Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «Добиваться приватизации любой ценой не стоит»

 
27.06.2012

Андрей Костин во время Петербургского международного экономического форума побеседовал с главным редактором Business FM Ильей Копелевичем об особенностях приватизации в современной экономической ситуации

Андрей Костин Андрей Леонидович, рынки будто специально послали привет всему нашему бизнес-сообществу – падение цен на нефть, рост доллара... Мы говорили, что причина кроется в Европе. Вы сейчас как раз побывали на саммите G20, поделитесь своим прогнозом – чего ждать, решит ли Европа ту проблему, которая перед ней стоит?

И на G20, и здесь можно говорить в течение нескольких часов с ведущими американскими и европейскими банкирами, и вы услышите самые разные мнения относительно того, как будет развиваться этот европейский сценарий.

Но решение уже лежит в сфере политики.

Да, безусловно. Дело в том, что мы ругаем европейских политиков, но ведь они принимают очень ответственные решения. Они принимают решение истратить на различные программы миллиарды, сотни миллиардов, триллионы долларов и евро – это деньги налогоплательщиков. Это вещи, которые еще 10 лет назад были бы просто немыслимыми для любого политика. Это во-первых. Во-вторых, специфика принятия решений в международных организациях, будь то Европейский союз или G20, – принцип консенсуса. Это очень сложный процесс принятия решений.

Да, мы понимаем, что решения как таковые не принимаются.

«Я бы все-таки сконцентрировался на задачах создания новой экономики. Мы постоянно будем возвращаться к теме чувствительности России к внешним рынкам до тех пор, пока не создадим диверсифицированную, инновационную экономику. Что касается антикризисных мер, я думаю, мы неплохо готовы»

И поэтому я бы сказал так: выйдет Греция из Европы, не выйдет – это не конец света. И после выхода Греции будет жизнь. И если даже еще несколько слабых стран выйдут из Евросоюза, все равно европейская интеграция будет проходить в той или иной форме. Мы должны прогнозировать и оценивать, как это повлияет на нашу экономику. Вчера президент очень четко выделил две задачи: надо иметь комплекс антикризисных мер и создавать новую экономику. Я бы все-таки сконцентрировался на задачах создания новой экономики. Мы постоянно будем возвращаться к теме чувствительности России к внешним рынкам до тех пор, пока не создадим диверсифицированную, инновационную экономику. Что касается антикризисных мер, я думаю, мы неплохо готовы.

Игорь Шувалов позавчера подробно об этом рассказывал и сказал, что главная антикризисная мера, которую правительство считает актуальной в этом году, – это обеспечение банковской системы ликвидностью, чтобы при ухудшении ситуации реальный сектор мог продолжать кредитоваться. Наши большие банки, вы и Сбербанк собственно, с Центральным банком уже спорите на эту тему.

Это нормальный процесс кадрового лоббизма. Каждый смотрит со своей колокольни. Центральный банк заинтересован в том, чтобы делать это, но, возможно, в последний момент. А мы считаем, что это можно делать загодя. Мы должны найти какой-то баланс интересов. Никто не отрицает, что в случае ухудшения ситуации требуется предоставление ликвидности. Вопрос только, насколько ситуация плоха. Думаю, ликвидность не будет проблемой для России. Краткосрочная ликвидность будет предоставлена в необходимых объемах. Для России вопросом будет долгосрочная ликвидность. Мы сейчас ведем много переговоров здесь, в Санкт-Петербурге. Подписали крупнейший проект государственно-частного партнерства в области платных дорог. Речь о запуске диаметра в Питере. Наша часть – 140 млрд. рублей финансирования, но это долгосрочное финансирование. И такие задачи, конечно, решаются сложнее. Сегодня в целом инвесторы стали бояться долгосрочных рисков, стали уходить от них. Поэтому задача – концентрироваться на вот этих вопросах. Краткосрочная ликвидность банкам будет предоставлена – и не только крупным банкам, она в период кризиса 2008-2009 года предоставлялась всем банкам. И, кстати, за редким исключением, все банки деньги вернули. Для Центрального банка это была не только правильная, но и выгодная операция в конечном итоге.

Кредиты не берут, потому что такая высокая процентная ставка.

При нынешних темпах инфляции – которые составляют, если брать план, порядка 6%, а сейчас ситуация лучше, инфляция где-то в районе 4% с небольшим – нам кажется, что ставка рефинансирования и ставка, по которой Центральный банк выделяет ресурс для банков, может быть снижена. У Центрального банка есть свои аргументы, их тоже можно рассматривать – он озабочен потенциальной опасностью увеличения инфляции. Я думаю, какой-то разумный компромисс будет найден. Центральный банк в принципе учитывает многие интересы банков. Другое дело, что вопрос сегодня не только с ликвидностью, а с капиталами банков. Во всем мире. Россия тоже не исключение. Сегодня российский банковский сектор, на мой взгляд, имеет достаточный капитал, но...

Но он снижается.

Он снижается, во-первых, потому что выйти сегодня на рынок капитала трудно. В прошлом году, допустим, ВТБ вырос на 50%. Это значит, что необходимо нарастить капитал на такую же сумму. На внутреннем рынке всегда трудно с капиталом, и если сегодня на внешний рынок ты выйти не можешь, то капитал брать негде.

Ограничиваешься собственными вложениями.

Это, правда, происходит по всем странам, и банкиры всех стран этим недовольны. К тому же Центральные банки сегодня усиливают требования к достаточности капитала и к резервам.

Ну, вообще у нас «Базель-3».

У нас «Базеля-3» пока нет, но требования более жесткие. У нас сегодня достаточный капитал 10%, а у западных банков – 4. Поэтому мы сегодня неконкурентны. Другое дело, что они будут подтягиваться к этому уровню по «Базелю-3».

Пакет ВТБ, который должен быть приватизирован (все время это откладывается), – это, кстати, не один из способов?

Это не так, Илья. ВТБ – единственная государственная компания, которая приватизировалась в срок. Поэтому ничего не откладывается. Мы в феврале прошлого года, в соответствии с планами правительства, продали 10%. У кого откладывается – так у всех других. Мы сейчас – заложники ситуации, потому что у Сбербанка приватизация отложилась на год. Конечно, они столкнулись с очень плохой ситуацией на рынках, и их тоже можно понять. Мы на 2011 год план выполнили, 2012 еще не закончился, но наш аргумент простой: если правительство хочет делать это при любом рынке, оно должно вместе с Центральным банком, который возглавляет Набсовет Сбербанка, договориться, что кто-то идет осенью, кто-то идет весной. Это мяч не в мои ворота, это мяч в ворота правительства и Центрального банка. Без этого решения нам очень трудно будет сделать следующий шаг.

Хорошо, приватизация части пакета – для вас это способ увеличить капитал?

Нет, приватизация части государственного пакета – это не увеличение капитала. Это деньги, которые непосредственно от инвестора пойдут в государственный бюджет. Если будет принято решение, скажем, о частичном выпуске новых акций, тогда это будет увеличение. Есть другие инструменты, которые применяются в мировой практике и не применяются у нас. Мы недавно высказали идею: есть такое понятие долгосрочного или бессрочного субординированного кредита. Мы не в отношении государства хотим его применить, можно выйти на рынок и вместо акций взять 50-летний субординированный кредит.

«Приватизация части государственного пакета – это не увеличение капитала. Это деньги, которые непосредственно от инвестора пойдут в государственный бюджет»

Понятно. Андрей Леонидович, все-таки как вы относитесь к тому, что в этой сложной ситуации на рынке Фонд национального благосостояния сможет участвовать в процессе приватизации крупных пакетов? Логика понятна – немножко отрегулировать ценовой диапазон. С другой стороны, если его будет регулировать такой государственный фонд, то что будут думать частные инвесторы? Сегодня он отрегулировал, завтра вышел, а что будет с котировками?

Дело не в регулировании. Сегодня в мире банки стоят и полкапитала, и треть капитала. Мы вот сейчас тоже чуть-чуть стали ниже, чем капитал. Это не цена для нашего банка, который зарабатывает 15% возврата на капитал. Было бы жалко сегодня отдавать всю прибыль, всю маржу иностранным инвесторам, которые, конечно, заинтересованы в получении прибыли.

Тогда, может, вообще подождать с приватизацией? Если фактически государство покупает само у себя, потому что такая ситуация на рынке? В чем смысл, если деньги идут в бюджет, из бюджета в Фонд национального благосостояния и обратно?

Вы знаете, рынок – сложная вещь. Мне кажется, надо быть готовым, выстроить правильную схему и ждать окна возможностей. Они появляются. Они были и весной этого года, они могут появиться осенью. Цена – вещь условная, она может быть еще ниже.

В чем задача этой приватизации, если деньги перетекают из одного бюджетного кармана в другой?

Гнать любой ценой я бы не стал. Если говорить о качестве управления компаниями, я бы поспорил о том, какие компании лучше управляются – частные или государственные. Мы работаем со многими компаниями, кредитуем их, смотрим, как они управляются, какая у них финансовая дисциплина. Я не соглашусь с тем, что Сбербанк, ВТБ управляются хуже, чем частные компании. Ни в коем случае. Я вам приведу много примеров частных банков, где это на порядок ниже. Поэтому мне кажется, что добиваться приватизации любой ценой не стоит. Но уменьшать долю государства нужно.

Вы затронули глобальную тему: надо или не надо приватизировать доли. Приватизация пакетов через инвестфонд, попадание их в частные руки формируют другую инвестиционную среду в стране. Пока частные инвесторы из России уходят, потому что им здесь не во что вкладывать. Второй аргумент сразу, а вы уж поспорьте: здесь был Анатолий Чубайс, который хочет приватизировать 10%, это же защита менеджмента. Тогда уже, грубо говоря, не перед Генеральной прокуратурой отвечаете, а перед акционерами. Есть капитализация хорошо, акционеры довольны.

Я готов отвечать и перед Богом, и перед прокуратурой, и перед акционерами. У нас сейчас так приватизация происходит: приходит крупный клиент, берет кредит в Сбербанке или ВТБ и покупает частный актив. Это происходит сплошь да рядом. Это приватизация такая? Условная. Вот таким образом мы и становимся потом владельцами непрофильных бизнесов: от строек до лесных комплексов. Я считаю, что действительно важно привлечь настоящих инвесторов, которые приходят со своими деньгами и вкладывают свои деньги, а не забирают у банков и создают пирамиды. Вы правильно говорите – частные деньги, конечно, должны иметь возможность приобретать активы. В этом плане распродажа государственного имущества – важная задача. Я с этим не спорю, я говорю, что это повестка дня, которой, мне кажется, сложно прописать жесткое расписание. Я еще раз повторяю: мы свою программу за 2011 год выполнили еще в феврале, в 2012 году мы ждем, пройдет ли Сбербанк или нам скажут: «Идите вперед». Мы в принципе к этому готовы.

Андрей Леонидович, чтобы закончить, очень коротко, важные вопросы, на которые нет простых ответов. Все-таки главные прогнозы по рублю-доллару на перспективу полгода, и какие здесь факторы главные?

Вы знаете, я бы сказал очень коротко: наш Центральный банк обладает всеми возможностями и желанием, главное – удерживать курс в рамках коридора.

Я слышал другое – что коридор расширяется и гибкий курс стал главной, так сказать, вехой времени. Пора привыкнуть, говорят, что будет колебание в пределах 15-20%.

Колебания – вы знаете, сегодня ушло вниз, завтра пойдет вверх. Следите за ценами на нефть. Это еще один фактор.

Понятно. А цены на нефть, как нам говорят, сейчас зависят от ситуации в Европе. Это сейчас главный фактор, да?

Я не вижу факторов укрепления рубля, но и сильного падения тоже ожидать до конца года я бы не стал.

Спасибо. И держитесь курса!

Спасибо!

Илья Копелевич , Business FM

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....