогда не надо будет изощряться, искать лазейки, для того чтобы сравняться с конкурентами. Эта тема сейчас, наверное, одна из основных.

— В части уклонения от налогов удалось совершить какие-то прорывы, какие-то серьезные шаги в решении этой проблемы?

— Есть известные принципы, выработанные в рамках ОЭСР. Россия сделала большой шаг вперед — ряд новых законов по борьбе с отмыванием предусматривает серьезные меры. В частности, одну из основных мер рекомендовал ВТБ — это полное раскрытие бенефициаров компаний. Об этом сегодня и госпожа Меркель говорила. Это вообще-то и для банков очень полезно — мы сегодня берем на себя дополнительные риски, когда мы не знаем бенефициаров. Знаем названия компаний, с которыми работаем, знаем их адреса, но не знаем, кто за этим реально стоит. Сейчас по новому закону такие требования вводятся, и это очень позитивный фактор.

Еще одна важная тема — создание действительно транспарентной, понятной системы налогообложения. Думаю, в ближайшее время будет создан единый налоговый режим. На это потребуется, может быть, несколько лет. Думаю, для «двадцатки» это будет одна из основных тем для работы.

— Наверное, самая проработанная тема — это реформа финансовой системы. Уже в 2009 году начинали работать именно в этом направлении, до сих пор работа продолжается. Мы общались с главой совета по финансовой стабильности. Он говорит о том, что на самом деле крупнейшие банки стран G20 сейчас чувствуют себя очень неплохо. Многие из них уже сейчас выполняют новые стандарты Базеля-3. Что с российскими банками?

— Я бы согласился с мнением, которое вы сейчас упомянули, но, во-первых, мы не можем не учитывать, что это происходит в условиях политики поддержания дешевой ликвидности, которая осуществляется центральными банками западных государств. Эта политика не вечная, рано или поздно ей придет конец, уже сейчас начинается процесс отхода от этой политики.

Во-вторых, достаточность капитала целого ряда банков была обеспечена за счет того, что они сокращали свои активы, продавали свои бизнесы. В общем то, это не политика в условиях экономического роста, это политика в условиях экономического сжатия. Сегодня мы пытались донести до лидеров мысль о том, что на следующей встрече в верхах в Брисбене нужно провести анализ того, что уже сделано в плане регулирования финансовой системы, и последствий этих мер для финансового, банковского сектора. 

В некоторых сферах эти меры вызвали повышенные проблемы для развития бизнеса. Одной из тем является торговое финансирование, где, как мы считаем, при введении комплекса мер можно ожидать до 15% сокращения объема мировой торговли за счет того, что механизм торгового финансирования не может использоваться в меньшей степени, чем до введения банковских реформ, реформ банковского надзора. Мы не хотели бы предпринимались следующие шаги по ужесточению банковского надзора, не проанализировав последствия уже принятых мер. Мы надеемся, что баланс между необходимым банковским регулированием и задачами обеспечения экономического роста за счет роста банковского бизнеса должен быть достигнут. Мы должны перенести акцент с регулирования и надзора на задачи обеспечения экономического роста.

— Я правильно понимаю, что если требовать держать в банке больше резервов, кто-то недополучает кредиты?

— Безусловно. Во-первых, кредит становится дороже, потому что стоимость финансирования должна возрасти, большие издержки. Во-вторых, просто меньше активы, и меньше кредитное плечо.

Банки сегодня не являются противниками усиления банковского надзора. Мы все — и на Западе, и в России — признали важность введения Базеля-3. Трактовка Базеля-3 бывает разная. Важно соблюсти равные правила в разных странах. Так получилось на первом этапе, что прежнее руководство нашего Центрального банка хотело ввести меры, которые примерно на 20% превышали те требования, которые были на Западе. Условия должны быть равные. Базель-3 должен трактоваться примерно одинаково в разных юрисдикциях. Конечно, там, где произошли некие перекосы за счет введения новых требований, требуется какая-то корректировка.

— Вопрос по поводу концепции, которую начали обсуждать в 2009 году, — о банках, которые слишком крупны, чтобы обанкротиться. Эта проблема до сих пор на повестке дня. Идентифицированы системно важные институты по тем или иным критериям. На ваш взгляд, достаточно ли быстро здесь продвигается работа с точки зрения ликвидации системных рисков?

— Мне кажется, какая-то коррекция произошла. Банки стали более домашними, если хотите. Многие из них сократили международную деятельность, сконцентрировались на локальных рынках. Многие продали активы, особенно в смежных отраслях, избавились от непрофильных активов. Но, наверное, для России это не столь актуально. Нам, скорее, нужно больше больших банков, больше конкуренции в этой сфере. Я думаю, что костяком мировой финансовой системы все равно будут достаточно крупные банки. Другое дело, что крупные банки должны проводить такую взвешенную политику в отношении рисков, чтобы не приходилось, когда они попадают в трудные условия, спасать их за счет средства налогоплательщиков. И эти меры принимаются, в том числе и в сфере регулирования. Я думаю, что будущее за крупными банками, но эти банки должны быть более ответственными за ту политику, которую они проводят.

— Андрей Леонидович, еще один вопрос по поводу повестки «двадцатки». Много здесь говорили о создании качественных рабочих мест. Есть ли какие-то меры, которые действительно можно было бы сейчас принимать в странах «большой двадцатки» вообще и в России в частности, чтобы стимулировать решение проблемы?

— В общем то, экономический рост, к сожалению, возможен и без создания рабочих мест. И это не лучший сценарий, который мы можем предвидеть. Задача нашей страны — ее сформулировал президент — создание миллионов, десятков миллионов рабочих мест в области высоких технологий. Я думаю, что это вполне реализуемая программа. Думаю, что нужно очень серьезно задуматься над качеством нашего образования. Специалисты всегда востребованы, но хорошие специалисты, понимаете. А специалистов с недостаточной квалификацией всегда избыток, я думаю — в том числе и в банковской сфере. Поэтому нам нужны действительно высокие профессионалы. Большая роль в этом принадлежит, конечно, системе образования — она должна тесно взаимодействовать с бизнесом и работодателями и налаживать этот очень важный механизм перехода от обучения к практической деятельности.

— Насколько реализуемы другие меры? Например, было предложение смягчать налоговый режим для тех компаний, которые нанимают молодежь.

— Я думаю, что такие темы, безусловно, существуют. Другое дело, что у нас есть и негативный опыт. В этом плане наверное, неслучайно наши чиновники и министры очень не любят темы любых налоговых изъятий, потому что на каждое решение 101 метод, как использовать их в неправильных целях. Но по сути своей, конечно, налоговые стимулы нужны.

— Андрей Леонидович, спасибо вам большое за ответы.

— Спасибо.


Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....