Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «Если кто заинтересован именно в честных выборах, то это прежде всего сам Владимир Путин»

 
13.02.2012

Ищи, кому выгодно

Движение «За честные выборы» считается «антипутинским». В этом, видимо, искренно убеждены его лидеры и участники демонстраций в Москве. В этом убеждены и многие представители власти. Парадокс в том, что на самом деле лозунг «За честные выборы» антипутинским не является.

Все опросы общественного мнения однозначно показывают -- выборы выиграет Владимир Путин. Можно спорить -- в два тура или в один, как распределятся места со второго по пятое, но победа Путина никаких сомнений не вызывает. В данном утверждении нет ни агитации за Владимира Путина, ни даже выражения симпатии к нему и его политике. Это -- просто констатация фактов, статистика.

Если кто заинтересован именно в честных выборах, то это прежде всего сам Владимир Путин. Да, все равно побеждаешь, но нужна не просто победа, а именно честная, то есть такая, в которой никто не посмеет сомневаться. Только это гарантирует легитимность власти. Поэтому совершенно правильные решения -- как можно более широкое приглашение российских (в том числе «яблочников») и международных наблюдателей, запоздалое, но очень нужное решение о допуске на «большой экран» непримиримых противников нынешнего премьера -- Немцова, Рыжкова, Касьянова и т. д. Это тоже работает на честные выборы, увеличивает их легитимность.

Для оппозиции лозунг «За честные выборы» имеет главным образом пропагандистское значение -- сегодня ни на каких честных выборах им не светит возможность занять видное место в Думе или выиграть президентские выборы. Старые оппозиционеры («Яблоко», КПРФ, ЛДПР) уже прочно заняли ряды исключительно партий второго и третьего эшелона, а их лидеры на протяжении последних пятнадцати лет обрели статус неизбираемых. Молодая оппозиция только формируется -- у нее нет ни программы, ни лидеров. Таким образом, чтобы победить, сейчас оппозиции нужны как раз «нечестные методы» -- например, общий обвал власти и государства.

Итак, вывод -- общество сегодня, со своим здравым смыслом, не готово менять власть в России. Но общество, со своим чувством собственного достоинства, требует, чтобы власть сама менялась, чтобы она была честной, в том числе на выборах. Оппозиция не имеет никаких оснований -- ни моральных, ни политических -- приватизировать идеи честных выборов, свободы слова и т. д. Какими бы ни были конкретные движущие мотивы этих «декабристов», но именно власти больше всего необходимы честные выборы. На выборах нечестных, нелегитимных далеко не уедешь. Если власть хочет быть прочной, она обязана быть легитимной. А значит -- опирающейся на честные выборы, на большинство избирателей.

Вызов для Владимира Путина

Итак, сегодня избрание Владимира Путина президентом практически гарантировано. В данном списке кандидатов (и вообще среди известных политиков) серьезных соперников у него нет. Но это совершенно не значит, что у Владимира Владимировича нет персональных и политических вызовов. Они есть, крайне серьезные, и лежат вовсе не в избирательных урнах.

Сразу скажу: я не являюсь членом «ближнего круга» Путина. Да и карьерного взлета при нем не сделал. Еще в 1996 году был назначен главой Внешэкономбанка, с тех пор перешел «по горизонтали» на формально сопоставимый пост главы ВТБ. Мне кажется, это позволяет мне достаточно объективно оценивать личность Путина.

Тем более мне есть с кем сравнивать. За последние 10-15 лет мне довелось так или иначе общаться практически со всеми ведущими политиками и бизнесменами мира. Должен сказать, что не только по моей оценке, но и по мнению большинства моих собеседников, Владимир Путин -- один из немногих реально сильных политиков начала XXI века. Он быстро занял место в ряду самых звездных мировых лидеров не только по должности, но и по масштабу личности. Ум, характер, способность держать слово и удар -- политики и бизнесмены прекрасно чувствуют это. Не только место красит человека, вес политика -- это вес его ядерного чемоданчика плюс вес его личности. Так вот -- Владимира Путина высоко ценят и оппоненты, и партнеры. (Путин, кстати, первый лидер России после Ленина, который хорошо владеет несколькими иностранными языками.)

Мне довелось присутствовать на десятках встреч Владимира Путина с мировыми лидерами. Ни разу наш лидер не смотрелся хуже своих собеседников, а чаще заметно превосходил их. Еще в ходе предвыборной кампании в 2000 году я заметил его удивительную способность очень быстро входить в курс любого дела, с большой долей профессионализма понимать самые различные проблемы: на встрече с работниками автопрома он говорил как опытный автомобилестроитель, с атомщиками -- как будто проработал в этой отрасли всю свою жизнь. Он всегда говорит с людьми на одном, понятном им языке -- качество, необходимое для успешного политика.

Тем не менее Владимир Путин в личном плане столкнулся с тяжелым вызовом. Он очень долго правит. Как бы ни называлась его должность, но практически он руководит страной 12 лет. И впереди у него новый срок. Это очень много. Для открытого общества в XXI веке это -- громадный срок. Никто сегодня из лидеров демократических стран в мире так долго не правит. По мнению многих, это не просто очень долго, это -- слишком долго. «Штанга годов» становится все тяжелее -- но он опять за нее берется. Нет сомнений, что он ее поднимет в марте, но вопрос в том, каким образом он будет ее удерживать долгие шесть лет.

Разумеется, я не берусь судить о личных мотивах Владимира Путина. Но у меня нет сомнений в одном -- первостепенное значение для него имеют интересы страны, общества, России. В условиях отсутствия зрелой, самобалансирующейся политической системы и развитых институтов гражданского общества слишком велика роль личности первого лица, его возможности консолидировать общество, управлять страной. Это в Англии или США смена лидера не ведет к потрясениям. Иное дело -- Россия.

Так что в значительной мере ВВП -- «раб на галерах», прикованный к существующей Системе. Конечно, Владимир Путин сам несет долю ответственности за это, но неверно, что эта Система возникла лишь в нулевые. Она -- продолжение всей нашей политической истории, где были монархи, вожди, перевороты, бунты и революции, но никогда не было ни публичной политической конкуренции, ни республики, ни спокойной, регулярной смены руководства путем выборов. И не случайно президент Ельцин охотно принимал «титул» -- «царь Борис». Это была шутка, в которой есть доля шутки... И ушел он, кстати, вопреки популярному в либеральной среде мифу, только тогда, когда уже, очевидно, просто физически не мог больше править. Ушел, не объявив об открытых выборах, а назвав «преемника». Такова политическая культура России.

Но эта культура вступает в противоречие с сегодняшним настроением части российского общества. И в этом -- заслуга Владимира Путина и вызов Владимиру Путину. Это «при Путине» возник массовый средний класс. И, как часто бывает, этот же средний класс кроме благодарности (а то и вместо благодарности) к премьеру испытывает и раздражение.

Прежняя, патерналистская, «полумонархическая» политическая культура больше не устраивает этот класс. Люди чувствуют себя «социально взрослыми» и не хотят «отеческой опеки» со стороны государства, президента. Не устраивает их и несменяемость президента -- как бы его ни звали. Таковы реальные причины недовольства, предлогом для выплеска которого послужили выборы 4 декабря. Таков первый вызов Владимиру Путину -- персональный.

Мне кажется, один ответ на него Владимир Владимирович нашел. Ответ прост -- не «бороться» с этими людьми, а слушать их, хоть они и не составляют большинства. Максимально расширить политические свободы. И не только для того, чтобы только «выпустить пар», а чтобы люди могли сами от «подросткового негативизма» перейти к каким-то более осмысленным идеям. Пусть в условиях свободы попробуют не только кричать «путинуходи», но и вести дискуссию и даже думать. Пусть люди, сами себя назвавшие «креативным классом», поищут реальные варианты, реальные альтернативы. Не к этим, так к следующим выборам... Именно на это направлены предложения, уже озвученные Дмитрием Медведевым в ходе его президентского послания: выборность губернаторов, упрощение порядка регистрации политических партий, создание Общественного телевидения. В этом же контексте следует рассматривать политическую программу, сформулированную Путиным в статье «Коммерсанту» 6 февраля. Но это лишь начало. Политические реформы должны пойти дальше, вплоть до создания стабильной саморегулирующейся двухпартийной системы, настоящего гражданского общества. Для этого потребуются большая политическая воля и смелость.

У Владимира Путина есть два тактических хода, чтобы укрепить свои политические позиции на предстоящий шестилетний срок. Первое -- серьезно обновить команду. Его высокая личная порядочность, «физиологическая неспособность» сдавать «своих» вошли в поговорку. Но эта черта может быть и силой, и слабостью. Сейчас совершенно очевидно, что обновление команды -- неизбежно. Речь не идет о тотальной чистке. Но уставшее от неподвижности общество требует новых лиц. Тот самый средний класс настаивает, чтобы поехали социальные лифты. Эта претензия посерьезнее, чем «подсчет голосов». А раз лифты поедут, то не пускать их выше нижних этажей -- невозможно. Стране необходимо усиление социальной мобильности. А значит, и ускоренная циркуляция элит. Снизу доверху.

Есть и другой ход -- объявить в любое время после победы 4 марта, что он не будет баллотироваться на новый президентский срок и что именно в ближайшую шестилетку намерен осуществить основной комплекс политических и экономических реформ.

Так что запас прочности, равно как и возможность политического маневра, у Владимира Путина имеется.

Мягкий грунт прошли

Слова про «лихие 90-е» и «спасительные 2000-е» -- давно пропагандистский штамп. Любой штамп неточен. Так или иначе, в 1990-е были созданы основные рыночные механизмы, которые сработали в 2000-е.

Сошлюсь на пример нашего банка, ВТБ. Когда десять лет назад в него пришла наша команда, это был заштатный банк с активами в $6 млрд, кредитующий два десятка корпоративных клиентов. Само название «Внешторгбанк» постоянно путали с Внешэкономбанком, от которого ВТБ отпочковался в 1990 году. «Совковость», отсутствие уже используемых во всем мире передовых банковских технологий и продуктов, низкая рентабельность -- вот характерные черты Внешторгбанка начала нулевых.

Сегодня это универсальная финансовая группа, входящая в сотню крупнейших банков мира, активы которой превышают $200 млрд, ведущая деятельность в 20 странах мира, предоставляющая услуги в области розничного и корпоративного инвестиционного бизнеса на европейском, мировом уровне. Сотни иностранных специалистов, перешедшие из лучших финансовых институтов мира, работают сегодня в группе ВТБ. Акции банка котируются на Лондонской фондовой бирже, нашими партнерами являются все ведущие банки мира, нас хорошо знают и на Уолл-стрит, и в лондонском Сити, и на Гонконгской фондовой бирже. Сказанное выше не похвальба и не отчет о проделанной работе. Это просто конкретная иллюстрация того, как фантастически изменилась российская экономика «при Путине». Да, Владимир Путин оказывал большую поддержку банку и в годы кризиса, и в продвижении его на труднодоступные внешние рынки. Но то же самое он делал и для других частных и государственных компаний.

Я горжусь, что наш банк -- одна из самых успешных, быстрорастущих российских компаний. Но мы не исключение. Достаточно сказать, что за 2000-е ВВП России (по паритету покупательной способности) вырос в два раза, по этому показателю РФ поднялась с 10-го места в мире на 6-е. И нечестно тут все списывать на механический рост цен на сырье. Как говорит Владимир Путин, «везет тем, кто везет». Нас не просто «поднимала сырьевая волна» -- Россия достаточно умело плыла на гребне этой волны.

Достаточно сказать, что все макроэкономические показатели (профицит бюджета, госдолг в соотношении с ВВП, сальдо торгового баланса, золотовалютные резервы, уровень безработицы и т. д.) у России гораздо лучше, чем у стран ЕС.

Особую роль сыграл Владимир Путин в преодолении кризиса 2008-2009 годов. Я практически еженедельно видел премьера в ходе совещаний по самым различным проблемам, сопровождал его в поездках. Владимир Путин тогда, по-моему, несколько раз объехал всю страну, решая одну проблему за другой. Антикризисные меры требовали ручных методов управления. В результате, хотя и потеряв 7,5% роста ВВП, мы предотвратили сколь-нибудь серьезный рост безработицы, полностью сохранили банковский сектор, а также ряд отраслей промышленности, попавших под удар мирового кризиса: автопром, оборонку, металлургию, сумели не сокращать, а наращивать социальные программы. И кстати, Владимир Путин никогда не пытался, как многие политики на Западе, «перевести стрелку» ответственности за кризис на банки или бизнес. Он просто взял ее на себя.

Да, Владимир Путин восстановил страну из хаоса и экономической нестабильности 90-х (вспомним хотя бы финансовый кризис 1998 года, уничтоживший практически всю банковскую систему, в результате чего сотни тысяч людей потеряли свои средства и свой бизнес -- вот уж удар по среднему классу), лишил олигархов политической власти, угрожавшей самому существованию нашей страны. И сделал это на принципах либеральной (кудринской, если хотите) модели экономики. Потому я одобряю экономическую политику Владимира Путина и являюсь его сторонником.

Вместе с тем задача проведения социально-экономических реформ стоит в предстоящий период правления Владимира Путина весьма и весьма остро.

Необходимость дальнейших реформ

Мировой финансовый кризис наложился на наши внутренние проблемы, еще более обнажив и обострив их. Проблема же, по сути, одна. Резервы восстановительного роста -- исчерпаны. «Жизнь в обмен на нефть» -- не имеет будущего. Уровень жизни людей вырос. Выросли и потребности, ожидания. И вот тут возможны серьезные потрясения. Если ожидания десятков миллионов людей будут обманываться, если не будут решены основные социальные проблемы, не появятся новые рабочие места, если вместо роста уровня жизни последует его длительное снижение и увеличение разрыва между богатыми и бедными -- вот тогда масштабный политический кризис неизбежен. Слабо смягченный системой демократических тормозов, этот кризис может привести не к банальной смене правительства/президента, как в «среднеевропейской» стране, а к системным потрясениям.

Вот этого допустить нельзя.

Я 17 лет являюсь участником Давосского экономического форума. Но никогда еще, как в этом году, я не видел столь встревоженных западных политиков и бизнесменов. Все они говорили о росте социальной напряженности в их странах, высказывали опасения по поводу возможного социального взрыва. Даже в такой тихой, социально миролюбивой стране, как Швейцария, по словам моих швейцарских коллег, нарастают крайне радикальные политические движения, представляющие угрозу ее политической стабильности. Так что социальные протесты отнюдь не наш эксклюзив, и движению «Захвати Болотную площадь» предшествовали куда более агрессивные манифестации практически во всех странах Старого и Нового Света.

Поэтому чтобы сохранять стабильность внутри страны -- надо менять экономику, надо двигаться вперед.

После избрания президентом Владимиру Путину и правительству Дмитрия Медведева необходимо будет осуществить целый комплекс трудных социально-экономических реформ. Ряд существенных моментов изложен в статье Владимира Путина газете «Ведомости» от 30 января.

Необходимо завершить начатые структурные реформы. Пенсионная система. Медицина и образование. Энергетика. ЖКХ. Естественные монополии. Резко сократить роль государства в экономике, приватизировать госкомпании и ряд госкорпораций. Надо повысить эффективность государственного регулирования рыночной экономики. Если бы у нас хорошо работали соответствующие регуляторы, то не было бы истории ни с Банком Москвы, ни с «Ланта-тур». Надо наконец решить проблему дешевого муниципального жилья. Развить транспортную и иную инфраструктуру, в том числе за счет государственно-частного партнерства. Либерализовать доступ иностранных инвесторов на российский рынок, неважно -- европейцев, арабов или китайцев. Начать реальную работу по сокращению коррупции. Все это придется делать, не отказываясь от макростабильности, а значит, и определенного ограничения государственных расходов.

Выводы

Сегодня России необходима легитимная власть, опирающаяся на честные выборы. Надеюсь, что это будет обеспечено. Несомненным фаворитом выборов является Владимир Путин. Значит, ему и брать на себя ответственность за будущее России.

Сегодня стране необходима свобода -- она снижает внутреннее напряжение в Системе. За последнее время сделаны шаги в этом направлении, но нужно сделать больше.

Сегодня нам необходима не популистская экономическая тактика, а серьезная социально-экономическая стратегия. Надеюсь, что такой и будет политика нового президента и правительства.

Сегодня необходим волевой импульс и ощущение надежды, перспективы. Я уверен, что Владимир Путин сделает все, что в его силах, чтобы дать такой импульс. И в этом деле мы, общество, его ответственная часть, должны ему помочь. Потому что на самом деле мы, граждане России, помогаем себе. 


Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....