Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Дмитрий Назипов: «Мы становимся свидетелями некоторого перелома в мировой экономике в целом»

 
04.06.2012

Intelligent Enterprise: Около полутора лет назад в нашем журнале появились двойные интервью-диалоги, в ходе которых потребитель и поставщик совместно обсуждают поставленные вопросы. Цель таких интервью - показать роль технологий в бизнесе. Поскольку в роли потребителя у нас сегодня выступает ВТБ, один из крупнейших банков России и Восточной Европы, хотелось бы поговорить о розничном банковском бизнесе, который в последнее время значительно изменился именно благодаря ИТ.

Дмитрий Назипов: На мой взгляд, изменения носят более масштабный характер - мы становимся свидетелями некоторого перелома в мировой экономике в целом. Производство материальных объектов утрачивает привлекательность для инвесторов, и одновременно растет интерес к объектам не материальным, а чисто информационным - контенту, электронной медиасреде, возможностям общения и т. д. Все это раньше либо имело определенную материальную форму, такую как книга, художественный альбом или посещение театрального спектакля, либо предоставлялось почти или вовсе бесплатно, либо вообще не существовало ни в каком виде.

Материальные товары (за исключением сегмента роскоши) становятся все дешевле, это касается и продовольствия, и одежды, и многого другого. Одновременно растет потребление услуг "новой экономики" - связи и подключения к Интернету, а также покупаемого в сети контента и программного обеспечения. В Интернет уже потекли десятки и сотни миллиардов долларов от огромной армии потребителей во всем мире.

Шамиль Шакиров: Бурно растет рынок пользовательских сервисов. Свежий пример - компания Instagram. Она разработала приложение, которое позволяет фотографировать с помощью iPhone или смартфона на Android, а затем представлять фотографии в том или ином виде, публиковать их на своем ресурсе и подписывать на них друзей. На днях пришло известие о том, что Facebook покупает Instagram за миллиард долларов!

Смежная тенденция - переход ИТ-компаний от продажи технологий к оказанию услуг.

Дмитрий Назипов: У конечных пользователей есть очевидные причины предпочесть сервисный подход, потому что, например, полный комплект Apple Office для iPad можно купить за 15 долл. и не платить при этом за поддержку.

Шамиль Шакиров: Это делает ИТ-бизнес похожим и на телекоммуникационный, и на банковский - мы все занимаемся сервисом. Давайте пофантазируем: не случится ли в будущем такого, что банки расширят свой набор сервисов и вторгнутся в сферу ИТ - скажем, начнут хранить не только деньги, но и какую-то важную информацию клиентов?

Дмитрий Назипов: Вряд ли. Я думаю, что услуги информационного депозитария станут все-таки прерогативой специальных компаний - тех, которые специализируются на облачных ИТ-сервисах и аутсорсинговых центрах обработки данных. Хранение информации в электронном виде слишком сильно отличается от хранения бумажных документов и золота в слитках.

Более интересно перемещение банков в ту же нишу, где находятся продавцы музыки, электронных книг, социальные сети. Ведь электронные деньги - это только данные на счетах, и мы обеспечиваем их движение как нематериальной субстанции, как чистой информации. Инфраструктура для замены физических денег электронными в России уже есть. Я не помню точных цифр, но думаю, что уже больше половины россиян получает зарплату на счета в банках. Во многих магазинах есть устройства для приема денег с карточек, развернута огромная сеть платежных терминалов, есть банкоматы с функцией приема наличных. Все больше городов, где для оплаты общественного транспорта служат карточки. Следующим этапом могли бы стать расчеты с мобильных устройств по технологии NFC - в iPhone 5 она уже есть. Не хватает, пожалуй, некоторого толчка со стороны государства, каким могло бы стать, например, запрещение крупных платежей наличными. В эту сторону сейчас движется Европа. Но, так или иначе, в России, как и во всем мире, банки становятся поставщиками информационного сервиса.

Шамиль Шакиров: Одновременно на ваше поле начинают проникать игроки из других отраслей - ИТ, телекома. Если взять транзакционный бизнес "маленьких денег", то в нем практически нет банков, там действуют специализированные чисто сервисные компании, такие как PayPal, WebMoney, "Яндекс-Деньги", Qiwi.

Дмитрий Назипов: И точно так же банки упустили рынок платежных терминалов.

Шамиль Шакиров: Да. Компании, не имеющие капитала, но владеющие технологией оказания услуги, сумели вырастить бизнес, с которым стало интересно сотрудничать традиционным банкам. Не окажутся ли банки в конечном итоге всего-навсего базовой инфраструктурой для сервисных бизнесов?

Дмитрий Назипов: Я думаю, инновационные модели денежного оборота будут перетекать в классические банковские формы. Скажем, Qiwi - это фактически банк, поддерживающий транзакционный бизнес с огромным объемом платежей: здесь и госуслуги, и ЖКХ, и платежи за связь, и кошелек с генерацией виртуальных карт. Правда, этот банк пока не обременен банковским регулированием и регламентами Центробанка, но превращение его в классический большой банк видится мне в данном случае как естественный путь развития.

Точно так же и WebMoney, и YandexMoney будут в дальнейшем ассоциироваться с банками. У мобильных операторов тоже есть свои "карманные" банки, и нас, видимо, ждет ассоциирование абонентских счетов с банковскими. То есть, скорее всего, появится много разных гибридных схем, которые затем станут нормальными банковскими схемами. Происходящие сейчас процессы вводят в банковский бизнес новых игроков, расширяют понятие "банк" и во многом создают конкуренцию старым банковским монстрам, нивелируя и девальвируя их былые достижения. Со временем мы должны научиться более гибко регулировать работу как небанковских платежных систем, так и платежных систем банков; важным шагом на пути к такому регулированию стало, на мой взгляд, принятие закона "О национальной платежной системе".

Шамиль Шакиров: Логично спросить: не опасаются ли банки конкуренции со стороны операторов платежных систем, операторов связи, контент-провайдеров?

Дмитрий Назипов: Банки осознают эти угрозы и ищут ответ на них. Как руководитель подкомитета по мобильным платежам при Центробанке я могу сказать, что Центробанк сейчас смотрит на данную проблему достаточно широко и компетентно. Возможно, уже в рамках существующего закона о национальной платежной системе нас ждут интересные новации, которые изменят судьбу электронных денег как легального способа платежа, регулируемого банковским законодательством.

Охват гигантской массы пользователей означает необходимость в соответствующей инфраструктуре из сотен тысяч серверов. Где ее взять? Инвестиционный банк на Уолл-Стрит ни в чем подобном никогда нуждаться не будет. Естественно, казалось бы, обратиться к специализированным поставщикам облачных услуг, но банки, насколько я знаю, не слишком доверяют внешним сервисам.

Шамиль Шакиров: "Ай-Теко" предлагает такие услуги, и я бы не сказал, что банки нам не доверяют. Примерно половина клиентов нашего ЦОД - финансовые организации, причем крупные: практически все они входят в первую тридцатку, как минимум в Топ-50.

Мне нравится проводить аналогию между сервисным направлением нашего бизнеса и банковским делом. Банки возникли как институт, помогающий людям хранить деньги, занимать их друг у друга, транспортировать из одного места в другое. Подвал собственного дома купца (читай - коттеджа предпринимателя) не гарантирует сохранность денег, а банк гарантирует, потому что он инвестировал средства в обеспечение надежности и безопасности вложений и готов брать на себя определенные риски. Далее, деньгами надо как-то обмениваться, и очень удобно, когда под боком есть организация, которая легко примет у тебя деньги и передаст их указанному лицу или, наоборот, примет деньги от кого-то и передаст их тебе. Сейчас люди стали задумываться о том же применительно к хранению информации и информационному обмену. Коллективные центры обработки данных (ЦОД) позволяют более эффективно получать доступ к информации и обмениваться ею. Появляется некая эластичность: как ты берешь в банке кредит, когда возникает потребность в деньгах, так и в дата-центре можешь при необходимости получить дополнительный вычислительный ресурс.

Главное отличие здесь в том, что банки существуют уже не одну сотню лет, поэтому банковское законодательство успело достигнуть высокой степени совершенства, а законодательство, регламентирующее обработку, использование, хранение информации, сегодня еще только формируется. В сфере финансов есть закон о банковской тайне, в случае нарушения которой вы можете предъявить банку претензии. Кроме того, там предусмотрено страхование вкладов.

Раньше, когда мы поставляли технологии, клиент сам отвечал за соответствие этой технологии потребностям бизнеса. Теперь мы предлагаем ему ИТ-сервис, а значит, обязуемся взять на себя часть его рисков. Соответственно клиент рассуждает так: "Этот сервис позволяет мне заработать столько-то денег, минута его простоя обойдется мне в такую-то сумму, следовательно, в случае остановки сервиса, независимо от причины, провайдер должен гарантировать мне возмещение убытков в этом размере". Как это можно было бы обеспечить? Мне решение видится в создании некоего инструмента страхования, который бы охватывал все поле сервисов и был дополнен правовыми нормами, регламентирующими отношения между всеми участниками процесса. Тогда мы получим возможность страховать наши риски и брать на себя ответственность, как того хотят клиенты, а при возникновении споров ссылаться на определенные законодательные акты и судебные прецеденты.

Рассуждая об использовании внешних сервисов в любом бизнесе, необходимо различать технологии, уникальные для данного бизнеса, и все остальные. Типовые ИТ-задачи вполне можно перевести на аутсорсинг точно так же, как работы, не имеющие отношения к ИТ, - скажем, охрану здания или уборку помещений. Уже получил распространение аутсорсинг поддержки рабочих мест, поддержки клиентов. В конкретном случае банковского бизнеса примером может служить поддержка дистанционного банковского обслуживания клиентов. Это неплохо стандартизованный процесс, который для банков оказывается достаточно затратным. Перевод обслуживания на аутсорсинг обеспечит эластичность, и быстрое наращивание сервиса в связи с увеличением количества клиентов перестанет быть проблемой. Кроме того, у специализированного поставщика хорошо отработана технология и накоплен значительный опыт, так что он сумеет обеспечить более высокое качество при меньших затратах.

Бизнесу невыгодно распылять капитал, поэтому он стремится свести затраты на типовые сервисы к чисто операционным, а инвестиции по максимуму сосредоточить на профильных направлениях и развитии уникальных технологий, которые обеспечат ему конкурентное преимущество. И здесь тоже есть шанс для ИТ-компаний: если мы специализируемся на решениях для определенной отрасли, то гарантированно можем помочь организации - в данном случае банку - в создании таких технологий.

Таким образом, я вижу два направления в работе ИТ-компаний с банками. Первое - это создание информационных систем и предоставление их в качестве сервисов. Второе - наработка и использование компетенций, чтобы квалифицированно содействовать банкам в анализе клиентской базы и создании новых банковских услуг, которые позволили бы им опередить конкурентов.

Дмитрий Назипов: Возвращаясь к внешним облачным сервисам, замечу: мое отношение к ним будет различным в зависимости от того, рассматриваю ли я их как частное лицо или как специалист, принимающий решение для бизнеса. Как частное лицо - фотограф-любитель, путешественник, зритель, слушатель - я, безусловно, рано или поздно начну хранить свой личный контент в облаке. Законодательство об охране личной тайны принято, действует и наверняка будет совершенствоваться, а это позволяет мне рассчитывать, что мои фотографии из отпуска в Египте увидят только те, кому я захочу их показать, что мои письма друзьям не будут опубликованы в газете или выложены в Сети. Сейчас у меня дома стоит система хранения на несколько терабайт, куда я записываю личный контент - фотографии, музыку, фильмы. Если в ближайшие 20 лет масштабы скандалов с сервис- и контент-провайдерами по поводу разглашения ими персональной информации клиентов будут оставаться на приемлемом уровне, то мы все, я думаю, откажемся от таких систем в пользу внешних серверов.

В качестве специалиста банка я потребую полностью исключить риск разглашения и утечки информации. Это вовсе не из разряда невозможного. Например, банк арендует несколько квадратных метров пола в коммерческом ЦОД, сертифицированном на определенную категорию, и устанавливает там свое оборудование. Стойки с аппаратурой огорожены решеткой, ключ находится у специалистов банка, вся информация зашифровывается на входе канала связи аппаратным шифрователем трафика. Это, я думаю, устроит самый взыскательный банк. А если будут четко прописаны правила о защите, доступности и неразглашении, то приемлем, видимо, и следующий уровень, когда заказчик получает некое "облачное" пространство для хранения своих приложений и данных на серверах провайдера. При этом вычислительная мощность может быстро наращиваться в случае необходимости и "схлопываться", когда потребность в ней пропадает.

Наконец, сервис-провайдер может предоставлять заказчику свои приложения по схеме SaaS. Это не столь однозначный случай, здесь уже могут возникать сложные, иногда даже неразрешимые юридические проблемы. Цена вопроса различна в зависимости от того, какие именно данные передаются провайдеру. Они могут быть просто открытыми, а могут составлять коммерческую тайну заказчика или, что более серьезно, личную или коммерческую тайну его клиентов (как в случае банков). Значит, должно различаться и законодательное регулирование. И если речь идет об информации, критичной для предприятия с точки зрения работоспособности, но не с точки зрения разглашения, использование SaaS вполне приемлемо, в том числе и для банков. Правда, препятствием может оказаться масштаб: далеко не всякий сервис-провайдер может предоставить крупному или очень крупному банку адекватно масштабируемый сервис с гарантированным временем доступности и гарантированным откликом для клиентов. И все-таки рано или поздно все стандартные задачи уйдут в облако, а бизнес будет фокусироваться на своих ключевых компетенциях.

Облачные сервисы – трансграничные. Клиенту не важно, в какой стране физически находится тот сервер, на котором лежат его данные, - конечно, за исключением случаев, когда закон требует размещения этих данных в своей стране. Вызывает ли это беспокойство, и какое именно?

Дмитрий Назипов: На самом деле ИТ проходят здесь общий путь инфраструктурных услуг - все они развивались от локальных систем к глобальным. Так произошло с дорогами, транспортными системами, электросетями, почтой, телефонией. Пока еще крупные игроки строят собственные ЦОД, и это напоминает строительство электростанции рядом с заводом, как на заре электроэнергетики на британских мануфактурах. В будущем все ЦОД должны стать специализированными предприятиями наподобие электростанций, которые объединены в глобальную сеть и продают потребителям некоторые стандартизованные услуги.

Шамиль Шакиров: Стремление пользоваться услугами зарубежных провайдеров в нашей стране есть. Прибалтийские ЦОД сейчас проводят масштабную кампанию, продвигая свои услуги у нас (западноевропейский рынок, по-видимому, достиг некоторой точки насыщения). В их рекламе нахождение ЦОД за пределами России преподносится как преимущество - так сказать, "к нам точно не придет ОМОН".

Дмитрий Назипов: Да, к сожалению, это вполне весомый коммерческий аргумент.

Шамиль Шакиров: В действительности особых причин для опасений такого рода нет. Принимая решение об открытии собственного ЦОД, мы понимали эти риски, но в отечественной практике еще не случалось, чтобы правоохранительные органы являлись к провайдеру по проблеме одного конкретного клиента или закрывали какой-то сайт.

Дмитрий Назипов: Либо эти эпизоды не получили огласки, поскольку ни регулирующие органы, ни сервис-провайдеры не заинтересованы в их разглашении. И, разумеется, существует инструментарий типа СОРМ-2.

Шамиль Шакиров: Я вот о чем недавно задумался. Сейчас в Москве строится общероссийский финансовый центр. Конечно, такой центр необходим стране, и я всецело разделяю эту идею, но во всем мире начинают уже думать не о чисто финансовых, а об информационных центрах.

Дмитрий Назипов: Я думаю, что два этих типа центров все-таки следует разделять. Для финансового центра важна юрисдикция, а для облачных вычислений вопросы юрисдикции совсем никак не регламентированы: ЦОД лучше всего строить там, где есть дешевая электроэнергия.

Вполне можно вообразить себе чисто виртуальный банк, где менеджеры общаются только дистанционно, - все технологии для этого уже есть. Однако всякий банк должен быть зарегистрирован в некоторой точке земного шара, и именно в этой точке он будет уплачивать налог.

Далее, национальное законодательство отдельных стран может влиять на другие части глобальной системы. Например, в США сейчас принято регулирование, согласно которому любые банки, имеющие какие-либо отношения с банками США, обязаны по запросам американских органов власти предоставлять им информацию о своих клиентах. Это уже испытали на себе швейцарские банки - там были взяты с поличным американские граждане, которые нелегально вывезли в Швейцарию свои деньги, утаив их от американского налогообложения. Деньги, как и информация, трансграничны, но это не мешает их регулированию, иногда очень причудливому.

Если же говорить о ЦОД, то его, как я уже сказал, лучше строить там, где есть дешевая электроэнергия. С облачными вычислениями вопросы юрисдикции совсем никак не регламентированы, и этот сервис может подпадать под действие одних законов там, где он локализован, и под действие других там, где находятся пользователи.

Сейчас в двух или трех дата-центрах сосредоточена информация о 80% населения планеты - возможно, неполная и не совсем точная. Но в любом случае это огромный объем информации.

Шамиль Шакиров: Может быть, и банки должны подумать о создании не только финансовых, но и информационных центров, чтобы больше, чем за океаном, знать о нашем населении - своей потенциальной клиентской базе?

Дмитрий Назипов: Тенденция к глобализации здесь сталкивается со стремлением соблюсти локальные интересы. Как это будет трансформироваться впоследствии, как в дальнейшем будут сочетаться глобализация и отстаивание национальных интересов, мы не знаем. И конечно, эта проблема касается не только банков, она намного шире. 


Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....