Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Валерий Лукьяненко: «Мы поймали гребень финансовой волны»

 
27.08.2013

Валерий Лукьяненко: «Мы поймали гребень финансовой волны».

ВТБ не первый год участвует в авиасалоне в Жуковском — именно там можно встретить одновременно представителей десятков крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК), которые банк активно кредитует. За пять лет «военный» кредитный портфель банка вырос с 32 млрд до 374 млрд руб. О том, как устроен бизнес по кредитованию ОПК, корреспонденту РБК daily Сергею Старикову рассказал член правления ВТБ, доктор экономических наук Валерий Лукьяненко.

— Сегодня банки могут кредитовать предприятия ОПК не выше ставки рефинансирования плюс 1,5%, получается всего 9,75%. Учитывая полную закрытость и непрозрачность предприятий, вам это направление выгодно?

— Эта особенность, которая распространяется не только на банк ВТБ, но в целом характерна для банковского бизнеса в работе с ОПК. Значительная часть исполнения заказов проходит через гособоронзаказ. Процентная ставка рефинансирования определяется Банком России, ценообразование в целом контролируется заказчиком в лице Минобороны. В 2009–2010 годах из 108 млрд руб. кредитов на ОПК под гарантию РФ на наш банк приходилось 69 млрд, то есть значительная доля — порядка 64%. Мы поймали гребень финансовой волны и до сих пор, как на серфе, идем по нему, добавляя новые сделки, и, конечно, мы на этом неплохо заработали. За последние пять лет наш кредитный портфель по предприятиям ОПК вырос в десять раз. Прекрасный результат команды ВТБ.

— Если расти с нуля, можно и в 1000 раз…

— В этом трудно упрекнуть ВТБ — мы не вновь образованный банк. Наглядная иллюстрация нашей работы — рост быстрее рынка за последние 2,5 года. В этот период кредитный портфель по клиентам государственного сектора и ОПК со 177 млрд руб. вырос более чем в три раза, до 540 млрд руб. Когда у меня спрашивают, за счет чего это достигается, я отвечаю, что мы банк клиентоориентированный. Когда клиент идет в банк? Если выполняются три условия: предлагается приемлемая процентная ставка, понятен объем предоставляемых документов и высока скорость принятия решений. Скорость оформления для клиентов с рейтингом А у нас не более двух недель, и только на сложные сделки может уходить от двух до трех месяцев или когда у клиентов рейтинг С и ниже. В ВТБ я работаю 11-й год, многие предприятия, их новые и старые руководители хорошо мне известны. Если это новый клиент, мы его рассматриваем в пределах 60 дней, и, если финансовое состояние приемлемо для банка, можем начинать сотрудничество.

— Что это за классификация предприятий ОПК?

— Это принятая в ВТБ система определения кредитоспособности клиентов не только ОПК, но и компаний других отраслей. Чтобы определить рейтинг предприятия, существует ряд показателей: анализируется финансовое состояние компании, ее доля на рынке, краткосрочная, долгосрочная задолженности, убытки компании и так далее. Потом выводится общий коэффициент. Чем выше значение этого сводного коэффициента, тем выше рейтинг, присваиваемый клиенту и тем ниже риск возникновения дефолта по нему. Предприятия, по которым результат оценки близок к 100%, получают самый высокий рейтинг — А. Клиенты ВТБ такого уровня, это, например, «Вертолеты России» или корпорация Московский институт теплотехники. В ходе одной из встреч руководитель института (МИТ) Сергей Никулин сказал мне, что банк принял беспрецедентно быстрое решение — в течение двух недель. Да, это под госгарантию, да, были определенные риски, но мы знаем, как работает компания и какие у нее финансовые потоки.

Есть компании рейтинга С. В целом это кредитоспособные предприятия, но такие компании рассматривают в экспертных подразделениях банка более пристально и поэтому дольше.

Банк готов работать и с клиентами, попавшими в более трудные финансовые условия. Например, Пермский моторостроительный завод, у которого преддефолтное состояние, то есть рейтинг D. Кредит для него мы рассматривали пять месяцев. И решение принималось достаточно сложно. Команда банка выехала на предприятие, посмотрели изнутри, как оно работает сегодня. На нем трудятся более 9 тыс. человек. Но у него сейчас немного заказов. Это временное состояние. Заказ с Минобороны на поставку 156 двигателей для самолетов Ил-76 и Ил-78 был подписан 10 июля 2013 года, и в будущем он сулит предприятию хорошую перспективу получения прибыли.

— А вы увидели на ПМЗ какую-то операционную прибыль?

— Мы увидели для себя операционные денежные потоки — сегодняшние и будущие. У предприятия сейчас есть незначительное количество заказов. Банк сделал для завода льготный период погашения кредитов — до пяти лет после даты рефинансирования. Просчитав потоки денежных средств, долгосрочные, краткосрочные кредиты, мы поняли, что сможем вывести предприятие из тяжелого финансового состояния и помочь ему восстановиться после технического перевооружения. Наша модель экономики завода на ближайшие годы понравилась предприятию и принята за основу для его программы по выходу на безубыточное производство. Банк принял решение перекредитовать завод на 12 млрд. руб. Ранее кредиторами были Сбербанк, Альфа-банк и еще ряд других коммерческих банков. Эти кредиты будут поэтапно рефинансированы ВТБ. Мы выдвинули лишь одно условие — все финансовые потоки в одну корзину. То есть заказы проводить через банк ВТБ и исключить работу с банками, прозрачность которых мы не видим. Еще мы обратились с письмом в Объединенную двигателестроительную корпорацию, куда входит ПМЗ, о введении в совет директоров завода наших специалистов. При выполнении условий банка и реализации предложенной финмодели через 3,5–4 года предприятие будет работать прибыльно.

— А если Дмитрий Рогозин покинет пост вице-премьера, то решение о производстве Ил-76 и Ил-78 может быть пересмотрено?

— Дмитрий Рогозин как курирующий вице-премьер, безусловно, определяет стратегию развития ОПК России, но все ключевые решения получают одобрение правительства РФ, а наиболее значимые — и президента Путина. Сами заводы уже в рамках национальной стратегии живут своими программами, производственными графиками, своими рабочими планами. Пересмотр таких масштабных программ, как производство указанных самолетов для Вооруженных сил, не может произойти одномоментно. Со стороны банка два представителя ВТБ в совете директоров смогут обеспечить контроль и денежных, и операционных потоков ПМЗ. Это абсолютно нормальная практика для банков, когда их представители входят в совет директоров для контроля за целевым использованием кредитных средств компании. Считаю, что при необходимости в будущем такая практика может быть расширена.

— Но это одна из претензий директоров заводов…

— Это совершенно необходимое условие с нашей стороны. Мы не можем дать дефолтному предприятию деньги и отстраненно наблюдать за ним. Я как менеджер отвечаю за использование денежных средств заемщиками, несу ответственность за просроченную и проблемную задолженность и просто обязан жестко контролировать выполнение всех финансовых ковенант. Вот скажите, какова просроченная задолженность по портфелю клиентов моего подразделения (департамент по работе с клиентами государственного и оборонного секторов. — РБК daily)?

— Вы упоминали, что 0,5%…

— Совершенно верно. И на основании публикуемой профильными СМИ информации скажу, что эта цифра намного лучше сопоставимого показателя по банковскому сектору. Публичная отчетность показывает, что у отдельных банков просроченная задолженность доходит до уровня 9–11% от портфеля кредитов.

Мы сейчас, как это принято говорить аналитикам, находимся в зоне постоянной финансовой турбулентности, охватывающей, конечно, и наших клиентов. Казалось бы, отрасль рискованная, но мы имеем 0,5%. Конечно, это связано с большим объемом клиентской работы, которую мы про¬ водим. Постоянный, ежедневный контакт с клиентами позволяет своевременно реагировать на изменения, происходящие у наших заемщиков.

Хотел бы отметить, что и имеющаяся сейчас просрочка в большей своей части была сосредоточена еще на балансе Промышленно-строительного банка, купленного ВТБ. Это прежде всего кредит пугачевскому Балтзаводу, правда, ставший проблемным в 2011 году. Но мы работаем над возвратом вложенных средств. Не так давно ВТБ провел переговоры с новым руководством Объединенной судостроительной корпорации (основной акционер ОАО «Балтийский завод» с июля 2012 года. — РБК daily), и нас уверили, что эта задолженность будет погашена.

— Сильно ли государство как акционер вмешивается в деятельность ВТБ? Вас могут заставить выдать кредит?

— Мы не испытываем никакого давления от нашего главного акционера — правительства РФ, но как банк государственный мы ориентируемся прежде всего на государственные проекты. Мы несем колоссальную ответственность за выдачу средств. Наш департамент отвечает за крупный бизнес. По нашей классификации крупным бизнесом считается бизнес с годовой выручкой от 10 млрд. руб. У меня доверенность подписывать от имени и в интересах банка, на основании решений коллегиальных органов ВТБ, кредитные договоры до 15 млрд руб. Это огромная ответственность, но хорошая возможность наращивания бизнеса. Один из примеров — Обуховский завод, филиал концерна «Алмаз-Антей» в Санкт-Петербурге. Мы встретились с руководителем предприятия. Садимся за стол и спрашиваем их: «Вы не подведете?» Гендиректор завода Михаил Подвязников отвечает: «Не подведем». Для меня важны помимо чисто банковского, расчетного анализа отношения с клиентом. Мы рискнули. Сначала выдали 5 млрд руб., потом еще 5 млрд, и в общей сложности завод получил 17 млрд руб. Сегодня это одно из лучших предприятий в стране: новые технологии, хорошая фондо- и энерговооруженность, качественная и высокотехнологическая продукция.

— Вопрос про «Гражданские самолеты Сухого»: вам не страшно кредитовать проект Superjet?

— Мы кредитуем Superjet и участвуем в этом проекте через лизинговые схемы.

— А вы сами летали на нем?

— Да, летал. Впечатления хорошие. Это был полет с гендиректором Объединенной авиастроительной корпорации Михаилом Погосяном в Комсомольск-на-Амуре. Машина комфортная, современная, но, как и любое новое изделие, имеет недостатки, которые выявляются уже в процессе ежедневной эксплуатации.

— Насколько вам легко получать информацию о предприятиях — все предприятия отрасли закрытые.

— Это действительно так. Но банк умеет работать с финансовой отчетностью таких компаний. Мы видим денежные потоки и объем контрактов. Доля риска есть в любом кредите, и задача банка — уметь правильно ее оценить.

— Не так давно ваши коллеги говорили о лизинге военной техники для Минобороны…

— Интересная тема, она обсуждалась еще предыдущим министром обороны Анатолием Сердюковым. Я в этих встречах участвовал. ВТБ делал экспертную оценку для Министерства обороны. Мы пришли к выводу, что экономическая эффективность мизерная, для кредитных учреждений неинтересная. Машины Министерства обороны не могут участвовать в гражданской хозяйственной деятельности. Даже обычная автомашина, которая эксплуатируется военными в экстремальных условиях, имеет минимальный остаток ресурса, а деньги, вырученные за нее, конечно, не покрывают затраты. Идея хорошая, ее требуется доработать, в том числе и законодательно.

— ВТБ — генеральный спонсор МАКСа в этом году, а для чего банковскому учреждению это нужно?

— У авиасалона в Жуковском есть две стороны: прежде всего это бизнес-форум и, во-вторых, конечно, беспрецедентное мероприятие по популяризации достижений авиационно¬космической техники.

В части деловой программы интересы ВТБ вполне понятны: мы просто не можем обойти стороной мероприятие такого масштаба и уровня. Авиасалон собирает все основные предприятия авиационной, космической и смежных отраслей, а это наши давние партнеры, наши потенциальные клиенты. То есть МАКС уникален с точки зрения развития клиентских отношений, с позиции дальнейшего расширения сотрудничества. Только вдумайтесь в эти цифры: более 800 компаний — участников из 40 стран мира!

Если вернуться к истории нашего сотрудничества с МАКСом, то можно вспомнить, что впервые ВТБ стал генеральным спонсором авиасалона в 2003 году и с тех пор регулярно оказывает ему спонсорскую помощь. Буквально на наших глазах МАКС превратился в один из самых авторитетных мировых авиафорумов.

Накопленный за десятилетие опыт свидетельствует: поддержка МАКСа оказывает позитивное влияние также и на бизнес банка. Например, по космической промышленности ВТБ после авиасалона 2011 года нарастил долю рынка по кредитованию с 43% на начало 2011 года до 62% в 2012 году.

Кроме того, ВТБ всегда уделял особое внимание теме социальной ответственности бизнеса перед обществом. И МАКС дает уникальную возможность широкому кругу посетителей ознакомиться с новейшими отечественными и зарубежными разработками в аэрокосмической отрасли, что называется, воочию понаблюдать за достижениями пилотажных групп.

Сергей Стариков , РБК daily

Все публикации раздела



Материалы по теме

Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....