Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Герберт Моос: «ВТБ сосредоточится на торговых потоках между Россией и зарубежными странами»

 
04.04.2013

Герберт Моос: «ВТБ сосредоточится на торговых потоках между Россией и зарубежными странами»

По размеру активов ВТБ является вторым банком в России, однако, в вопросах, которые касаются международного присутствия, ВТБ — неоспоримый лидер. Останавливаться на достигнутом банк не намерен, ведь трудные времена предоставляют большие возможности для развития бизнеса. О новой стратегии развития группы ВТБ, перспективах взаимного сотрудничества с банками стран БРИКС и о шансах российского рубля стать альтернативной мировой валютой в своем интервью World Economic Journal рассказал Герберт Моос, заместитель президента — председателя правления банка ВТБ.

— В 2013 году группа ВТБ планирует разработать и утвердить новую стратегию развития, которая обеспечит дальнейший эффективный и прибыльный рост бизнеса в интересах акционеров. В чем заключается эта стратегия, какие перспективы она открывает?

— Начну с того, что три года назад мы объявили о нашей существующей стратегии. Нынешняя стратегия была направлена на переход группы ВТБ от экстенсивного, абсолютного роста к эффективному росту. То есть мы стали меньше заботиться о росте нашей доли на рынке, и больше заботились о нашей прибыльности. Стоит сказать, что к концу 2013 года мы ожидаем выполнение всех основные финансовых целей, которые мы ставили по существующей стратегии.

— Можно ли кратко пробежаться по этим целям?

— В момент опубликования стратегии основной задачей группы ВТБ было обеспечить возврат на капитал в размере 15–20%. И можно смело утверждать, что эту задачу мы решили. Так, по результатам 2011 года эта цифра составила примерно 15%. А через несколько недель мы опубликуем результаты 2012 года, и ожидается, что полученная прибыль тоже будет примерно в этом же диапазоне, то есть мы все-таки подошли к запланированным 15–20%. Также мы ставили цели по прибыльности, по марже, по росту активов. И все эти цели текущей стратегии были выполнены.

Естественно, что к концу года мы опубликуем нашу новую стратегию развития на три года. Этот срок — три года — выбран не случайно. Дело в том, что строить планы на более длительный период довольно сложно, нет никакой уверенности в том, как пойдут дела через много лет. С другой стороны, стратегия развития, рассчитанная на срок менее трех лет, не будет интересна инвесторам, которые хотят получить четкое представление о развитии нашего бизнеса.

— Можно ли в общих чертах рассказать о том, в чем будет заключаться новая стратегия?

— Новая стратегия предполагает упор на развитие нескольких линий бизнеса. В частности, мы рассчитываем сделать розницу нашим приоритетом.

Исторически ВТБ развивался как корпоративный банк. Но мы взрастили собственный банк «ВТБ24», приобрели «Банк Москвы», «ТрансКредитБанк» и получили большое количество розничных клиентов. Поскольку розница стала довольно значимым сегментом нашей бизнес-модели, задачей последних двух лет была интеграция этих банков, их слияние. Так, например, к концу этого года мы рассчитываем на полное слияние «ВТБ24» и «ТрансКредитБанка».

Кроме того мы считаем, что на российском рынке розничных услуг у группы ВТБ существует огромный потенциал роста. Для примера рассмотрим такой показатель, как объем розничных ссуд по отношению к ВВП. За рубежом для многих развивающихся стран этот показатель находится на уровне 30–50%. В России намного ниже — розничные суды составляют около 10% от валового внутреннего продукта страны. Это говорит о том, что существует, по крайней мере, трехкратный потенциал роста для этого бизнеса в розничном сегменте.

Стоит отметить и то, что в России до сих пор довольно много розничных банковских продуктов всерьез интересны только новому поколению. Например, ипотека в основном востребована молодыми людьми, которые, не хотят жить с родителями, и задумываются над тем, как купить собственное жилье. Но практика ипотечного кредитования приобрела популярность не так давно, поэтому не стоит сомневаться в том, что она будет довольно активно развиваться. К числу таких продуктов можно отнести и кредитные карты, и автокредитование.

«Если говорить о географии, то группа ВТБ планирует сфокусироваться на России и странах СНГ — ее принципиальных рынках, где она, безусловно, будет позиционировать себя как международная группа. Но под «международной» мы все равно подразумеваем, что ВТБ, прежде всего, группа с российскими корнями. Что же касается наших продуктов, то в этой сфере мы не хотим быть супермаркетом, предлагающим все виды банковских продуктов, поскольку планируем сконцентрироваться только на тех сегментах, которые выбрали для своего роста».
Герберт Моос,
заместитель президента – председателя правления

— Существует ли такая вероятность, что сделав упор на развитие розничного сектора, группа ВТБ в будущем станет позиционировать себя как финансовый супермаркет, как это делала, например, City Group?

— City Group позиционировали себя как финансовый супермаркет и в отношении продуктов, и в отношении географического распространения: они хотели присутствовать во всем мире и предоставлять все продукты всем клиентам. Мы же намного избирательнее.

Если говорить о географии, то группа ВТБ планирует сфокусироваться на России и странах СНГ — ее принципиальных рынках, где она, безусловно, будет позиционировать себя как международная группа. Но под «международной» мы все равно подразумеваем, что ВТБ, прежде всего, группа с российскими корнями. Что же касается наших продуктов, то в этой сфере мы не хотим быть супермаркетом, предлагающим все виды банковских продуктов, поскольку планируем сконцентрироваться только на тех сегментах, которые выбрали для своего роста.

Как я уже говорил, сейчас для группы ВТБ розница — очень перспективный сегмент и в нем мы будем развиваться очень быстро. По нашим подсчетам только 80 из 143 млн. человек, проживающих в России, пользуются услугами банков. Но мы ожидаем, что в течение следующих трех лет на рынок банковских услуг придет около 20 млн. новых пользователей — в основном молодые люди, которые готовы пользоваться мобильными банковскими услугами, интернетом, телефонами.

Именно для клиентов нового, молодого поколения, которое вскоре пополнит ряды потребителей банковских услуг, мы запустили четвертый банковский проект группы ВТБ в России — «Лето Банк». Этот банк имеет очень «легкую инфраструктуру»: его работа фокусируется на небольших офисах, мобильных приложениях и работе в интернете. В отличие от «ВТБ24», который был задуман как банк для состоятельных людей, «Лето Банк» ориентирован на новый для нас сегмент — массовый. Огромное население — это потенциальные клиенты, поэтому идея развития в России «легкого банка» очень интересна. К настоящему моменту мы уже открыли 100-ый офис нового «Лето Банка».

— Существует ли какая-то разница между методами внедрения стратегий в регионах (где практика пользования мобильными приложениями не так развита) и в столичных городах России?

— Безусловно. Нужно отметить, что помимо розничного направления, новая стратегия группы ВТБ также предусматривает развитие среднего корпоративного сегмента в регионах.

Будучи вторым по величине банком в России, мы имеем значительное присутствие в Москве и Санкт-Петербурге. Это очень хорошо для нас с точки зрения прибыли, поскольку здесь мы имеем возможность сотрудничать с самыми крупными клиентами. Но, с другой стороны, столичный банковский рынок всегда был очень конкурентным и по марже, и по прибыльности. Поскольку здесь мы соперничаем и с российскими, и с зарубежными банками, говорить о столицах как о поле для роста не приходится. Соответственно источником активного роста для группы ВТБ станут регионы.

В рамках стратегии развития в регионах мы уже переформатировали все наши отделения от Владивостока до Калининграда. Этот значительный проект состоит в том, чтобы снять операционную нагрузку с наших филиалов и концентрировать ее на операционных узлах, один из которых будет расположен за уральской частью Российской Федерации, второй — в европейской части России, а третий — в центральной части России.

Не стоит забывать о том, что требования клиентов к продуктам, к качеству обслуживания в регионах абсолютно не такие, как в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому мы хотим привлечь к работе в наших филиалах высокопрофессиональных клиентских менеджеров, которые понимают специфику работы в конкретном регионе и могут здраво оценить риски и возможности конкретных клиентов.

Нужно учитывать и то, что сами регионы в России очень неоднородны. Есть Сибирь, есть европейская часть, есть юг, есть Мурманск… Эти субъекты очень разные по своей структуре и по своему экономическому потенциалу. Именно поэтому мы хотим с одной стороны освободить филиалы от операционной нагрузки, а с другой — загрузить клиентской работой.
Таким образом, вторая часть нашей стратегии — развитие присутствия группы ВТБ в регионах Российской Федерации. Это направление развития очень значимо для нас.

Также хочу обратить внимание на мировую географическую сетку, поскольку ВТБ имеет большой потенциал в этой области развития. Хотя по размеру активов ВТБ является вторым по величине банком в России, он находится на первом месте по международному присутствию. У группы ВТБ хорошо развитая международная сеть. Так, ВТБ имеет банковские и инвестиционные офисы в 24 странах мира, причем, во многих из этих стран, например, в Китае, в Великобритании, в Индии, в странах Африки ВТБ является единственным российским банком.

Развивая свою международную сеть, ВТБ будет концентрироваться на взаимных торговых потоках между Россией и зарубежными странами.

Наглядным примером интеграционной деятельности группы ВТБ за рубежом является развитие нашего сотрудничества с банками Китая. Как вы знаете, для России Китай является одним из самых важных торговых партнеров, поэтому ВТБ связывает большие надежды с развитием деятельности в этой стране. И, нужно сказать, мы уже добились определенных успехов — совсем скоро ВТБ получит полную лицензию на совершение операций в китайских юанях, что фактически приравнивает нас к любому другому китайскому банку. Это огромный прорыв, поскольку в Китае процесс банковского регулирования очень жёсток, и любой банк, приходящий в Китай, сначала получает лицензию на работу только в иностранной валюте. ВТБ же присутствует на рынке Китая всего 5 лет, но уже сейчас можно говорить о том, что мы получили полную свободу действий и принимаем активное участие в финансовых отношениях между Китаем и Россией.

А если говорить более общими категориями, то мы возлагаем большие надежды на развитие Азии и в частности Китая, поскольку считаем, что это направление будет очень интересным для экономических и финансовых взаимоотношений.

— В каких направлениях планируется развивать сотрудничество ВТБ с банками Китая?

— Мы подписали соглашение о сотрудничестве со Строительным Банком Китая. По размерам активов этот банк тоже является вторым в своей стране. Со строительным банком у нас целый ряд взаимных проектов, мы давно сотрудничаем. Это важный и надежный партнер для нашего развития в Китае. А ВТБ является их партнером в России. Они недавно открыли свое отделение, получили полную банковскую лицензию от Центрального Банка РФ. Кроме того, у нас есть представительство в Пекине и банк в Шанхае. В Гонконге у нас существует компания инвестиционного блока «ВТБ Капитал». Там мы фокусируемся на инвестиционные услуги. Это, как правило, вывод российских компаний на иностранные рынки.

— А есть ли планы по развитию сотрудничества с какими-нибудь банками в других странах?

— Мы концентрируемся на конкретные регионы. Нам важно понимать, что регион может нам дать. Наше инвестиционное подразделение «ВТБ Капитал» подписало соглашение о взаимной работе с бразильским банком BTG Pactual. Это ведущий инвестиционный бразильский банк. В краткосрочной перспективе мы не сможем направить большие ресурсы на создание сети филиалов ВТБ в Бразилии. Это было бы просто экономически нецелесообразно. BTG Pactual также не собирается активно строить инфраструктуру в России. Поэтому соглашение взаимовыгодно. Если отвлечься от инфраструктуры и расходов присутствия, Россия и Бразилия — две страны БРИКС. Обе страны во многом схожи. К примеру, очень ориентированы на ресурсы. Обе страны переживают примерно одинаковый цикл развития, становления их финансовой системы. Реализуются совместные проекты — нефтяные компании присоединились к разработке бразильского шельфа. То есть, мы понимаем, что дополняем друг друга. Также «ВТБ Капитал» — первый инвестиционный банк России, BTG Pactual — первый инвестиционный банк Бразилии. Сейчас у нас целый ряд совместных проектов либо по инвестициям бразильских компаний в Россию, либо по инвестициям российских компаний в Бразилию. И наш банк сопровождает эти инвестиции.

— Так как речь зашла о Бразилии, интересно ваше мнение по поводу создания банка развития БРИКС.

— Я искренне верю в концепцию «Multipolar World». Она состоит в том, что мир постепенно уходит от четкого доминирования Запада или противостояний западной экономической мощи, когда все инвестиции идут, как правило, из США и из Европы. А реципиентами этих инвестиций всегда являются развивающиеся страны. Мы считаем, что мир изменился. Мы видим, что Азия приобретает большую значимость. Мы видим, что Ближний Восток приобретает значимость, а также Россия и Бразилия. Если вы посмотрите на, допустим, мировые золотовалютные резервы, вы увидите следующее. Номер 1 в этом графике — Китай, номер 2 — Япония. Номер три — Россия, номер 4 — ОАЭ. Недалеко будет и Бразилия. Я не говорю о том, что США или западная Европа уйдут на второй план, думаю, что у этих стран появятся равноправные партнеры — страны БРИКС. Я считаю, что у банка БРИКС очень интересное будущее. Можно обратиться к истории. В 1944 было подписано Бреттон-Вудское соглашение и сформирована международная валютная система. Тогда страны, образовавшие эту систему, создали Мировой Банк (World Bank). И IMF, как его орган, имеет очень большое значение на международном рынке. Если мы верим в концепцию «Multipolar World», то банк БРИКС перспективен. Ведь, действительно, экономика меняется, и такие страны, как: Бразилия, Китай, Индия — будут играть значимую роль. Поэтому банк развития БРИКС может стать первым формальным образованием, первым финансовым институтом стран БРИКС. В первую очередь, он будет фокусироваться на инфраструктуру и проекты развития внутри стран. А при той мощи, которая у него будет — его планируется наделить ресурсами до 100 млрд. долларов- я думаю, что это будет очень влиятельный институт в мировой сфере.

— В связи с тем, что появляются новые центры экономического влияния, может ли мировая резервная валюта, доллар, быть замещена какой-то восточной валютой?

— Доллар завоевывал свою популярность не в течение последних десятилетий, а столетиями. Да, экономика США сейчас находится под очень серьезным давлением, долг приближается к 200% от ВВП. Некоторые штаты уже фактически банкроты. Ситуация в США на самом деле не намного лучше ситуации в Европе. Америка, конечно, имеет статус мировой державы, и она активно подавляет любые мнения о том, что находится в кризисе. При этом страна находится в очень тяжёлом финансовом и экономическом положении. Тем не менее, я считаю, что даже в этом положении мы не увидим смещения доллара в краткосрочной перспективе. Но, смотря на несколько лет вперед, могут появиться новые валюты, которые, возможно, не заменят доллар, но будут очень важными альтернативными валютами. Юань точно будет такой валютой. Все больше расчётов производятся в юанях. У евро, при разрешении проблем Кипра, Греции и других стран, есть неплохой шанс стать одной из альтернативных валют. И потенциально — у валют других стран БРИКС. Надо следить за тем, как будет развиваться рубль, как будет развиваться бразильский реал, индийская рупия. У рубля — одни из самых лучших шансов стать альтернативной валютой. Потому что из всех стран БРИКС рубль — единственная валюта, которая не имеет никаких валютных ограничений. У китайского юаня есть контроль, у бразильского реала есть контроль, у индийской рупии есть контроль. Обычно контроль заключается либо в отношении счета капитала, либо в отношении операций по текущему счету. Этот контроль очень жесткий. Китай — пример очень жесткого контроля. Там существует уже оффшорный юань, который котируется в Гонконге. Рубль же, я считаю, сможет стать значимой региональной валютой в рамках СНГ и ближайших экономических партнеров. Безусловно, важно понять — смогут ли страны таможенного союза или наши партнеры по БРИКС поверить в рубль и использовать его как расчётную валюту, тем самым выведя его за пределы РФ. Если это реально, то у рубля есть хороший шанс стать расчётной региональной валютой.

— В каких странах (ТС, СНГ) группа ВТБ планирует расширять сети филиалов и дочерних предприятий?

— Наши банки присутствуют практически во всех странах СНГ. У них разные степени развития. Ситуация в Украине не сравнима с ситуацией в Казахстане или в Азербайджане. Поэтому в каждой отдельной стране будет реализовываться конкретный проект. Но мы позитивно смотрим на все страны СНГ. И считаем, что экономическое взаимодействие с Россией будет улучшаться во всех странах.

Ольга Сокольникова, Ирина Акимушкина , World Economic Journal

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....