Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Юрий Соловьев: «Форум в Лондоне - это один из механизмов привлечения инвестиций в Россию»

 
22.05.2013

Юрий Соловьев: «Форум в Лондоне - это один из механизмов привлечения инвестиций в Россию».

— Мы находимся в Лондоне на форуме ВТБ Капитал. Каковы ожидания от этого мероприятия?

— Это наша четвертая конференция. Она направлена, как всегда, на повышение интереса иностранных инвесторов. К сожалению, рынки акционерного капитала сейчас самые дешевые за всю историю развитого состояния российских рынков. Мы торгуемся очень дешево и по отношению к западным аналогам, и по отношению к другим развивающимся странам, и по отношению к самим себе в прошлом. Эта конференция — это один из тех механизмов, которые мы применяем для того, чтобы пропагандировать инвестиции в Россию, чтобы развить интерес иностранных инвесторов, показать привлекательность российских рынков сейчас, показать, что происходит внутри изменения инфраструктуры, законодательства, корпоративного управления в стране.

— Успели ли вы пообщаться с кем-то из иностранных инвесторов? Что они говорят?

— Все говорят об одном и том же. Об относительной закрытости российских компаний. В частности, большие инвестиционные программы, которые не до конца раскрываются, не обосновываются. Это тарифная политика, где всегда борется государство, желающее держать тарифы как можно ниже, и государственной корпорации, компании, их инвесторы, желающие видеть их увеличенными. Непонятная тарифная политика во многих секторах, в частности в энергетике, тоже отпугивает часть инвесторов. Продолжающиеся корпоративные скандалы во многих компаниях, права миноритарных акционеров. Отсутствие денежного потока из российских компаний — мало кто платит дивиденды. Соответственно, инвесторы немного разочарованы отсутствием прогресса по всем этим направлениям. Это, наверно, базовые причины, почему иностранные инвесторы не инвестируют в Россию с таким рвением, как они это делают в Мексике, Бразилии, Китае и других развивающихся странах.

— Почему 5–6 лет назад эти же факторы не мешали иностранным инвесторам вкладывать в российский рынок? И как ВТБ Капитал может повлиять на все эти факторы?

— 5–6 лет назад у иностранных инвесторов была надежда, что все это изменится. К сожалению, отсутствие прогресса приводит к некой апатии. Какие у нас олигархи поругались, что они будут делать, будет ли определена дивидендная политика в той или иной компании… К сожалению, все эти вещи довлеют над умами иностранных инвесторов. Но даже внутри сложившихся рынков капитала все-таки идут изменения: значительное улучшение в инфраструктуре финансовых рынков, создание единого клирингового и депозитарного центра, улучшения московской биржи с технологической точки зрения, рубль как валюта, которая была, есть и, надеюсь, будет полностью конвертируемой. Это показало правительство в 2008–2009 году и Центральный банк Российской Федерации, которые жестко стояли на позиции того, что никаких ограничений на конвертацию не должно наступать. Все эти вещи помогают нам разогревать интерес к российским рынкам. Кроме этого, существует история успеха — например, «Магнит». Прекрасное корпоративное управление, они платят дивиденды, и компания сейчас находится на пике ее капитализации и любима иностранными инвесторами. Я могу еще десяток таких примеров привести.

— А какие еще бумаги? Все говорят о «Магните», «Мегафоне», но о других компаниях я практически не слышу.

— Ритейл сектор сам по себе очень привлекательный. Даже в инвестициях частного капитала мы имеем большой спрос на сделки, которые мы делали. Это инвестиции в «Бургер Кинг», например, наши инвестиции в телекоммуникационном секторе. В целом, все сектора, в которых не довлеют государственные компании, у которых частный интерес и рыночные практики превалируют, вызывают достаточно большой интерес со стороны иностранных инвесторов.

— Планируете ли вы заключить какие-либо сделки здесь в Лондоне?

— Конечно. Одна из задач этих форумов — привести инвесторов. У нас проходит за несколько дней в формате один на один порядка 1,5 тысяч встреч. И, как правило, после этого мы видим возможность размещения допольнительной эмиссии наших компаний и обязательно заключаются какие-то транзакции.

— Вы говорили о дополнительной эмиссии ВТБ, о том, что сделка должна быть закрыта в пятницу. После этого, как вы считаете, есть ли необходимость еще размещать бумаги? Если такая необходимость существует, чем она продиктована?

— В случае успешного завершения транзакции, которая, надеемся, будет закрыта в эту пятницу, мы будем обеспечена как группа капиталом на ближайшие три года. Источниками этого капитала будет внутренний рост, произведенная нами прибыль и те деньги, которые мы должны привлечь в ходе существующей транзакции. Мы не предвидим необходимости делать дополнительную эмиссию в течение следующих трех лет. С другой стороны, жизнь богата, многообразна и не всегда предсказуема. 

Правительство объявило, что в ближайший год рассматривать продажу акций ВТБ не намерено. Мы также не намереваемся выпускать дополнительные эмиссии. Через год нужно будет опять оценить обстановку, посмотреть, прежде всего, на желание правительства видеть дальнейшую приватизацию нашего банка, на необходимость, если такая будет существовать, увеличения капитала. Мы все-таки растущий банк, растем быстро, во всех регионах, растем во всех продуктах, во всех клиентских сегментах: и в ритейле, и в корпоративно-инвестиционном банке, и в России, и в Казахстане, и на Украине, и в целом ряде других стран. Поэтому нам интересен рост. Если будет необходимость, главный акционер, которым пока остается наше правительство, примет решение, какую дальнейшую форму будет принимать приватизация. Допэмиссия — это тоже не прямая приватизация. При неиспользовании правительством его преимущественного права на покупку акций допэмиссии, его доля естественно размывается.

— Вы также сделали любопытное заявление о том, что рубль был, есть и, как вы надеетесь, будет полностью конвертируемым. Экономисты говорят о том, что, в принципе, может быть с учетом текущей экономической ситуации и общих политических изменений в стране. Некоторые введения, частичные ограничения по счету движения капитала могли бы быть логичны. Как вы считаете, реалистично ли в России принятие таких мер и нужно ли их применять?

— На мой взгляд, надо повышать привлекательность страны для реинвестиций и инвестиций в целом. И это очень сложная задача, очень больной вопрос для многих стран в мире. Но целый ряд стран в мире абсолютно четко продемонстрировал, что те, которые могут создать привлекательную атмосферу защиты инвесторов, правильный инвестиционный климат, выигрывают не только со своих собственных денег, которые возвращаются, но и от привлечения иностранного капитала. Чем больше ограничений, тем больше умных людей, которые пытаются эти ограничения обойти. Чем больше ограничений, тем меньше будет входящий поток. С моей точки зрения, ограничения не приведут к искомому результату. Если брать все и доводить до экстремального состояния, то в Северной Корее существует максимальное ограничение. Посмотрите, где находится эта страна. И возьмите ряд других стран, где не существует ограничений, они конкурентны на рынках капитала, и на рынках труда и по производительности труда, и по подключению лучших умов. Посмотрите, куда переезжают лучшие представители человеческого капитала. Из этого нужно делать выводы. И не то, что копировать, но учитывать международный опыт. Пытаться себя изобрести заново.

— Вы сказали, что группе ВТБ достаточно капитала на ближайшие 3 года. Тем не менее, это банковский бизнес, вам необходимо перекредитовываться. Есть краткосрочные, есть долгосрочные рынки. Как вы оцениваете ситуацию с краткосрочной ликвидностью в России, в целом на рынке и в части действий Центрального банка? Есть ли у вас сейчас какой-то спрос на длинные ресурсы?

— Мы всегда приветствуем увеличение кривой по привлечению денег нашим банковским сектором. По нашей оценке, существует достаточно большой разрыв между просьбами клиентов, их жаждой получить длинные ресурсы и нашими возможностями. Существуют ограничения, насколько и в каких валютах мы можем предоставить ликвидность нашим клиентам. В стране абсолютно точно существует достаточно большой аппетит на длинные ресурсы. Все большие инфраструктурные проекты, проекты по развитию регионов, проекты по развитию индустрии требуют достаточно длинных денег. К сожалению, длинные ресурсы в настоящий момент оцениваются двухзначными цифрами — базовые ставки значительно высоки. Если вы приходите к такого рода математике, существует правило 72 разделить на ставку, вы получите, за сколько лет вы окупите и увеличите в 2 раза. Допустим, при 14 ставке по какому-то инфраструктурному финансированию за 5 лет вам придется заплатить банку процент стоимости вашего проекта. Это колоссальная нагрузка на реальный сектор. К сожалению, мы не в состоянии давать дешевые длинные рублевые ресурсы целому ряду российских секторов или целому ряду инфраструктурных проектов. Это достаточно дорогие деньги, и нам их, к сожалению, негде взять. Существуют банковские ограничения через коэффициенты ликвидности, через коэффициенты требований к уровню достаточности капитала и т. д. Таким образом, мы можем эти деньги распределять по всей кривой доходности. Поэтому мы бы всячески приветствовали удлинение нашей пассивной базы, том числе за счет инструментариев Центрального банка Российской Федерации.

— В завершении вопрос по поводу Кипра. Призрак этой проблемы по-прежнему витает над российской финансовой системой. Довольны ли вы тем, как разрешилась ситуация на острове?

— Конечно, довольны, как произошло разрешение кипрской проблемы. Мы считали это несправедливым, незаконным. К сожалению, власти Кипра пришли к достаточно критической ситуации. Должны были заморозить операции на несколько недель, практически на 2 месяца, отчего все перенервничали, и были небольшие неудобства и для наших клиентов и для нас самих. Хочу подчеркнуть, что не было никаких экономических последствий в связи с этой проблемой ни для наших клиентов, ни для нас. Банк работает в абсолютно спокойном режиме. Мы пока не видели большого оттока операций. Наши клиенты не пострадали, еще раз хочу подчеркнуть, мы в своей операционной деятельности не имеем риска на недвижимость, на банковский кипрский сектор, на банковский сектор в Греции. Наши операции — это помощь российским клиентам. Огромное количество активов зарегистрировано на Кипре исторически. Наша задача — помочь российским клиентам и клиентам из стран СНГ реализовать те или иные акционерные интересы, экономические или банковские интересы, которые у них возникают.

— Благодарю вас за ответы.


Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....