Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Денис Бортников: «Кто не дает залог – не уверен в своем бизнесе»

 
04.07.2012

Руководитель Северо-Западного регионального центра банка ВТБ Денис БортниковКак вы оцениваете текущую ситуацию на рынке корпоративного кредитования?

– Как достаточно стабильную. По темпам выдачи мы возвращаемся к уровню 2007-2008 годов. Медленно, правда, но возвращаемся. К сожалению, ситуация в самой экономике стагнирующая. Многие компании до сих пор не могут понять, куда они хотят идти. И поэтому возвращаются к своим проектам, которые были свернуты в кризис, с некоторой осторожностью.

Многие компании возвращаются к своим докризисным планам?

– Многие, но не все. Возвращаются пищевая промышленность, строительная отрасль, хотя о стройке говорить преждевременно, поскольку в кризис она больше всех пострадала. Тем не менее, есть ряд заемщиков среди строительных компаний, с которыми мы давно работаем и продолжаем сотрудничать.

В конце прошлого года городская администрация отменила ряд крупных инвестиционных проектов. Банкиры впоследствии говорили, что это сорвало их планы по выдаче кредитов. У вас была такая же ситуация?

– Нет, такого не было. Мы достаточно консервативно подходим к выбору проектов. Я неоднократно говорил, что мы стараемся работать с компаниями, которые имеют замкнутый производственно-строительный цикл, то есть, что называется, от карьера до возведения объекта и его реализации на рынке. Таких компаний немного, но они умеют правильно планировать как финансовые, так и производственные потоки.

По последним новостям банка заметно, что в выдаче кредитов доминирует финансирование регионов и муниципальных округов. Можно ли говорить о том, что спрос реального бизнеса на кредиты невысок?

– Это не совсем так. Дело в том, что мы всегда занимались кредитованием администраций, ведь мы государственный банк. А кто, как не государственное кредитное учреждение, готов подставить плечо государственным же структурам. Не секрет, что основная масса регионов – это регионы – реципиенты, получающие дотации и субсидии. С бюджетами ситуация достаточно напряженная: чтобы реализовывать свои социально значимые проекты или закрыть дефицит бюджета, регионы обращаются за деньгами в банк. Другой вопрос, что не всегда получается выдать деньги нуждающемуся региону, так как есть определенные условия конкурентной борьбы.

Какие крупные инвестпроекты вы финансируете и планируете профинансировать в СЗФО?

– Зона наших интересов распространяется не только на Петербург и Ленобласть, но и на весь Северо-Западный регион. Кредит 300 млн рублей может быть значимым для какого-то региона, но на фоне Петербурга не так заметен, хотя и оказывает влияние на рост кредитного портфеля в целом.

Например, сейчас у нас на рассмотрении есть два сельскохозяйственных проекта в Ленобласти, суммы кредитов достаточно большие. Пока в Ленобласти до конца реализован только один проект такого характера – по строительству тепличного комплекса агрофирмы «Выборжец». Стоит отметить, что у данной компании диверсифицирован бизнес: в несезон они реализуют покупную продукцию. Кроме того, этот проект входит в госпрограмму по субсидированию процентной ставки по кредиту. Компания является одним из основных игроков региона в своей отрасли и в ближайшие 1,5-2 года, вероятно, будет доминировать.

На каких условиях сейчас кредитуются юрлица?

– Ставки зависят от категории клиентов. У банков есть внутренние классификации по качеству заемщика, у каждого банка они свои. У нас, например, есть клиенты категории А, им возможно выдать кредит по ставке ниже рыночной, а есть заемщики категории D – это заведомо дефолтные кредиты, безвозвратные.

При этом клиент, который у нас получит классификацию D, в частном банке, к примеру, проходит по рейтингам группы В или С. Частные банки зачастую начинают кредитовать не совсем качественных клиентов, стремясь к росту показателей, а это говорит о том, что есть задача «набить» кредитный портфель. У всех свои цели, но вопрос в том, какая часть такого портфеля в кризисной ситуации окажется дефолтной.

Также меня удивляют кредиты под 8% и ниже. Как можно выдавать деньги на 3 года под такие проценты, если ставки овернайт выше 6%?

Какие у вас преимущества перед частными банками?

– Это очень сложный вопрос. Все-таки частные банки – они более живые, что ли, зачастую при принятии решений они принимают на себя больше рисков. Например, частный банк может выдать большой кредит без обеспечения и на длительный срок. Но на самом деле, чтобы выдать большой кредит без залога, нужно досконально разобраться в бизнес-стратегии клиента. Я, честно говоря, не знаю, есть ли у наших конкурентов четкое понимание того, какова эта бизнес-стратегия.

Бывает, что мы обслуживаем клиента, у нас с ним вполне теплые отношения. Но вдруг у нас задержка по принятию решения о выдаче кредита, и тут появляется частный банк, который говорит клиенту, что готов ему дать деньги на 5 лет без обеспечения. Клиент, конечно, соглашается. А дальше что? Сколько в кризис было таких ситуаций, когда у клиента возникали финансовые трудности, в результате которых урегулирование долгов перед банками приводило к частичной или полной потере бизнеса. При этом на баланс банков и управляющих компаний попадали абсолютно непрофильные для их основной деятельности активы.

Работаете ли вы с собственниками компаний, которые не пережили кризис?

– Мы стараемся не пересекаться с собственниками обанкротившихся компаний. У нас позиция такая: мы не кредитуем без залогов, а такие компании зачастую не предоставляют никаких залогов. Собственник, который не готов дать залог под реализацию своих бизнес-задач, – это собственник, который не уверен в собственных силах и не верит в свой бизнес.

Какие у вас планы по основным показателям?

– В прошлом году, когда мы говорили о присоединении к головному офису, то рассчитывали на увеличение портфеля по итогам года до 250-280 млрд рублей. К сожалению, нам не удалось достичь этого показателя. И, хотя темпы прироста более медленные, на 1 июня текущего года объем корпоративного кредитного портфеля СЗРЦ по сравнению с аналогичным периодом 2011 года увеличился на 9,1%. Хочу отметить, что в кризис мы не растеряли портфель, а по крупицам его наращивали.

Что изменилось для клиента после интеграции ОАО ВТБ Северо-Запад и ОАО Банк ВТБ?

– Мы приложили все силы, чтобы это никак не отразилось на наших клиентах. Я надеюсь, они не ощущают разницы. У СЗРЦ есть собственный кредитный комитет, полномочия которого равны кредитному комитету в головном офисе. Учитывая этот факт, скорость рассмотрения заявок не изменилась. Но при этом, если рассматриваемый кредит больше установленного лимита, мы имеем право выйти на рассмотрение заявки коллегиальным органом в Москве и с плеча головного офиса выдать крупный кредит, который при этом будет обслуживаться в региональном подразделении. В целом схожая схема была и при ВТБСеверо-Запад, но при этом как отдельное юрлицо мы должны были соблюдать еще нормативы ЦБ, что накладывало свои ограничения на объемы кредитования. Сейчас таких ограничений нет, поскольку нормативы достаточности капитала позволяют удовлетворить практически любую заявку.

Как оцениваете ситуацию с ликвидностью банковского сектора?

– Сейчас ситуация с ликвидностью относительно стабильная и, конечно, лучше, чем в 2008-2009 годах, но длинных денег по-прежнему нет. Причем эти деньги имеют определенную стоимость, на основе которой можно прогнозировать, что в дальнейшем стоит ожидать на рынке. До кризиса у нас было несколько потенциальных заемщиков на достаточно крупные суммы, от кредитования которых мы были вынуждены отказаться в кризис, поскольку ситуация с ликвидностью была нестабильная: такие проекты обычно ресурсоемки и требуют длинных денег. В тот период, когда к нам обращались компании и просили долгосрочных вложений сроком до 5-10 лет, мы, не имея ликвидности на такую длину, не могли с ними договориться об условиях, удовлетворяющих обе стороны.

В целом, говоря о ситуации с ликвидностью банковского сектора, можно ориентироваться на ставку овернайт. С начала года она колеблется в диапазоне 3,5-7%. В конце I квартала был период, когда мы немного застыли на уровне 4-4,5%. В принципе, это можно объяснить тем, что тогда государством было закачано много денег в систему. В первую очередь это связано с поддержкой из федерального центра и с раскрытием бюджета по заказам Минобороны. Причем ситуация отличалась от предыдущих лет. Обычно деньги федерального бюджета поступали компаниям на счета в банках где-то со второй декады декабря. В итоге к концу года банки имели большой объем остатков на счетах юрлиц и на этих деньгах почти ничего не зарабатывали. А в этот раз, на рубеже 2011-2012 годов, раскрытие бюджета началось с первой декады декабря и продолжалось до февраля. Кроме того, в новогодние праздники работали фондовые рынки и межбанк, что также способствовало увеличению уровня ликвидности.

Удается ли пополнять ликвидность за счет вкладов юрлиц?

– Все взаимосвязано – если нет ликвидности в финансовой системе, то у клиентов ее тоже нет. Все зависит от того, как расходует денежные средства бюджет и какой будет дальнейшая политика Центробанка. Он, как известно, влияет и на валютную корзину, осуществляя валютные интервенции, и поддерживает уровень ликвидности банков.

Вы не очень публичный человек. Почему?

– Почему я такой непубличный Это связано с тем, что я несколько дней в неделю провожу в Москве. А когда возвращаюсь в Петербург, то осуществление функций текущего управления съедает очень много времени, коллегиальные органы и совещания расписаны по часам. Мне просто некогда ходить на светские мероприятия. Да и выступать я на самом деле не очень люблю. 

Елена Зборовская , Деловой Петербург – online

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....