Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Юрий Соловьев: «Приватизация — это захватывающая история»

 
12.10.2012

— На фоне заявлений о том, что традиционная модель роста российской экономики больше не работает, куда Россия зовет инвесторов?

— К себе. В России масса интереснейших возможностей для инвестирования. Можно обсуждать детали новой модели роста и как должна измениться роль ТЭК в экономике, но бесспорным фактом является то, что внутренние источники — очень большой уровень сбережений и колоссальный потенциал увеличения производительности труда — мы еще даже не начали использовать. Да, модель роста нужно переориентировать на рост производительности труда, модернизацию основных фондов и инновации. И правительство сейчас открыто и весьма интенсивно обсуждает такую возможность.

— В такой модели внутренний спрос начинает выступать основным источником роста?

— Внутренний спрос очень важен. К сожалению, наши потребители в значительной степени ориентированы на импортные товары.

Поэтому, чтобы стимулирование внутреннего спроса помогало российской, а не китайской экономике, надо создать условия для производства конкурентоспособных товаров в России. Если это удастся сделать, то часть роста может быть обеспечена и за счет расширения экспорта, так как эти же товары будут конкурентоспособны и на внешних рынках. Но, чтобы это действительно произошло, в первую очередь мы должны поднять производительность труда и снизить издержки ведения бизнеса в России.

Очень интересной в этой связи инициативой является задача, поставленная президентом весной этого года, по улучшению позиции России в рейтинге Всемирного банка Doing Business со 120-го места до 50-го к 2015 году и 20-го к 2018 году.

— В оттоке капитала выплаты по кредитам занимают большое место?

— Погашение зарубежных займов выглядит как отток. Однако основной компонентой оттока капитала все-таки является рост иностранных активов. За девять месяцев этого года, согласно предварительной оценке ЦБ, он составил $93 млрд при чистом оттоке $58 млрд. Разница — это как раз приток через зарубежные заимствования, которые несколько подросли с прошлого года.

— Споры вокруг бюджета затрудняют инвестиционный процесс? У вас не возникает ощущение, что с приоритетами макроэкономической политики возникла неопределенность?

— Приоритеты четко сформулированы как в указах президента от 7 мая, так и в последующих постановлениях правительства, равно как и в проекте бюджета на 2013–2015 годы. Выступления официальных лиц на нашем форуме «Россия зовет!» также не дают никаких оснований сомневаться в единстве видения стоящих целей и задач. Все говорили практически в один голос.

— В один?

— На мой взгляд, да. Разные мнения существуют только по структуре расходов. Инвесторы всегда переживают, когда видят увеличение расходов бюджета, ослабление бюджетной дисциплины. И их можно понять. Достаточно посмотреть на то, что сейчас происходит в еврозоне.

В определенный момент стало понятно, что, несмотря на ухудшающиеся бюджетные доходы и экономический рост, правительства стран Европы не готовы на жесткие меры с негативными социальными последствиями. И инвесторы тут же перестали покупать облигации этих стран.

Финансовый рынок предпочитает жесткую политику социальных расходов и увеличение расходов на инфраструктуру, например, на основе частно-государственного партнерства.

Но, чтобы осуществлять преобразования, политическому руководителю нужна политическая поддержка населения. Выбор правильного баланса — залог успеха экономической политики.

— Не стоит увеличить программу заимствований?

— Российское правительство имеет один из лучших бюджетных балансов в мире — госдолг составляет 10% ВВП — и сейчас очень дешево может привлечь очень длинные деньги. Мы считаем, что Россия может выпустить даже 100-летние облигации, и абсолютно уверены, что мы можем помочь их разместить.

С другой стороны, насущной необходимости в этих деньгах у правительства, которое имеет бюджетный профицит, сейчас нет. Стоит ли накапливать ликвидность «на черный день» по очень привлекательным ставкам, пока рынки открыты, но при этом выплачивая проценты или выйти на рынок, когда эти деньги действительно понадобятся, но неизвестно, на каких условиях будет доступно финансирование, — вопрос непростой.

 
 
 
 
«Мы видим колоссальный интерес и среди российских инвесторов, и за пределами России. Каждый из крупных активов с потенциалом размещения на рынках привлекает как стратегических, так и финансовых инвесторов. Сейчас приватизация — это захватывающая история.»
Юрий Соловьев,
первый заместитель президента – председателя правления

— Вы видите интерес инвесторов к приватизационной программе? Она реалистична?

— Мы видим колоссальный интерес и среди российских инвесторов, и за пределами России. Каждый из крупных активов с потенциалом размещения на рынках привлекает как стратегических, так и финансовых инвесторов. Сейчас приватизация — это захватывающая история.

Мы видим позитивную динамику после смены руководства Росимущества. По количеству сделок превышены показатели за несколько лет. В прошлом году ВТБ открыл «приватизационную волну» вторичным размещением части госпакета, затем была продажа «Первой грузовой компании». С этого лета уже провели ряд сделок, и до конца года возможны решения по Новороссийскому морскому торговому порту, порту Ванино, обсуждаются вопросы приватизации «Совкомфлота».

— Как последнее решение Центробанка о повышении ставки рефинансирования повлияло на группу ВТБ?

— На текущий момент это решение никак не отразилось на ВТБ. У нас существует ряд инструментов с привязкой к ставке ЦБ, и сейчас мы пытаемся синхронизировать риски, чтобы избежать негативного влияния на наш баланс и капитал. Повышение ставки объясняется тенденцией к увеличению инфляции.

У этого процесса несколько ключевых двигателей: повышение цен на некоторые сырьевые товары, рост тарифов, бум в потребительском секторе — профильные банки растут на 30–40% за год, и ЦБ видит в этом признаки «пузыря». Справедливо это или нет — вопрос дискуссионный.

Для нейтрализации последнего фактора, возможно, есть более точечные инструменты хирургического вмешательства в рынок потребительского кредитования, например, повышение нормативов резервирования по определенным операциям. То, что на октябрьском заседании Центральный банк воздержался от еще одного увеличения ставки, указывает на то, что он стремится выдержать баланс между долгосрочной целью достижения низкой инфляции и краткосрочными факторами, формирующими деловой цикл. При этом за последний месяц было очень четко продекларирована задача перехода к полноценному инфляционному таргетированию к 2015 году, так что, наверное, вес инфляции в монетарном правиле Центробанка, наверное, превалирует.

Вполне возможно, что мы увидим еще одно повышение до конца года, так как инфляционное давление в ближайшие месяцы будет сохраняться.

Но уже в 2013 году мы ожидаем понижательный цикл в процентных ставках.

— Как оцениваете результаты ВТБ Капитала за полгода? Ждете оживления рынка во второй половине?

— Рынок акционерного капитала был практически закрыт. Долговой рынок тоже был крайне неактивен. Но сейчас пошли первые сделки, и они очень обнадеживают. Рынок долга практически вернулся к нормальному режиму функционирования. Мы удерживаем долю на этом рынке и лидирующие позиции. Причем, несмотря на неустойчивое функционирование первичного облигационного рынка, для торгового бизнеса по бумагам с фиксированной доходностью год получается абсолютно рекордным. И валютный трейдинг, и трейдинг процентных ставок растут по 15–20% в год. 

По слияниям и поглощениям год был не очень активным, в том числе и из-за неопределенности по доступности финансирования, но сейчас мы на пороге завершения ряда сделок. ВТБ Капитал завершил самую масштабную реструктуризацию в Европе — по болгарской компании Vivacom. Мы со стратегическими партнерами получили контроль над телекоммуникационным оператором и завершаем реструктуризацию долга. Есть несколько сделок в Румынии, Турции и Сербии.

В России мы осуществляли поддержку Российских железных дорог в сделке с Gefco. Надо, чтобы по-настоящему открылся рынок акционерного капитала, сделок было бы намного больше. Пока это заметный ограничительный фактор. Однако в середине сентября по пятам размещения Сбербанка были запущены сразу несколько IPO; если они состоятся, это даст инвесторам новый уровень комфорта, что ликвидность вернулась и в этот класс активов.
Рынок акционерного капитала находится в состоянии летаргического спокойствия.

Интерес к акциям сокращается из-за старых проблем — недостатков корпоративного управления как в государственных компаниях, так и ряде частных, не самых щедрых дивидендных выплат, слабых позиций миноритарных акционеров. Компании не делятся деньгами, ссылаясь на планы по развитию бизнеса и инвестпрограммы. Обязательные оферты, как показало одно из недавних решений Высшего арбитражного суда, у нас не являются настолько уж обязательными, их может заменить относительно небольшой штраф. Соответственно, миноритарные акционеры не чувствуют себя защищенными. Это основная причина потери интереса к рынку акций. Жаль, он мог бы стать одним из источников роста для России.

— Стартовали ли консультации по участию ВТБ в организации финансирования сделки «Роснефти» и ТНК-ВР?

— Нет.

— Венчурное финансирование стало для ВТБ значимым направлением бизнеса?

— Мы ведем международные проекты с «Роснано» и венчурной группой DFJ. С группой «Казына капитал» (аффилирована с суверенным фондом Казахстана «Самрук-Казына». — «Газета. Ru») мы на пороге первых инвестиций. Команда, которую мы сформировали в 2009–2010 годы, не только сделала около 10 новых инвестиций из различных фондов, но и смогла придать свежую динамику тем проектам, в которые группа ВТБ вошла ранее. В итоге у нас были выходы на публичные рынки и продажи. Главный пример — это «Русские навигационные технологии», тема ГЛОНАСС оказалась интересной.

В целом, венчурный бизнес — колоссальный источник роста для экономики страны в целом. Кремниевая долина — это не только новые рабочие места, технологии, которые создавались там, изменили мир. Сейчас мы стараемся привести умный капитал из-за рубежа, который может помочь монетизации технологий. У нас много творческих людей, но наша способность масштабировать и монетизировать проекты крайне низка. Деньги должны приносить с собой бюджетную дисциплину и выводить бизнес на новые уровни развития: компания не должна терять технологии и ведущих специалистов.

— Чем у вас занимается инвестор Джим Роджерс?

— Джим Роджерс давно занимается инвестициями в сырьевые рынки, в том числе и в сельскохозяйственный сектор. В настоящий момент его интерес привлекла и Россия, где существуют огромные возможности развития этого сектора. Джим войдет в консультационный совет нашего сельскохозяйственного направления и соответствующего фонда, если он состоится. Это сложная индустрия, обладающая колоссальным резервом повышения производительности труда.

Петр Канаев , Газета.Ру

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....