Рейтинг@Mail.ru
Для частных лиц: Интернет-банк
Выберите ваш город:
Москва
Справочная служба банка ВТБ
8 (800) 200-77-99
Бесплатный звонок по России
8 (495) 739-77-99

Андрей Костин: «Бизнес должен ориентироваться на собственные силы»

 
06.10.2011

ВЕДУЩИЙ: Второй волны кризиса не будет – один из основных тезисов форума «Россия зовет». Андрей Костин уверен, что значения индексов фондовых бирж сейчас находятся на слишком низких уровнях. Благодаря хорошим фундаментальным показателям, они скоро начту расти. И поэтому помощь российским компаниям не потребуется в том объеме, в каком была необходима в 2008 году. Интервью у главы ВТБ взял мой коллега Илья Копелевич.

Андрей КОСТИН: Сегодня Владимир Владимирович Путин, кстати, уже казал, что в случае необходимости государство готово снова поддержать российские компании …

КОРР.: Подставить плечо.

Андрей КОСТИН: Да, подставить плечо. В этом вопросе все равно ничего нового не выдумаешь. Все наработки, которые создали в 2008-2009 годах, можно снова запустить в работу, если потребуется. Но проблемы с ликвидностью сегодня, по большому счету, нет ни у нас, ни в других частях мира. Кстати, что касается проблем в Европе, то их причина не в ликвидности, проблема – в отсутствии доверия.

КОРР.: Да.

Андрей КОСТИН: И в долгах, которые наделали суверенные государства. На сегодня это – наиболее очевидные причины.

КОРР.: Андрей Леонидович, я хотел бы перейти к вопросам о возможной помощи экономике со стороны государства. Как она может осуществляться, какие есть для этого механизмы?

Андрей КОСТИН: Вспомните 2009 год. Что делало государство в первую очередь? Оно давало ликвидность банкам с одной стороны, а с другой, выкупало корпоративные долги компаний реального сектора. В основном, помогали крупным отдельным компаниям, причем больше всего тем, у кого было долгов больше, чем у других.

КОРР.: Вы считаете, что это в принципе правильный подход? Помогать тем, у кого самые большие долги? Есть ли конкретные прозрачные принципы, как определять, как и кому должно помогать государство?

Андрей КОСТИН: Возвратимся к опыту того же 2009 года. Банк – просто посредник. Деньги, которые банк выдавал тогда, выдавались тем же самым предприятиям реального сектора. Если ликвидность начинает сокращаться, что начинают делать банки? Они начинают сокращать выдачу кредитов реальному сектору. Другого пути у нас нет. Поэтому поддержание ликвидности банковского сектора в кризис – это, давайте скажем честно, была выгодная операция для государства. Не надо забывать, что Центральный банк заработал порядка 150 млрд рублей на этих операциях. Конечно, он понес какие-то потери, но его чистая прибыль составила более 100 млрд рублей. То есть банки в подавляющем большинстве, за исключением Межпромбанка, и может быть еще одного-двух, вернули полученные средства, и вернули их с очень хорошими процентами. Поэтому эта операция не была ущербной для государства. А деньги в конечном итоге, которые пришли в банки, пошли на финансирование и «оборонки», и других отраслей промышленности. Мы в условиях кризиса не сокращали кредитный портфель, как банки в других странах, а даже наращивали. Поэтому в этом плане это вполне транспарентная сфера.

КОРР.: В банковской системе абсолютно транспарентная. Потому что банки сами брали в долг под определенный процент. Но я говорю о компаниях реального сектора, которым тоже помогали. Брали в залог акции компаний, давали капитал, участвовали в некоторых IPO. В этом активно участвовали и банки. Вот здесь на самом деле есть у нас отработанный, прозрачный, справедливый подход, кому и как помогать?

Андрей КОСТИН: Я думаю, что определенные подходы были наработаны. Но, понимаете, альтернатива для государства небольшая. Представьте: крупные российские предприятия были заложены западным инвесторам по достаточно низкой цене. В итоге кризиса акции попали бы в руки этих инвесторов. Конечно, и Бог бы с ними. Просто потерялся бы контроль над управлением этих компаний, стала бы не понятна их дальнейшая судьба. А теперь представьте, что эти предприятия жизненно важны для нашей страны…

КОРР.: А сейчас правительство снова может прибегнуть к таким чрезвычайным шагам?

Андрей КОСТИН: Нет, сейчас они не потребуются. Может быть, в каких-то наиболее уязвимых отраслях меры поддержки будут применяться. В автопроме, например. Эта отрасль всегда первой реагирует на кризисные явления. И в Америке, и в Германии, вы помните, были специальные программы по обмену подержанных машин. У нас они тоже работали. Но мы их не выдумали, автомобили менялись в той же самой схеме, что и в Германии.

Я думаю, что наиболее чувствительные и важные для экономики сферы в случае кризиса должны рассчитывать на поддержку государства. Если станет плохо в какой-то одной отрасли, плохо станет всем.

КОРР.: Возникнет эффект домино?

Андрей КОСТИН: Конечно. Очень многие отрасли промышленности работают, например, на нужды автопрома. В экономике все очень взаимосвязано. Так что я думаю, что в таких вопросах – как оказание государственной помощи какой-либо отрасли – трудно давать какие-то однозначные рецепты…

КОРР.: Вы сами сейчас перечисляете какие-то параметры и принципы такой помощи. Вам не кажется, что, может быть, было бы для бизнеса в целом хорошо понять, кому и как в случае, если наступит кризисная ситуация, будет оказана помощь?

Андрей КОСТИН: Я думаю, бизнес все-таки должен больше ориентироваться на собственные силы, должен соизмерять свою политику, свои инвестиции с реальным положением дел. А создать единые правила действий для кризисных ситуаций очень сложно, потому что условия всегда разные. Поэтому, я думаю, что в кризис экономика переходит, к сожалению, на ручное управление. По-другому, наверное, просто нельзя.

Мы сегодня обсуждали эту тему на форуме «Россия зовет», и все его участники пришли к выводу, что кризиса не будет ни в мире, ни в России. В России будут позитивные темпы роста, неплохие, даже хорошие экономические показатели. Может быть, какие-то меры государственной поддержки будут востребованы в той или иной сфере. Но речь не идет о какой-то целостной программе по спасению всей экономики. До такого не дойдет.

У нас достаточно позитивный взгляд на будущее. Хотя новости с рынков, конечно, плохие. Прежде всего, есть падение стоимости акций, но это надо просто пережить, потому что сегодня рынок -- не объективен, то есть он явно ниже, чем должен быть. Например, Банк ВТБ стоит один капитал, но бизнес, который приносит практически 18-20% дохода на капитал, в нормальной экономике не может стоить столько. Он должен стоить дороже. В мире ужасный кризис доверия и к цифрам, и к предприятиям, и к рынку вообще. Поэтому вот такой эффект мы и наблюдаем. Рынок когда-то слишком быстро рос, а сейчас наоборот, может быть, неоправданно низко падает. Я думаю, что ситуация стабилизируется. Хотя обещать, что рынки будут такие же, какие были, и будут такие же мультипликаторы, как в 2005-2006 годах, я бы не стал.

КОРР.: На тот же уровень мы уже не вернемся?

Андрей КОСТИН: Сложно сказать.

КОРР.: Или вернемся, но нескоро?

Андрей КОСТИН: Вы знаете, мы говорили пока только о себя. Но давайте возьмем в качестве примера крупнейшие европейские и американские банки. У них цена акций упала в 4 раза. Чтобы вырасти снова в 4 раза, требуется значительное количество времени, безусловно. Я думаю, что это будет не простой процесс.

ВЕДУЩИЙ: С Андреем Костиным беседовала Илья Копелевич.

Все публикации раздела



Подписка на новости группы ВТБ
  • Почтовая рассылка
  • Лента RSS
    Подписаться
    Подписаться
Загрузка списка городов.....