Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «Центр тяжести мировой экономики перемещается в азиатский регион»

 
07.09.2012

— Какие меры, на ваш взгляд, нужно принять, чтобы Россия смогла стать ключевым игроком в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР)?

— Для начала необходимо переосмыслить нынешнюю экономическую и политическую стратегию с учетом того, что центр тяжести мировой экономики перемещается в азиатский регион. Благодаря своему географическому расположению Россия может стать одной из ключевых стран в АТР. Но инфраструктура Дальнего Востока и Сибири в отличие от соседних стран по-прежнему остается неразвитой. Руководство страны это признает: ведь не случайно власти пошли на создание специального Министерства по развитию Дальнего Востока. Даже сама идея проведения во Владивостоке саммита АТЭС лишний раз доказывает тот факт, что федеральный центр понимает: азиатский вектор развития экономики не менее важен, чем европейский. Более того, сейчас есть все предпосылки для создания на Дальнем Востоке и в Сибири транспортного коридора, который соединит страны АТР с Евросоюзом, а также для развития за Уралом энергетического комплекса и добычи углеводородов. Кроме того, мы должны строить порты, трубопроводы, налаживать авиационное сообщение. Такие проекты могут быть реализованы на основе государственно-частного партнерства.

— Для старта упомянутых вами проектов помимо политической воли необходима доступность финансовых ресурсов. Как удешевить кредиты для компаний, которые согласятся участвовать в проектах государственно-частного партнерства на Дальнем Востоке и в Сибири?

— Мне кажется, не надо пытаться перетягивать в регион финансирование из Европы, а воспользоваться рынком АТР. Сегодня Китай, который способен инвестировать большие деньги, становится одним из крупнейших экспортеров капитала. Контакты ВТБ с финансовыми институтами Китая показывают, что китайские инвестфонды, такие как, например, государственный CIC, готовы стать портфельными инвесторами в тех или иных российских компаниях и покупать миноритарные доли. Есть возможность и привлечения капитала из других стран региона — Южной Кореи, Японии, Тайваня и т. д.

— Тот же Китай заинтересован инвестировать в российские компании, не производящие продукцию глубокой переработки. По сути, Пекин готов финансировать Дальний Восток и Сибирь как свой сырьевой придаток.

— Конечно, есть определенные опасения в этом плане. Но мы не можем не учитывать тот фактор, что сегодня Китай — вторая экономика мира, а потенциально первая. Понятно, почему Пекин заинтересован в финансировании сырьевого сектора на Дальнем Востоке и в Сибири. Китайской промышленности нужны энергоресурсы, и желательно по предсказуемым ценам. И чтобы избежать крена, когда капитал из стран АТР идет только в сырьевой сектор, необходимы определенные ограничители. В то же время для получения инвестиций в отрасли, производящие продукцию с высокой добавленной стоимостью, напротив, необходимо предложить мощные стимуляторы.

«В 2008 году ВТБ впервые поднял вопрос об инвестировании средств китайских фондов в Россию. Но чтобы запустить этот процесс, оказалось, что китайскому регулятору на финансовых рынках необходимо выпустить подзаконный акт, в котором признается, что Россия считается страной, разрешенной для инвестирования. Как только были сняты эти ограничения, процесс хотя и медленно, но пошел.»
Андрей Костин,
президент – председатель правления ВТБ

— Возможна ли в виде такого стимулятора конкуренция капитала, когда наряду с китайскими инвестициями в эту часть России могут быть инвестированы средства федерального стабилизационного фонда?

— Я только за конкуренцию. Сегодня, когда потребность экономики в той же инфраструктуре существенно превышает имеющиеся инвестиционные ресурсы, не так много альтернатив. Поэтому я сторонник более открытой политики в отношении иностранного капитала. Кроме того, мощным стимулятором могут стать особые преференции для компаний, работающих на Дальнем Востоке и в Сибири. Это уже реальное, а не декларативное изменение инвестиционного климата.

— Какие отрасли помимо сырьевой промышленности могут быть якорными на Дальнем Востоке и в Сибири?

— Я выделил бы судостроение. Объединенная судостроительная компания совместно с корейцами готова строить новые верфи в регионе. Еще одной точкой роста может стать автомобилестроение, учитывая, что «Соллерс» уже запустил во Владивостоке свой завод. Также необходимо развивать электроэнергетику: с одной стороны, на Дальнем Востоке и в Сибири есть все необходимое для этого, с другой — у стран региона огромная потребность в электричестве. Кроме того, необходимо строить новые и развивать уже имеющиеся порты. Например, Сингапур, который благодаря развитию своего порта стал одним из серьезнейших игроков в АТР. Или возьмем Китай, где для развития той или иной отрасли создаются региональные кластеры.

— Что мешает российским компаниям использовать азиатские биржевые площадки для проведения IPO?

— Самое простое — незнание азиатских рынков. Эмитенту из России, который для IPO выбирает площадку в Лондоне или Нью-Йорке, понятны требования законодательства Великобритании и США. В Азии же, в частности в Гонконге или Шанхае, законодательство, регулирующее финансовые рынки, требует каких-то дополнений. Например, в 2008 году ВТБ впервые поднял вопрос об инвестировании средств китайских фондов в Россию. Но чтобы запустить этот процесс, оказалось, что китайскому регулятору на финансовых рынках необходимо выпустить подзаконный акт, в котором признается, что Россия считается страной, разрешенной для инвестирования. Как только были сняты эти ограничения, процесс хотя и медленно, но пошел.

Халиль Аминов , Коммерсант

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....